Дело идет к Третьей мировой войне

0
120
Дело идет к Третьей мировой войне
Москва и Пекин пытаются удержать события только в экономических рамках. Но получится ли это – пока вопрос остается открытым.
    МОСКВА, 25 марта 2021, Институт РУССТРАТ. О необходимости отделения России от Западного мира говорилось давно и много. В этом смысле выступление главы МИД РФ Сергея Лаврова о необходимости скорейшего выхода России из созданных Западом экономических механизмов, ничем особенным не выделяется. За исключением одной детали. Министр иностранных дел России прямо отметил, что речь идет не про «может быть или когда-нибудь», а про конкретно «прямо сейчас». Это становится главной отправной точкой происходящего.
    Вопрос не в окончательной разрушенности политических отношений между Россией и Западом, и даже не в том, что случившееся является результатом действий американского и европейского истеблишментов. Дело в том, что в основе всей мировой экономики в подавляющем большинстве лежат традиционные западные механизмы.
    Это не только доллар, в котором номинировано свыше 60% из 360,6 трлн долларов всего совокупного мирового богатства, как следует из отчета Global Wealth Report 2019 швейцарского банка Credit Suisse. Это еще 92% от 6 млрд долл суточного объема торговли нефтью и более 72% от суммы оборота мировой торговли всеми существующими видами сырья на планете.
    Просто потому, что так сложилось в результате Бреттон-Вудского соглашения, сделавшего именно американский доллар главной фундаментальной валютой всех стран мира. Соответственно и вся финансовая система мира формировалась исходя из безусловности американского бюрократического доминирования.
    По данным SWIFT, 45,58% всех международных расчетов в 2020 году в конечном итоге производились через доллар США. Еще 36,75% происходили через евро. Собственно, нынешняя атака Америки на Европу началась именно ради абсорбирования доли евро в мир доллара.
    В общем, если смотреть на статистику поверхностно, американская экономическая мощь выглядит несокрушимой, что и дает заокеанским политикам ощущение безоговорочности их абсолютного доминирования, позволяющего наказывать неугодных простым «отключением от доступа к раю». Но реальное положение дел выглядит несколько иначе.
    Например, из упомянутых выше 6 млрд долларов суточного оборота мировой нефтеторговли, реальная доля США (внутреннее потребление плюс американский нефтяной экспорт) составляет всего 1,33 млрд долларов, а, скажем, Китай добывает и потребляет нефти на 0,921 млрд долларов в сутки. Таким образом, если отменить правило обязательной торговли нефтью исключительно за американский доллар, его востребованность в отрасли одномоментно упадет на 78%.
    По оценкам Trading Economics, которые в свою очередь опираются на сведения Федеральной резервной системы США, в ноябре 2020 года показатель обычной долларовой наличности, то есть агрегатор M0, составлял более 5 трлн долларов. Из которых 3,1 трлн находятся за пределами Америки. Например, наличные долларовые запасы российских граждан Банком России оцениваются в 40 млрд.
    Если к составляющей МО добавить средства на текущих банковских счетах, т.е. находящиеся в оперативном обороте в мире безналичные деньг, а также краткосрочные депозиты и остатки на счетах взаимных фондов, получается агрегатор М2, объем которого достигает 19 трлн долларов.
    Чтобы стало понятнее, приведенные цифры следует выстроить в последовательной взаимосвязи. «Бумажек с президентами» Федеральная резервная система США выпустила на 5 трлн, с учетом находящихся в постоянном обороте безналичных долларов, американских денег в мировой системе всего 19 трлн, но они обеспечивают Соединенным Штатам возможность контролировать четыре пятых всех международных торговых расчетов буквально за все, и номинировать в этих ничем не обеспеченных фантиках 216 трлн всего богатства мира.
  Так появляется власть. На днях ведущий немецкий экономист и политолог Александр Рар констатировал печальный факт: Европейский Союз утратил способность вести самостоятельную внешнюю политику.  Казалось бы – почему?
   Да, американский потребительский рынок является важным для ЕС и единственным, где внешняя торговля имеет для Европы положительной сальдо. Но американское направление составляет лишь 8,64% экспорта Германии (ведущего экспортера ЕС), тогда как в Китай уходят 7,97% немецких товаров и услуг, во Францию – 7,5%, в Нидерланды – 6,4%. Почему Германия (шире – весь Евросоюз в целом) не может настоять на невмешательстве Вашингтона во внутригерманские и внутриевропейские дела?
 Все просто. Потому что от 60 до 85% коротких кредитов для обеспечения повседневной операционной деятельности европейский бизнес, особенно крупный и сверхкрупный, получают (барабанная дробь!) из США.
   В августе 2018 года Минфин США наглядно, чуть ли не на пальцах, объяснил совету директоров французской компании Total, что если она немедленно не бросит все проекты в Иране и не уйдет из страны, то… больше 40% ее совета директоров занимают представители американских инвестиционных фондов, а 82% операционного капитала Total занимает на кредитном рынке США. Что для Total важнее, сохранить корпоративный бизнес или пойти на принцип ради 700 млн уже вложенных в иранские проекты денег, суливших около 5 млрд долларов выручки в ближайшие пять лет?
    Французы намек поняли правильно. И не только они. Свернула свою деятельность в Иране и компания BASF, собиравшаяся вложить около 2,2 млрд долларов, а получить 6 млрд. Ушли из Ирана и многие другие. Аналогичным образом Соединенные Штаты сейчас «ставят Европу в удобную позу» по отношению к российскому газовому проекту «Северный поток – 2».
    И вот эта власть заявлением Сергея Лаврова оказалась поставлена под угрозу. Пока американские элиты внутри себя дрались за доступ к верховной власти, Россия и Китай постепенно формировали собственные альтернативные механизмы экономического взаимодействия. Как между собой, так и с прочими для себя важными торговыми направлениями.
    Например, Россия в 2014 году презентовала свою Систему передачи финансовых сообщений. Тогда за рубежом это было встречено гомерическим хохотом со стороны американских финансовых элит. Что может сделать страна, едва вытягивающая 4% совокупного мирового ВВП против по-настоящему «серьезных пацанов»?
    Однако к февралю 2021 года выяснилось, что российская СПФС уже охватывает 23 страны, включая Германию, Швейцарию, Казахстан и Белоруссию, и в ней работают более 11 тыс. крупных финансовых организаций планеты. То есть в принципе Россия без SWIFT может обойтись уже сейчас. Это не будет просто, но технически задача уже решабельна.
    Очень похожим образом дела обстоят у Китая. Его суверенный аналог SWIFT - Chinese International Payment System (CIPS) – запустился в октябре 2015 года, торжественным переводом платежа в юанях из Китая в Люксембург на счет компании IKEA. Сегодня китайская система успешно функционирует в 31 стране. Ею пользуются китайские филиалы CITIBANK, Standard Chartered Bank, JPMorgan Chase Bank, Bank of Tokyo-Mitsubishi UFJ или Deutsche Bank.
    Когда Сергей Лавров сказал, что Америка сегодня «не производит ничего, кроме демократии», он указал на простой и самоочевидный факт. Американское доминирование сегодня все больше оказывается основанным лишь ну сформировавшейся привычке народов мира подчиняться США просто потому, что Америка считается традиционным лидером планеты. И с этой привычкой пришло время заканчивать.
    Не из вредности или упрямства. Просто по мере экономической деградации, до критичной черты дошла и деградация элементарной адекватности поведения американской правящей элиты. Они там забыли, что лидерство Соединенных Штатов завоевывалось не столько штыками морской пехоты или ударами палубной авиации американского флота, сколько получением партнерами ощутимой и осязаемой выгоды от сотрудничества именно с США и игры конкретно по американским правилам. Финансовым или демократическим – не столь важно. Главное – американским.
    Сейчас следование им для партнеров несет прямые и очевидные убытки. Вашингтон не просто не замечает чьих бы то ни было национальных интересов на планете, он демонстрирует безоговорочную уверенность в абсолютности собственного права полностью игнорировать любые интересы, кроме собственных. Без разницы, по отношению к кому, союзникам или противникам. Равно как их больше не интересует степень весомости обоснования собственной позиции. Чтобы демонизировать противника они не считают зазорным использовать даже прямой обман.
    Это конечно не впервой – никаких признаков наличия, или хотя бы попыток создания, оружия массового поражения американцы в Ираке не нашли и по сей день. Но тогда Вашингтон хотя бы пытался делать вид, что реальные доказательства его обвинений действительно существуют, а сегодня он их прямо выдумывает и не стесняется признавать их фейковость.
    Белый дом до сих пор говорит о российском вмешательстве в президентские выборы 2020 года как о достоверном факте, хотя его собственное официальное расследование это прямо опровергло, и даже нашло тех, кто эту глупость озвучил впервые.
    В общем, дело складывается так, что для России и Китая становится токсичным даже простое продолжение оставаться внутри западных финансово-экономических механизмов ввиду резко усиливающейся угрозы их использования американцами с целью нанесения «противнику» максимально возможного финансово-экономического ущерба.
    Значит. самым разумным ближайшим шагом является максимально быстрый из них выход. На это сегодня уже указывает все. Политические отношения с США полностью разрушены, и к аналогичному состоянию с реактивной скоростью дело идет в европейской политике.
    Точнее, уже пришло, так как более чем прозрачное выступление Лаврова по поводу приближающегося разрыва политических отношений России с ЕС в Брюсселе не просто проигнорировали, его основания там просто не поняли. Совсем. Мол, они там исповедуют пять базовых принципов, которые Россия нарушила, значит, результат не проблема ЕС.
    Раньше, где-то до 2006–2010 годов, еще можно было заниматься самообманом, утешая себя надеждой, что экономика находится как бы вне политики. Но происходящее на протяжении последних двух лет ошибочность таких представлений показало со всей убедительностью.
    Отсюда напрашивается простой вывод. У России и Китая больше не осталось других вариантов, кроме активного и полного выхода из западных экономических механизмов, от ВТО до SWIFT. В то время как у США не осталось другого выбора, как принудить нас остаться в них силой, включая военную. В противном случае экономический и политический коллапс ожидают сами Соединенные Штаты.
    Такой расклад, везде и всегда, заканчивался только войной. Учитывая масштаб противостоящих систем, мировой. Неопределенным сейчас остается лишь ее форма. Москва и Пекин пытаются удержать события только в экономических рамках. Но получится ли это – пока вопрос остается открытым.
 
Автор: Админ
 
 
dostoinstvo2017.ru
Ваш дом
НАШИ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ВАШЕГО КОМФОРТНОГО ДОМА!
Название
Опрос
Главная страница
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru