Главная \ Различные интересы \ Геополитика и война \ Геополитика и теория \ Кто должен больше бояться ядерной войны: мы или США?

Кто должен больше бояться ядерной войны: мы или США?

0
37
Кто должен больше бояться ядерной войны: мы или США?
Белый лебедь на патрулировании
   Глава Стратегического командования ВС США адмирал Чарльз Ричард в статье для ежемесячного издания Военно-морского института допустил ядерную войну между США и Россией или Китаем. По его словам, со времён распада СССР Пентагону не приходилось рассматривать возможность прямого военного столкновения с ядерной державой, однако ситуация изменилась. Поэтому американские власти должны разработать новую концепцию сдерживания и стратегию ведения ядерного вооружённого конфликта.
   Примечательно в этом заявлении именно то, что американский военный, причём весьма высокопоставленный, впервые допускает возможность ядерной войны с другой ядерной державой, чьи силы сопоставимы с силами самих США, то есть войну, в которой противники, скорее всего, придут к гарантированному взаимоуничтожению.
   Это, пожалуй, впервые за 30 лет после окончания холодной войны. Тут стоить вспомнить, что после краха СССР и Организации Варшавского Договора Запад как-то сразу вздохнул с облегчением. А ещё больше – после того, как под его нажимом Казахстан согласился уничтожить свой ядерный арсенал, а Белоруссия и Украина – передать свои Москве. Учитывая, что экзистенциальная причина противостояния с реставрацией в России капитализма исчезла, а конкурировать с США в рамках нового однополярного мира Россия никак не могла, будучи в 90-е фактически колониально зависимой, угроза ядерной войны, казалось бы, была полностью снята. Ведь другие страны, обладающие ЯО, по определению опасности не представляли. Китай и Индия тогда всерьёз Западом не воспринимались, а Великобритания и Франция – союзники США.
   Ситуация несколько изменилась с появлением ядерного оружия у Пакистана в 1998 году. Опасность попадания ЯО в руки террористов, по мнению Пентагона, многократно возросла после терактов 11 сентября 2011. Этим они объяснили беспрецедентный для нового, казалось бы, безопасного мира шаг – выход из договора по ПРО, действовавшего аж с 1972 года.
   Этот документ, напомню, предусматривал существенное сокращение систем ПРО, поскольку их развитие давало ложную иллюзию неуязвимости и создавало искушение нанести удар по противнику, в то время как у противника возникал бы соблазн нанести превентивный удар. Учитывая, что договор был подписан между СССР и США задолго до расширения «ядерного клуба», теоретически было бы неплохо подключить к нему новые ядерные державы. Однако американцы даже не пытались этого сделать, а односторонний выход воспринимался однозначно как направленный против России.
   И хотя делить нам как бы было нечего, и США тогда ещё не воспринимались в качестве врага, вопросов оставалось много. Ещё больше их стало после обнародования планов разместить в Румынии и Польше американские противоракеты. Если не против нас, как уверяли американцы, то против кого? Против Пакистана? Или Северной Кореи? Смешно же.
   Таким образом, нарушался ядерный паритет, что было первым шагом к неизбежной конфронтации в будущем.
   Она, в общем, уже тогда развёртывалась по всем направлениям. США значительно расширили НАТО на восток, причём включив в него бывшие советские республики, осуществили перевороты в Грузии и на Украине, заявив о намерении включить и их в альянс. Апофеозом стала провокация Саакашвили, который решил проверить Россию на вшивость с одобрения США, посмотреть, будем ли мы реагировать на убийство наших миротворцев или, как в «старые добрые 90-е», все проглотим.
   Не проглотили! Россия тогда впервые в новейшей истории показала характер реальным действием. И можно было не сомневаться, что американцы продолжат усиливать давление. События на Украине 2013-2014 гг. были предопределены задолго до их наступления.
   Тем не менее, американцы угрозу ядерной войны с Россией всерьёз не рассматривали. Взглянем на ядерные доктрины того времени – концепции, определяющие возможность применения ЯО, которые меняются при каждом новом президенте.
   В доктрине Буша-младшего от 2002 года говорилось о том, что в новой реальности, впервые после окончания холодной войны США имеют множество потенциальных противников, источников конфликтов и беспрецедентных вызовов для страны. Концепция предполагала возвращение к политике сдерживания, адаптированной к новым условиям, в которых приходилось противостоять не одному государству, а целому ряду угроз.
   Впрочем, угрозы эти были в разы менее значительными, чем те, которые США в своё время ожидали от СССР, так что документ был более нацелен на возможности стратегического ядерного сдерживания обычными средствами. «Неядерные ударные силы», согласно этой концепции, должны были снизить зависимость от ядерных в рамках общей стратегии.
   В доктрине Обамы от 2010 года приоритетом было названо недопущение попадания ЯО в руки террористов, при этом порог применения его повышался, в частности США отказывались применять его против неядерных стран (за исключением Ирана и КНДР, которые по умолчанию считались «скорее всего, обладающими ЯО»).
   Таким образом, в обеих доктринах последовательно шла речь о снижении роли ядерного оружия в обороне. Что же предлагалось вместо него?
   Ещё в 1996-м появилась концепция т. н. молниеносного или быстрого глобального удара – нанесение удара конвенциальным вооружением по любой точке планеты в течение 1 часа по аналогии с первым ядерным ударом при помощи МБР в ядерной стратегии. Иными словами, при помощи тех же ракет, но без ядерных зарядов. В самом деле, а зачем они, если никто не собирается развязывать ядерную войну?
   Особое развитие проект получил в нулевые годы, однако тогдашним президентом Бушем-младшим он был, отвергнут. Во-первых, это было очень дорого и требовало 10-20 лет на реализацию, тем более что американцы хотели использовать технологии гиперзвука, разработка которых тогда была лишь в зачаточном состоянии. По сути, программа напоминала проект рейгановских «звёздных войн», проще говоря, «мультики», как они сами любят говорить про наше вооружение.
   Но была и вторая причина. Уже тогда военные эксперты говорили, что эта концепция, казалось бы, направленная на предотвращение ядерной войны, могла иметь обратный эффект и стать триггером к её началу. Опасность заключалась в том, что потенциальный противник, не разобравшись, чем его обстреливают, мог принять атаку с помощью обычных вооружений за ядерную и в ответ запустить реальные ядерные ракеты. Да не то чтобы мог, а так бы и было, ведь решение принимает компьютер, а отличить ядерную ракету от неядерной в полете не может и он. Да и не стал бы, просто выполнил бы программу: в нас стреляют – мы отвечаем.
   Опять же показательный момент. Ответа от кого они испугались? От Китая? Или от маленькой Северной Кореи, которая при всем желании не смогла бы нанести им непоправимого ущерба? Единственная срана на планете, которая на тот момент могла бы нанести США неприемлемый ущерб, – это Россия. Вот вам и ответ на вопрос, к чему они уже тогда готовились. Просто не говорили об этом вслух.
   Так  или иначе, но факт остаётся фактом: тогда они действительно опасались ядерной войны и думали о том, как взять Россию за горло с помощью обычного оружия.
   Однако это никак не получалось. А выход США из договора по ПРО стал толчком, заставившим Москву пересмотреть своё отношение к армии и вооружению, в первую очередь ядерному, которое единственное даёт гарантию ненападения. Таким образом, заявляя о намерении разместить противоракеты вблизи наших границ (в пусковые установки которых запросто можно зарядить ядерные «Томагавки»), американцы уже тогда предопределяли начало новой гонки вооружений и разрыв остальных фундаментальных договоров, заложивших основу современной архитектуры глобальной безопасности.
   Впрочем, тогда до этого было далеко, но американцы уже всё хуже и хуже скрывали свои намерения.
   Если Буш, как я писал выше, отказался от концепции БГУ, то Обама подхватил эту тему, даже несмотря на откровенное противоречие договору СНВ-3, который распространялся на любые баллистические ракеты.
   При этом стоит отметить, что доктрина Обамы говорила о сохранении на неопределённый срок «ядерной триады»: межконтинентальных баллистических ракет, стратегических тяжёлых бомбардировщиков и несущих атомное оружие подводных лодок, хотя там и был прописан отказ от разработки новых ядерных боеприпасов. В то же время, ещё согласно доктрине Буша, США оставляли за собой право прекратить сокращение и нарастить ядерные силы для ответа на непредвиденную угрозу. При этом предпочтительным способом сокращения указывалось снятие боеголовок с носителей и перевод их в резерв, а не уничтожение, как это делали мы.
   По сути, вся «миролюбивость» этих доктрин, заключающаяся в повышении порога применения ЯО и попытках заменить его обычным, была обычной маскировкой, которая в реальности могла только увеличить угрозу ядерной войны. Трамп просто снял эту маскировку.
   Интересно не только то, что в его доктрине Россия уже открыто, называлась противником, но и то, что для противостояния с ней предлагалось использовать т. н. заряды малой мощности, смысл которых тот же, что неядерных зарядов в концепции БГУ – предотвратить ядерную «ответку». Только уже ЯДЕРНЫМИ ЗАРЯДАМИ!
   Почему-то разработчики этой стратегии не думали о том, что России всё равно, какой мощности будут заряды, которые полетят в нашу страну: малые, большие, мини-, микро-. Ядерная атака – это ядерная атака, и это одна из двух описанных в нашей доктрине ситуаций, в которых мы можем применить ядерное оружие.
   Ещё раз, откуда у США такая уверенность, что они могут попробовать напасть на Россию хоть с ядерной ракетой, хоть с деревянной дубиной и им за это ничего не будет? Непонятно. Откуда берутся все эти доклады, анализирующие возможности захвата Калининграда, Крыма и иных российских территорий, войны с Россией в Европе, напрочь не учитывающие фактор ядерного оружия?
   Впрочем, заявление американского адмирала, впервые допускающего возможность ядерной войны с сопоставимой по силе державой, уже можно считать прогрессом. Неужели в их головах что-то начало шевелиться? Или они услышали, наконец, слова российского президента о невозможности существования мира без России?
   А чтобы было более понятно, на днях российские военные учёные предложили новый вариант боевого применения ВКС для гарантированной защиты от НАТО. Речь идёт о защите от возможной многосферной операции альянса, подразумевающей интегрированный массированный воздушный удар по стратегическим объектам с применением оружия на земле, море, в воздухе, космосе и киберпространстве. Такой гарантией может стать встречный или даже упреждающий удар силами ВКС, чтобы противник столкнулся с «неприемлемым ущербом уже на начальном этапе его агрессии».
   Впрочем, за океаном должны понимать, что кроме «Кинжалов» и «Цирконов», у нас есть ещё «Авангарды», «Булавы» и многое другое. А самое главное, что Россия готова их применять, не боясь отвечать на провокации, и стрелять тогда, когда в этом есть необходимость, ронять самолёты, зашедшие в наше воздушное пространство и таранить корабли, вторгшиеся в наши воды.
   Кроме всего, мы должны популярно давать понять и американским сателлитам тоже, что они, в случае чего, за океаном не отсидятся и могут просто прекратить существование не только как политический, но и как географический объект. Хочу напомнить, что на подписание ДРСМД в своё время американцы во многом пошли из-за протестов в той же Германии, которая не желала стать ядерным полигоном. Значит, это работает. Нужно просто, чтобы как можно больше людей вслед за адмиралом Ричардом вспомнило, что такое страх ядерной войны.
   Да, они же ещё опасаются войны с Китаем? Прекрасно. Нам нужно чаще проводить с китайцами совместные учения и совместное патрулирование тех территорий, куда американцы суются без приглашения. Если США столкнутся одновременно с Россией и Китаем, они гарантированно проиграют.
   Как заявил бывший начальник штаба Сухопутных войск США генерал Джек Кин, ядерный арсенал США отстаёт от российского. По его словам, в его стране ядерное оружие находится в плачевном состоянии, в то время как Москва завершает многолетнюю программу его модернизации. Кроме того, генерал предупредил, что Вашингтон также отстаёт от России и Китая в средствах, предназначенных для неядерного конфликта.
   То, что они понимают опасность войны, это хорошо. Плохо то, что они воспринимают это как сигнал к началу гонки вооружений. Именно так это воспринимал Трамп. Всё тот же генерал Кин считает, что власти США должны сосредоточиться на решении проблемы модернизации вооружений, чтобы не дать противникам стимула воспользоваться слабостями Штатов.
   На этом фоне даже такой вроде бы благоразумный шаг, как продление новой американской администрацией СНВ-3 выглядит признанием своего отставания и желания выиграть время для наращивания оружия, параллельно разоружив Россию. Как они любят разоружать Россию, свои боеголовки, складируя, а, не уничтожая, мы тоже знаем.
   Неужели нужен новый Карибский кризис, чтобы уже до всех дошло, что это не игрушки и не мультики?
 
Дмитрий Родионов
 
Источник: https://vpoanalytics.com/
 
Публикации, размещаемые на сайте, отражают личную точку зрения авторов.
dostoinstvo2017.ru
Ваш дом
НАШИ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ВАШЕГО КОМФОРТНОГО ДОМА!
Название
Опрос
Главная страница
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru