Главная \ Различные интересы \ Геополитика и война \ Геополитика и теория \ Исламский фундаментализм как эксцесс исполнителя

Исламский фундаментализм как эксцесс исполнителя

0
25
Исламский фундаментализм как эксцесс исполнителя
Исламский фундаментализм
США не справились с теми идеологическими монстрами, которых сами и вскормили
   США ломали Советский Союз с помощью всего спектра традиционалистских идей. В Европе и США использовалась русская православная церковь за границей (РПЦЗ), именно её представители были в числе главных приглашённых на всевозможные радиоэфиры западных радиоголосов. Это потом, когда с помощью православия победили коммунизм, православие сделалось врагом Запада. А тогда у либерала не было лучшего друга, чем русский бородатый интеллектуал в рясе и с крестом на шее.
   Русская эмиграция была очень грамотно использована Западом. Из неё был создан мощный корпус сопротивления. Консолидировать этот разношёрстный табор оказалось делом трудным, да и советская разведка приложила к развалу эмиграции много сил. Но Запад серьёзно вкладывал деньги в поддержание всяческих очагов беглой русской духовности, где была создана целая сеть образовательных учреждений, вокруг которой собирались беглые философы, писатели и священники.
   Не надо и говорить, что эта среда, кишащая взаимной ненавистью, ревностью и подозрительностью, была нашпигована информаторами и агентами западных спецслужб. Но, так или иначе, эти люди под традиционалистским флагом противостояли советскому модерну.
   На самом деле это был корпус подрывников советской государственности с позиций консерватизма и традиционализма. Едва лишь Россия стала либеральной, а православие из деструкции превратилось в скрепу, оно немедленно стало для Запада неприемлемым, и на его разгром выпустили целую армию неоязычников, чей идейный багаж заботливо готовился в ту пору, пока русские батюшки и писатели сидели у радиомикрофонов и писали свои книги и листовки.
   Утилизация православного традиционализма для Запада не составляет никакого труда, так как среда, в которую он попал после разгрома коммунизма, оказалась либеральная и к христианству враждебная. Пытаясь выжить, РПЦ начала мимикрию в направлении обуржуазивания епископата и его подстройки к либеральному курсу светской элиты. Попав в зависимость от власти и крупного капитала, русское православие политически застыло и перестало представлять какую-либо опасность для глобального Западного проекта.
   Абсолютно таким же путём Запад пошёл и в попытке использовать против СССР мир ислама. Ведь Большая Россия, ставшая СССР, была в значительной части страной и мусульманской. Кавказ, татарское Поволжье, Кубань, Крым, Средняя Азия – исламский фактор в СССР был дремлющим детонатором, который следовало разбудить и направить против государственной власти.
   Ввод советских войск в Афганистан, как известно, стал блестяще спланированной ловушкой, поставленной США для Советского Союза. Политизация афганского ислама повлекла политизацию мусульман Средней Азии, ведь «за речкой» жили представители того же народа, что и в советских азиатских республиках. Политический ислам сумел проникнуть во все советские мусульманские анклавы, и когда рухнул СССР, он стал главной основой формирования идентичности местных «освободившихся» народов, исповедавших традиционный ислам.
   Технология формирования корпуса борцов с Россией на базе традиционных религий была универсальной по принципу и различалась деталями. Если политическое православие боролось с коммунизмом, то политический ислам вдобавок боролся ещё и с русским этносом, государствообразующим в СССР. В ситуации полного контроля за идеологией в стране начать борьбу с режимом на основе либерализма было невозможно, но идеально подходила националистическая карта, а в её основе лежала политизированная религия.
   Это позволило США и Британии сформировать из афганских мусульман военные отряды и включить их в вооружённую борьбу с СССР. Военные структуры политического ислама были крайне идеологизированы, и поэтому, когда либерализм в России победил, их врагом остались светские режимы в Средней Азии и Российской федерации.
   По мере обретения своей идентичности воспитанники США всё больше преследовали свои собственные цели и всё чаще выходили из-под контроля. Их врагом постепенно становился создавший их Запад, который они намеревались использовать и потом уничтожить или поставить на колени. Начались теракты, как в России, так и на Западе.
   Политический ислам был полностью под контролем США и Британии, но так как мир стал однополярным, то у США возникла необходимость обосновать переход к неконсенсусным формам правления. Был нужен казус-белли как прецедент, ответ на который легитимировал изменение сложившегося механизма продвижения власти США.
   Теракт 11 сентября 2001 года (независимо от того, кем он был на самом деле организован) позволил получить «лицензию на убийство», и США начали менять принципы властвования, выводя на первое место прямое военное присутствие, сворачивание демократии и силовые акции во всём мире.
   Структуры политического ислама, созданные США, в процессе естественной эволюции дозрели до осознания своих глобальных возможностей. Монархии Персидского залива увидели свой шанс и стали главными спонсорами радикального политического ислама. Партизанский террор стал главным оружием исламских радикалов, а противоречия между Востоком и Западом позволили им занять важную нишу и стать силой, контактов с которой ищут все участники «Большой Игры».
   Эксцесс исполнителя, когда выращенная прокси-сила выходит из повиновения и начинает свой проект, включаясь в войну с теми, кто их создал или помогал их становлению, вещь обычная. Только в ХХ веке такими силами стали большевики в Российской Империи и немецкие национал-социалисты в Германии. В конце ХХ века такой силой стало движение Талибан (организация запрещена в России) в Афганистане, а в начале века XXI – ИГИЛ (организация запрещена в России) в Ираке.
   Во всех случаях за созданием этих прокси-сил стояли Британия и США, и во всех случаях созданные ими структуры оторвались от создателей и пустились в свободное плавание, начав реализовывать свои проекты и стремясь заставить создателей разделить с ними глобальную власть. И во всех случаях отношения бывших агентов и их хозяев характеризовались сложным сочетанием взаимной нужды и вражды.
   Так, Ленин и Сталин, обманув страны Антанты и США в их надеждах на расчленение России после прихода к власти, смогли сыграть на американо-британском соперничестве и получили от этого экономическую выгоду. Британия закрыла для США мировые рынки, и тогда Советская Россия получила мощную американскую поддержку в планах ГОЭЛРО и индустриализации.
   Так Гитлер в 1940 году, планировал высадку десанта в Англии путём форсирования Ла Манша («характер операции – форсирование большой реки» – писал начальник Генштаба сухопутных войск Ф. Гальдер в своём дневнике). Но Гитлер не хотел разгрома Англии. Он хотел лишь её принуждения к переговорам, и для этого пытался вместо упрямого Черчилля выйти на короля Георга.
   Сейчас многие историки считают Гитлера англофилом. Но Гитлер понимал, что разгром Англии означает, что вся её колониальная система упадёт в руки США, где ко второму переизбранию шёл Рузвельт, а это означало союз США и Британии против Германии. На Востоке Гитлера подпирал усилившийся СССР, уже занявший плацдармы в Польше. Всё это делало план разгрома Англии опрометчивым решением, и Гитлер на это не пошёл.
   В Афганистане талибы*, Аль-Каида* и прочие структуры моджахедов, хоть находились в весьма сложных взаимоотношениях между собой, использовали США для формирования своих структур. Пакистан этому очень помогал, так как СССР был другом Индии, и потому просоветский афганский режим объективно представлял для Пакистана угрозу.
   По этой причине (конфликт с Индией) и Китай включился в борьбу с СССР в Афганистане. Именно тогда закладывались связи Китая и Пакистана, и без китайской помощи нанести поражение СССР в Афганистане было бы невозможно. Таким образом, от талибов* и Аль-Каиды* до Пакистана и Китая был сформирован фронт американских прокси-сил. Общий враг в лице СССР способствовал тому, что все они получали от США то, что хотели – политическую, военную и экономическую поддержку.
   Исчезновение с политической карты СССР привело к новой стадии отношений в стане победителей. США считали, что они имеют право на монопольную Победу. Вчерашние прокси осознали, что теперь разногласия вышли на первый план, и наступила новая реальность. Вчерашние союзники стали непримиримыми врагами: речь шла о дележе советского геополитического наследства, где каждый претендовал на свою долю, превышавшую готовность других к уступкам.
   Неоконы США объявили фундаментальный ислам и Китай своими врагами. Слабость России долгое время не требовала учёта её возможностей в глобальных раскладах. Россия после распада СССР погрузилась в состояние затяжного нездоровья и вышла из него к 2010 году, когда все участники были целиком погружены в попытки передела сфер влияния. США тогда пытались проводить по всему миру цветные революции, а Китай – не допустить их у себя и на территории своих интересов.
   После 2014 года стало ясно, что Россия неожиданно вернулась на политический ринг и не намерена его покидать. Начался процесс формирования двух зон влияния – США и Китая. Россия балансирует на границе этой зоны, а Афганистан стал геополитическим призом и «ничейной землёй». Новая граница между зонами влияния пройдёт именно через Афганистан, и борьба идёт не только за её конкретные контуры, но и за то, по какую сторону окажется Россия, обладатель золотой акции, без которой США и Китай не смогут завершить передел мира.
   Сейчас США сделают всё, чтобы, уйдя из Афганистана, максимально сократить прямые издержки от бесполезного уже присутствия там и направить талибов* на Россию и Китай. Но предложить талибам* США могут намного меньше, чем Китай. Проект «Пояс и путь» пойдёт через Афганистан на Пакистан, что гарантирует лояльность Пакистана Китаю. И так как без России этот проект невозможен, шансы у США уговорить талибов* весьма призрачны.
   Талибы* внезапно осознали себя девушкой на выданье, за благосклонностью которой охотятся несколько женихов. При этом они достаточно опытны и трезвы, чтобы не попасть под новое очарование США. Как долго они будут заняты государственным строительством своего пуштунского исламского эмирата, как будут его сопрягать с Пакистаном, сейчас не скажет никто. Объективно сейчас начинать авантюры на севере на границе со Средней Азией им не выгодно. Как будет на самом деле, покажет время.
   Режимы, пришедшие через эксцесс исполнителя в статусе прокси-силы, отличаются упорством и амбициями. Пока не ясно, станут ли талибы* как Сталин фокусироваться на строительстве эмирата в отдельно взятой стране, или как Гитлер станут искать жизненного пространства на Севере. Но на определённом этапе они приходят к идее внешней экспансии.
   Инфильтрация идей Талибана в республики Средней Азии идёт, и она неизбежна. Как неизбежна и ответная реакция России и Китая. В итоге мы получим коренные изменения расклада сил в регионе.
   Началась долгосрочная трансформация Центральной Азии, которая затянется на годы, если не на десятилетия, и её итогом станет формирование новой системы союзов. Эти союзы будут вести к реставрации обновлённых границ старых империй. Старт этому процессу начался с исходом американских войск из Кабула.
 
*Талибан, талибы, Аль-Каида, ИГИЛ – организации, запрещённые в России   
 
Источник: https://russtrat.ru/
 
Публикации, размещаемые на сайте, отражают личную точку зрения авторов.
dostoinstvo2017.ru
Ваш дом
НАШИ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ВАШЕГО КОМФОРТНОГО ДОМА!
Название
Опрос
Главная страница
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru