Главная \ Различные интересы \ Зазеркалье \ Другие \ ВВП в эпоху ВВП: Росстат мастерски жонглирует цифрами, но дело не только в нем

ВВП в эпоху ВВП: Росстат мастерски жонглирует цифрами, но дело не только в нем

0
16
ВВП в эпоху ВВП: Росстат мастерски жонглирует цифрами, но дело не только в нем
На первые места в создании общественных благ выходят финансисты, торговцы и 2,4 млн чиновников
 
ФС гос статистики
На фото (слева направо): министр экономического развития Российской Федерации Максим Решетников
 и руководитель Росстата Сергей Галкин (Фото: rosstat.gov.ru)
 
    Зеркалом экономики любой страны является статистика национальных счетов, в первую очередь валового внутреннего продукта (ВВП). Структура ВВП дается в трех основных разрезах: по производству, по использованию и по видам доходов. Недавно Росстат разместил на своем сайте свежую статистику по ВВП РФ — за 2023 год. Есть смысл обратиться к ней, оценить структуру российской экономики, а также посмотреть, каковы тенденции изменений в этой структуре.
     Тема очень обширная. Поэтому я сейчас сконцентрируюсь только на анализе структуры ВВП по производству. Эта структура дает представление о вкладе отдельных секторов и отраслей в создание валовой добавленной стоимости, или ВВП Российской Федерации. На сайте Росстата имеется статистика по структуре производства ВВП с 2002 года. Таким образом, мы можем оценить тенденции за более чем два десятилетия.
        Все прекрасно знают, что Советский Союз был индустриальной страной, поскольку промышленность (добывающая и обрабатывающая) вносила основной вклад в создание общественного продукта (тогда для измерения результатов экономической деятельности использовались показателя валового общественного продукта и национального дохода; показателя ВВП не было).
    Вот, например, в 1975 году доля промышленности в создании валового общественного продукта (ВОП) Советского Союза равнялась, по данным ЦСУ (Центральное статистическое управление СССР), 64,7%. Для справки приведу доли других секторов в указанном году (%): сельское хозяйство — 14,2; строительство — 10,6; транспорт и связь — 4,3; торговля, заготовки, материально-техническое снабжение и другие отрасли — 6,2. Кажется, нет сомнений, что страна была индустриальной. Примерно такой же была структура ВОП и в 80-е годы.
         А теперь перенесемся в постсоветское время. Согласно данным Росстата, в 2002 году вклад промышленности в создание ВВП Российской Федерации составил 23,9%, при этом доля добывающей промышленности равнялась 6,7%, а доля обрабатывающей — 17,2%.
         Есть понятие «реальная экономика», или «реальный сектор экономики». В такую реальную экономику помимо промышленности еще включается ряд отраслей. Вот эти отрасли и их доля в создании ВВП в 2002 году (%): сельское и рыбное хозяйство — 6,3; производство и распределение электрической энергии, газа и воды — 3,6; строительство — 5,4.
         Частично в реальную экономику включается транспорт и связь. В 2002 году на этот сектор пришлось 10,2%. Примем условно, что половина этого показателя (т.е. 5,2%) можно отнести к реальной экономике. Просуммировав, получим, что доля реальной экономики в создании ВВП РФ в 2002 году составила 44,4%.
       По советской методологии статистического учета большая часть остальных отраслей и сфер общественной жизни в создании общественного продукта не участвовали, а были потребителями этого продукта. Речь идет о торговле, финансовых учреждениях, здравоохранении, образовании и др. Такой методологический подход соответствовал стратегическим установкам советского государства, которые определяли приоритетной задачей создание и укрепление материально-технической базы общества.
   В постсоветский период такая задача исчезла, что стало приводить к ослаблению и даже разрушению материально-технической базы страны. Не только промышленность, но все другие сектора реальной экономики оказались в загоне. Началась коммерциализация всех сфер деятельности и стало формироваться ложное представление о том, что все, что продается или иным образом создает деньги, является полезной деятельностью, увеличивающей общественное богатство (ВВП).
    На самом деле общественное богатство создается реальным сектором, а остальные сектора и отрасли лишь перераспределяют и/или потребляют это общественное богатство.
    Это жульничество объясняется и обосновывается в учебниках по экономике, написанных на гранты Сороса.
   Это жульничество находит свое отражение в методологии Росстата, который смешивает вместе и производство, и потребление общественного продукта. Таким образом, искусственно раздувая пузырь показателя ВВП.
    Конечно, Росстат не сам придумал такую статистическую «химию». Как только Россию втянули в начале 90-х годов в «цивилизованный мир», ей сразу же навязали и новую методологию статистики национальных счетов. Запад уже давно до этого занимался надуванием статистических «пузырей» и надувательством общественности.
    Новая статистика подкреплялась новой идеологией.
   Мол, «индустриальная экономика» — пережиток прошлого. На смену ей идет постиндустриальное общество. Последнее базируется преимущественно на создании и потреблении самых разных «услуг». Человечество зомбируют термином «постиндустриальное общество» как идеалом «дивного нового мира» с конца 1960-х гг.
 Вбросил в обращение этот термин Збигнев Бжезинский в своей книге «Технотронная эра». Вот и Горбачеви Ельцин очень переживали, что Россия отстает от «цивилизованного» Запада по темпам движения в постиндустриальное общество.      В начале 2005 года «Горбачев-фонд» обнародовал доклад «Перестройка: 20 лет спустя». В начале этого доклада говорится: «Наиболее развитые страны мира уже вступили в постиндустриальную эпоху, а Советский Союз задержался на предыдущей — индустриальной — стадии развития».
 «Демократическая» Россия начала стремительно преодолевать отмеченное «отставание».
  Теперь государство уже не просто выполняет предписанные ему конституцией функции и обязанности, а «оказывает услуги».
 Теперь государственный чиновник не служит, а «оказывает услуги». Военнослужащий не просто защищает отечество, а «оказывает услуги». Врач и медсестра не оказывают помощь больным, они «предоставляют услуги». И т.п.
    В тех странах, где публичные дома легализованы (а таких стран на Западе сегодня большинство), проститутки занимаются общественно полезной деятельностью, они вносят свой посильный вклад в увеличение ВВП. В тех странах, где легализованы наркотики, производители и торговцы зельем также увеличивают ВВП.
  Те отрасли, которые в советской методологии макроэкономической статистки относились к сфере перераспределения общественного продукта, теперь, оказывается, его создают. Это оптовая и розничная торговля, сектор финансовых услуг и др. Они также «оказывают услуги».
    Конечно, в начале нулевых годов Россия еще заметно отставала от «экономически развитых» стран Запада по движению к постиндустриальному обществу.
    У нас в 2002 году на реальный сектор приходилось, как я отметил выше, 44,4% ВВП. А все остальное, что по мнению Бжезинского, следует отнести к постиндустриальному обществу, — 55,6%.
  А вот в США на тот момент времени имели такую структуру ВВП (%): промышленность (обрабатывающая и добывающая) — 20; сельское хозяйство — 2; «постиндустриальные» отрасли — 80.
    Россия в нынешнем столетии стремилась максимально сократить свое отставание от Запада по степени деиндустриализации.
    И в этом добилась немалых успехов.
  Приведу последние данные Росстата, за 2023 год. Вот доли отраслей реальной экономики в создании ВВП (%): добывающая промышленность — 12,4; обрабатывающая промышленность — 13,5; сельское и рыбное хозяйство — 4,0; производство и распределение электрической энергии, газа и воды — 2,2; строительство — 5,0.
         Выше я уже отмечал, что частично в реальную экономику включается транспорт и связь. В 2023 году на этот сектор пришлось 6,9%. Примерно половину этого показателя отнесем к реальной экономике — 3,5%.
     Итого на реальную экономику пришлось 40,6%, в том числе на всю промышленность (добывающую и обрабатывающую) — 25,9%.          На постиндустриальные отрасли пришлось 59,4%. Прогресс в движении к постиндустриальному общества за период 2002—2023 гг. есть. Хотя движение идет очень мелкими шажками.
         Вот, например, в 2022 году доля добывающей промышленности равнялась 13,7%, а доля обрабатывающей — 13,9%. За год снижение показателей составило соответственно 1,3 и 0,4 процентных пунктов.
     Наверное, более быстрой деиндустриализации России помешала специальная военная операция (СВО) на Украине. Хочешь-не хочешь, а увеличивать военное производство приходится.
       Также обращу внимание на то, что в обрабатывающей промышленности на отрасли, связанные с производством машин, оборудования, иной техники и их ремонтом пришлось только 3,3% ВВП.
         Тех, кто мечтает о полностью постиндустриальной России, не могли не порадовать такие сферы деятельности, как, например, оптовая и розничная торговля. За 2022−2023 гг. доля этого сектора увеличилась с 13,0 до 13,4%.
         Т.е. торговля по вкладу в создание ВВП у нас практически сравнялась со всей обрабатывающей промышленностью!
         А вот еще сектора, которые помогли России приблизиться к постиндустриальному состоянию: оказание финансовых услуг (рост с 4,0 до 5,2%); административная деятельность (с 2,2 до 2,3%), деятельность в области информатизации (с 2,9 до 3,2%). Но особый рывок сделал сектор, который называется «Государственное управление и обеспечение военной безопасности».
         Его доля за год выросла с 7,1 до 7,8%.
  Итак, у нас непосредственный вклад в наращивание ВВП делают государственные чиновники и военные.
         Насколько можно судить, оценка их вклада осуществляется зарплатным методом. Сумма их зарплат и составляет приращение ВВП страны.
  В СССР число чиновников оценивалось в 2,3 миллиона. В Российской Федерации, где численность населения примерно в два раза ниже, чем в Советском Союзе, армия чиновников всех уровней в начале нулевых составляла 3,45 млн. человек.
 Несмотря на многочисленные «оптимизации» аппаратов госуправления, по данным Минфина, на начало 2022 года армия чиновников составляла 2,4 млн. человек.
  Не логично. Если чиновники участвуют в создании ВВП, то их армию надо не сокращать, а наращивать. А если и военные вносят свой вклад в создание добавленной стоимости в России, то нам следует наращивать численность вооруженных сил. А также избавляться от предрассудков, что, мол, любая война наносит вред экономике.
   В общем возникает много вопросов и сомнений после знакомства с данными Росстата в части, касающейся создания валового внутреннего продукта России. Закрадывается и такое коварное сомнение: а был ли реальный прирост ВВП по итогам 2023 года? Нам торжественно сообщили в январе, что прошлый год мы закончили с рекордным приростом ВВП в 3,6%.
 Нельзя исключать, что этот «рекорд» был достигнут за счет вклада военнослужащих, а также тех, кто трудится на ниве оптовой и розничной торговли, оказания финансовых услуг, административной деятельности, государственного управления.
  И этот «рекорд» прикрывает продолжающийся тихой сапой процесс деиндустриализации России.
    Нынешнюю статистику ВВП можно сравнить со сломанным компасом, который может окончательно завести Россию в болото.
 
         Автор: Валентин Катасонов
 
         Источник
 
      Пишите,  что Вы думаете по этому поводу? Высказывайте свое мнение и пишите комментарии.
 
dostoinstvo2017.ru
Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
При входе и регистрации вы принимаете пользовательское соглашение
Ваш дом
НАШИ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ВАШЕГО КОМФОРТНОГО ДОМА!
Название
Опрос
Главная страница
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru