Главная \ Различные интересы \ Геополитика и война \ Геополитика и теория \ Геополитика и теория \ 3 : КАК РОССИЯ МЕНЯЕТ СВОИ МЕТОДЫ ДЛЯ БОЛЬШЕГО ВЛИЯНИЯ В ЛИВИИ

МАЯТНИК: КАК РОССИЯ МЕНЯЕТ СВОИ МЕТОДЫ ДЛЯ БОЛЬШЕГО ВЛИЯНИЯ В ЛИВИИ

0
16
3 : КАК РОССИЯ МЕНЯЕТ СВОИ МЕТОДЫ ДЛЯ БОЛЬШЕГО ВЛИЯНИЯ В ЛИВИИ
Реальность Ливии
Политика другими средствами
   С тех пор как поддерживаемые Турцией силы Правительства Национального согласия с помощью нескольких тысяч сирийских наёмников изгнали вооружённую коалицию Хафтара из северо-западной Ливии в июне 2020 года, территориальный разрыв между двумя основными лагерями остаётся неизменным. Линия разлома проходит от города Сирт, расположенного в центре ливийского побережья, до стратегической авиабазы Джуфра в 160 милях южнее. Ещё одна линия, идущая от авиабазы Джуфра до Авбари, в 300 милях к юго-западу, проходит между Фецзаном и северо-западной частью страны. Нежелание поддерживаемых Турцией сил Правительства Национального согласия предпринимать дальнейшие шаги с июня, было достигнуто благодаря продолжающейся работе Вагнера.
   И Москва, и Абу-Даби продолжали посылать летальное оборудование. Вагнер внёс значительный вклад на линии фронта Сирт-Джуфра, установив сотни противопехотных и противотанковых мин, вырыв траншеи и построив оборонительные посты, оснащённые системами ПВО, укомплектованными хорошо подготовленным русским персоналом. Слухи о предполагаемых системах С-300 вблизи нефтяного порта Рас-Лануф даже вызвали опасения по поводу формирования зон «запрет права доступа/территория отказа» в Северной Африке, пока командный центр США в Африке не выступил с мягким опровержением. Эта ситуация иронична, учитывая, что Объединённые Арабские Эмираты направили в январе 2020 года в Ливию систему ПВО MIM-104 Patriot только для того, чтобы поддаться американскому давлению и убрать её из театра военных действий, заявил в интервью европейский военный атташе и другие западные источники.
   Вагнер также активно работал вдоль линии Джуфра-Авбари, расширяя своё минимальное вмешательство в Феццане. В рамках этих усилий, направленных на то, чтобы отговорить поддерживаемые Турцией силы от вторжения на восток или юг, Москва даже ввела 14 истребителей МиГ-29 и бомбардировщиков Су-24, пилотируемых наёмниками. Размещение этих российских военных самолётов, которое вызвало некоторый гнев со стороны Соединённых Штатов, помогло выровнять баланс сил между двумя основными лагерями Ливии. 2 ноября посол США в Ливии Ричард Норланд посетил Москву, чтобы продемонстрировать, как сдержанная настойчивость России в этой североафриканской стране со временем может стать силой, с которой нужно считаться.
   Тот факт, что это бесшумное наступление предпринимается частной военной компанией вместо самого российского государства, затрудняет их устранение или прекращение. За последние 12 месяцев группа Вагнера значительно расширила свою командно-контрольную деятельность на нескольких военных базах по всей Ливии. В августовском интервью 2020 года высокопоставленный инсайдер мирных переговоров ООН по Ливии признал, что «русские» теперь контролируют авиабазу Кардабия, крупный аэропорт двойного назначения, расположенный в 15 километрах от прибрежного города Сирт, и сделал аналогичные замечания насчёт авиабазы Джуфра, ещё одного стратегического объекта, расположенного южнее. «Если будет достигнута договорённость о демилитаризации всего этого района, русские сразу не покинут авиабазу Джуфра. Но, надеюсь, они уйдут позже», - добавил он, выдавая неловкую двусмысленность, часто обнаруживаемую у дипломатов, когда речь заходит о растущем военном присутствии Вагнера в Ливии. Но западные армейские офицеры, как правило, более откровенны. «Нет никаких признаков того, что русские отступают или готовятся уйти из Ливии», - сказала мне в прошлом месяце контр-адмирал. Хайди Берг, директор разведки Африканского командного центра США. «Напротив, кажется, что они стремятся ещё больше закрепиться».
   В дополнение к Джуфре и Кардабии - двум авиабазам, которые теперь почти полностью управляются Вагнером, - третья называется аль-Хадим, недалеко от Бенгази, Россия также осуществляла значительную деятельность в этом году. В начале, в 2016 году, Объединённые Арабские Эмираты отремонтировали авиабазу Аль-Хадим. В течение нескольких лет грузовые самолёты по контракту с Эмиратами часто приземлялись на этом объекте. В течение большей части 2019 года силы Эмиратов использовали как Джуфр, так и аль-Хадим, пока не перевели большую часть своих боевых беспилотников и личного состава на объекты в западном Египте, позволив Вагнеру обосноваться вместо себя на двух ливийских базах. Согласно данным из открытых источников, проанализированным специалистами авиа контроля, в начале весны 2020 года аль-Хадим стал для русских основным пунктом тыловой поддержки. По некоторым оценкам, полёты российских ВВС из Сирии в восточную Ливию в течение нескольких месяцев составляли в среднем примерно одни грузовой самолёт в день. То, как эти ценные базы перешли из рук Эмиратов в руки России, является наглядным примером фактической координации между Москвой и Абу-Даби.
 
Палка о двух концах
   Сдерживание руководства вооружённых групп Национального согласия - не единственная цель аппарата безопасности Вагнера. Российское присутствие выступает также в качестве потенциального средства принуждения против Хафтара или кого-либо ещё, стремящегося возглавить группировки восточной Ливии. Показательной иллюстрацией является неудавшаяся попытка переворота, предпринятая Хафтаром прошлой весной в восточной Ливии, его собственном феоде.
   За несколько недель до описанной выше серии военных столкновений на северо-западе Ливии 76-летний фельдмаршал потерпел политическое поражение в Киренаике. 27 апреля Хафтар выступил по телевидению и заявил о своём намерении сформировать новое правительство под своим руководством и заставить парламент в Тобруке подчиниться Ливийской Национальной армии. Уже на следующий день министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Москва не одобряет высказывания Хафтара о передаче политической власти его армии. Такой публичный упрёк, исходящий из России по внутреннему вопросу, был бы немыслим шесть или 12 месяцев назад. Что ещё более примечательно, так это то, что Москва одержала верх: Каир согласился с предпочтениями Москвы, и обе столицы помешали Хафтару распустить существующее гражданское правительство восточной Ливии. Кроме того, Агила Салех, глава парламента в восточной части страны, не подчинился главнокомандующему армией, как того хотел Хафтар. Вместо этого, глава парламента сохранил активность, в том числе на дипломатическом фронте, несмотря на - или, скорее, благодаря - его небольшое расхождение с шефом Ливийской Национальной армии. Чтобы подчеркнуть это предпочтение, Лавров несколько раз упомянул Салеха как непосредственного собеседника Москвы, с апреля почти не упоминая о фельдмаршале.
   Летом Кремль ещё раз продемонстрировал свою насторожённость по отношению к Хафтару, сделав первый шаг к возможной стабилизации ливийского конфликта без участия военного командира. Накануне предложений от Салеха и премьер-министра Правительства Национального согласия аль-Серраджа от 21 августа о временном прекращении огня, Россия провела дипломатические переговоры, как с Турцией, так и с Египтом, но полностью исключила Ливийскую Национальную армию. По этой причине последний первоначально отклонил заявления от 21 августа. По меньшей мере, пять раз силы Хафтара, дислоцированные на линии фронта близ Сирта, обстреливали системами залпового огня «Град» передовые позиции Правительства Национального согласия вблизи Абу-Грейна, города к югу от известного антихафтарского города Мисурата. Российские наёмники в Сирте держались в стороне от попыток Хафтара нарушить режим прекращения огня, который в итоге был соблюдён.
   Инциденты августа 2020 года служат напоминанием того, что Главное командование Ливийской Национальной армии не имеет никакого контроля над российскими войсками. В течение года «Вагнер» значительно усилил своё влияние на местности, в том числе внутри или вблизи важных нефтяных предприятий. В то время как численность российских войск росла, миссия Эмиратов в Ливии была щедрой к двум подразделениям Ливийской Национальной армии — суданской 128-ой тяжёлой бригаде и батальону «Тарик бен Зияд», в котором доминировали салафиты, - с помощью первоклассной боевой техникой, направленной благодаря Главному командованию. По данным источника ООН: Абу-Даби напрямую общается с некоторыми высокопоставленными суданскими наёмниками в лагере Хафтара и оказывает им материально-техническую поддержку для поддержки ливийского фельдмаршала. Но ничто из этого не ущемляет самостоятельность российских войск.
   Дипломатическое давление США в конце лета стало основным фактором, подтолкнувшим Хафтара к снятию, поддерживаемой Эмиратами, нефтяной блокады на $10 миллиардов, которую он ввёл в начале 2020 года. Но присутствие Вагнера на ливийских нефтяных объектах, таких как Рас-Лануф и Эс-Сидер, также сыграло свою роль в прекращении блокады. В середине сентября, когда Россия пригласила сына и наследника Хафтара Халеда вместе с вице-премьером Правительства Национального согласия Ахмедом Маэтиком собраться с целью возобновления экспорта нефти, фельдмаршал остро нуждался в видимости. Согласившись на возобновление экспорта нефти, он воспользовался возможностью вновь представляться могущественным - хотя и отказался от важнейших рычагов влияния, зная, что восстановление блокады может оказаться более трудным, чем в начале 2020 года.
   После более чем двухмесячных переговоров Форум политического диалога при поддержке ООН так и не смог создать совершенно новое Правительство Национального единства, но он показал, что у Салеха всё ещё есть небольшой шанс быть поставленным у руля Президентского совета страны, в то время как формальная роль Халифы Хафтара действительно не рассматривалась. Это не значит, что Москва привязана к Салеху. Скорее, она использовала его и другие фигуры, чтобы медленно затмить Хафтара, не нанося прямого вреда фельдмаршалу. Ещё одним эффектом влияния России стало присутствие сторонников Каддафи среди делегатов, выбранных Организацией Объединённых Наций, что является заметным отличием по сравнению с форматом переговоров при поддержке ООН в 2015 году в Схирате, Марокко. Краеугольным камнем в размышлениях России о Ливии является её твёрдое намерение вернуть политиков, технократов и силовиков, известных своей лояльностью покойному Муаммару Каддафи, - ещё один пункт соглашения между Каиром и Москвой. Среди других многочисленных манёвров, Москва пригласила в апреле 2019 года делегацию лояльных Каддафи во главе с каирским деятелем Халедом аль-Ховейльди и, как сообщается, даже установила опосредованный контакт с сыном Муаммара Каддафи Саифом аль-Исламом. Обращение к сетям лояльных Каддафи - это средство уравновесить высоко персонализированный бренд правления семьи Хафтар в восточной Ливии, не усиливая протурецкие фракции на западе.
 
Вывод
   Российское государство, несмотря на наличие возможностей для этого, так и не приняло стратегического решения вступить в затяжную войну и обеспечить победу Хафтара в западной Ливии. Вместо этого Москва спокойно работает над тем, чтобы сделать фельдмаршала всё менее и менее незаменимым для своей повестки дня в восточной Ливии - но постепенно, без каких-либо конфликтов с ним. Кремль хочет, чтобы Киренаикой управлял менее непредсказуемый, менее неадекватный класс ливийских элит. Он будет использовать это, для того чтобы обеспечить более долгосрочный доступ к ключевым объектам там, возможно к таким как, военно-морская база, дополнительные концессии на углеводороды и возможность для ведения дел с Триполи.
   Кремль медленно и незаметно приближается к этой цели, используя слабые стороны политики Объединённых Арабских Эмиратов в отношении Ливии. Несмотря на московские прагматичные отношений с визави, Турция, Абу-Даби и их доверенные лица не имеют иного выбора, кроме как продолжать работать с Вагнером. Выполняя военную роль в восточной и юго-западной Ливии, Вагнер приобретает там существенное значение. Затем Кремль конвертирует это в абсолютную власть на тех ливийских территориях, которые в настоящее время находятся вне сферы влияния Турции.
   Что касается поддерживаемых Турцией властей, то Москве удалось сохранить канал связи с ними, несмотря на то, что Вагнер продолжает представлять собой опасную угрозу. «Если нам придётся дать русским немного поработать, чтобы избавиться от них, это можно предусмотреть», - сказал в июне 2020 года член Правительства Национального согласия в интервью. Это признание является эвфемизмом, учитывая отчётливую перспективу того, что Триполи, возможно, придётся заключить крупные контракты с российскими компаниями в течение ближайшего года или двух.
   С момента своего восхождения в 2013 году в качестве главного источника контрреволюционных помех на Ближнем Востоке и в Африке Абу-Даби прославился своей целеустремлённостью. Москва рассматривает эту черту как данность, а не как проявление, с которым она должна бороться, умиротворять или исправлять. Как и в случае со многими другими неблагополучными движущими силами, характерными для региона, упрямый абсолютизм Объединённых Арабских Эмиратов предлагает вознаграждение для акторов, достаточно ловких, чтобы обойти его или даже использовать его тактически.
   В самом деле, две антилиберальные силы расходятся во мнениях по фундаментальным вопросам, в особенности выделяется один, следует ли допустить турецкое влияние в Ливии. Но при нынешнем положении дел лагерь, поддерживаемый Эмиратами, слишком слаб, чтобы без российской военной помощи хотя бы помешать турецкой экспансии. По этой причине у Объединённых Арабских Эмиратов нет иного выбора, кроме как работать и координировать свои действия с Вагнером. На самом деле Абу-Даби, вероятно, финансировал часть операций Вагнера, как отметил в недавнем отчёте командный центр США в Африке. Незаменимость Вагнера, в свою очередь, укрепляет Кремль, чьи собственные цели не преследуют полного искоренения турецкого влияния в Триполи. Однако на меньшее Абу-Даби не может согласиться.
   Осознавая несоответствие между потребностями Маленькой Спарты и уязвимостями в Ливии, Россия осуществляет новый метод действий, сочетая умелое маневрирование мягкой силой с применением силы благодаря неподтверждённому полугосударственному субъекту. Эта малозатратная стратегия позволила Москве стать влиятельным силовым посредником в стране, где она потеряла всякое влияние в 2011 году после интервенции под руководством США. Во всяком случае, война не закончилась - и российский маятник в Ливии не перестал раскачиваться. Время на его стороне.
 
Джалел Харчауи - старший научный сотрудник, специализирующийся на Ливии, в Швейцарском институте Глобальной инициативы против транснациональной организованной преступности. Ранее он был научным сотрудником Гаагского института Clingendael, которому он благодарен за возможность поработать над частями этого эссе.
 
   Изображение: Синьхуа (Фото Амру Салахуддина)
1   2   3
Источник: https://warontherocks.com/
 
Публикации, размещаемые на сайте, отражают личную точку зрения авторов.
dostoinstvo2017.ru
Ваш дом
НАШИ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ВАШЕГО КОМФОРТНОГО ДОМА!
Название
Опрос
Главная страница
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru