НЕДЕЕСПОСОБНАЯ СВЕРХДЕРЖАВА

0
37
НЕДЕЕСПОСОБНАЯ СВЕРХДЕРЖАВА
Китайская гроза над Вашингтоном
Isabel Seliger
Robert M. Gates
Может ли расколотая Америка сдержать Китай и Россию?
   Соединённые Штаты сейчас сталкиваются с более серьёзными угрозами своей безопасности, чем за последние десятилетия, а возможно, и никогда. Никогда прежде они не сталкивались одновременно с четырьмя союзниками-антагонистами - Россией, Китаем, Северной Кореей и Ираном, чей коллективный ядерный арсенал может в течение нескольких лет почти вдвое превысить их собственный. Со времён Корейской войны Соединённым Штатам не приходилось сталкиваться с могущественными военными соперниками, как в Европе, так и в Азии. И никто из ныне живущих не может припомнить времени, когда противник обладал такой экономической, научной, технологической и военной мощью, как Китай сегодня.
   Однако проблема заключается в том, что в тот самый момент, когда события требуют решительного и последовательного ответа со стороны Соединённых Штатов, страна не может ничего предоставить. Её расколотое политическое руководство - республиканцы и демократы в Белом доме и Конгрессе - не смогло убедить достаточное количество американцев в том, что события в Китае и России имеют значение. Политические лидеры не смогли объяснить, как взаимосвязаны угрозы, исходящие от этих стран. Они не смогли сформулировать долгосрочную стратегию, гарантирующую, что Соединённые Штаты и в более широком смысле, демократические ценности, восторжествуют.
   У председателя КНР Си Цзиньпина и президента России Владимира Путина много общего, но выделяются два общих убеждения. Во-первых, каждый убеждён, что его личное предназначение - восстановить славные дни имперского прошлого своей страны. Для Си Цзиньпина это означает восстановление некогда доминирующей роли имперского Китая в Азии, в то же время, вынашивая ещё большие амбиции по глобальному влиянию. Для Путина это означает осуществление странной смеси возрождения Российской империи и возвращения того отличия, которое соответствовало Советскому Союзу. Во-вторых, оба лидера убеждены, что развитые демократии - прежде всего Соединённые Штаты - пережили свой расцвет и вступили в необратимый упадок. Этот упадок, по их мнению, очевиден в растущем изоляционизме этих демократий, политической поляризации и внутреннем смятении.
   Убеждения Си Цзиньпина и Путина, взятые вместе, предвещают опасный период для Соединённых Штатов. Проблема заключается не только в военной мощи и агрессивности Китая и России. Дело также в том, что оба лидера уже допустили серьёзные просчёты внутри страны и за рубежом, а также, похоже, в будущем совершат, вероятно, ещё более серьёзные. Их решения вполне могут привести к катастрофическим последствиям для них самих - и для Соединённых Штатов. Поэтому Вашингтон должен изменить расчёты Си Цзиньпина и Путина и снизить вероятность катастрофы, что потребует стратегического видения и смелых действий. Соединённые Штаты одержали победу в «Холодной Войне» благодаря последовательной стратегии, которой, на протяжении девяти президентских сроков подряд, придерживались обе политические партии. Сегодня необходим аналогичный двухпартийный подход. В этом и заключается загвоздка.
   Соединённые Штаты оказались в уникально предательском положении: перед лицом агрессивных противников, склонны к просчётам, всё ещё неспособны добиться единства и устойчивости, необходимых для их переубеждения. Успешное сдерживание таких лидеров, как Си Цзиньпин и Путин, зависит от определённости обязательств и постоянства реакции. Однако вместо этого, дисфункция сделала американскую власть нестабильной и ненадёжной, практически приглашая склонных к риску автократов делать опасные ставки - с потенциально катастрофическими последствиями.
 
АМБИЦИИ СИ
   Призыв Си Цзиньпина к «великому обновлению китайской нации» означает, что Китай станет доминирующей мировой державой к 2049 году, столетию победы коммунистов в гражданской войне в Китае. Эта цель включает в себя возвращение Тайваня под контроль Пекина. По его словам, «полное объединение Родины должно быть осуществлено, и оно будет осуществлено». С этой целью Си Цзиньпин поручил китайским военным быть готовыми к 2027 году успешно вторгнуться на Тайвань, а также пообещал модернизировать китайскую армию к 2035 году и превратить её в силы «мирового класса». Си Цзиньпин, похоже, верит, что, только захват Тайваня, может обеспечить ему статус, сравнимый со статусом Мао Цзэдуна в пантеоне легенд Коммунистической партии Китая.
   Амбиции Си Цзиньпина и ощущение собственного предназначения влекут за собой значительный риск войны. Точно так же, как Путин катастрофически просчитался на Украине, существует значительная опасность, что Си сделает то же самое на Тайване. Он уже, по меньшей мере, трижды существенно просчитался. Во-первых, отступив от принципа китайского лидера, Дэн Сяопина «скрывай свою силу, жди своего часа», Си спровоцировал именно ту реакцию, которой опасался Дэн: Соединённые Штаты мобилизовали свою экономическую мощь, чтобы замедлить рост Китая, начали укреплять и модернизировать свои вооружённые силы, а также укрепили свои союзы и военное партнёрство в Азии. Вторым крупным просчётом Си Цзиньпина стал левый поворот в экономической политике, идеологический сдвиг, который начался в 2015 году и был закреплён на Национальном съезде Коммунистической партии Китая в 2022 году. Его политика, начиная с вовлечения партии в управление компаниями и заканчивая растущей опорой на государственные предприятия, нанесла серьёзный ущерб экономике Китая. В-третьих, политика Си Цзиньпина «нулевой терпимости к COVID», как написал экономист Адам Позен на этих страницах, «сделала видимой и осязаемой деспотичную власть КПК над коммерческой деятельностью каждого, включая самых мелких игроков». Возникшая в результате непредсказуемость, усугублённая внезапным изменением этой политики, привела к сокращению потребительских расходов Китая и, таким образом, нанесла ещё больше ущерб всей экономике.
   Если сохранение власти партии является первым приоритетом Си Цзиньпина, то захват Тайваня - вторым. Если Китай будет полагаться на меры, не связанные с войной, для оказания давления на Тайвань с целью превентивной капитуляции, эти усилия, скорее всего, потерпят неудачу. И поэтому, Си Цзиньпин остался бы с выбором: рискнуть войной, введя полномасштабную морскую блокаду или даже начать тотальное вторжение с целью завоевания острова. Он может полагать, что выполнит своё предназначение, попытавшись, но выиграет он или проиграет, экономические и военные издержки провоцирования войны из-за Тайваня будут катастрофическими для Китая, не говоря уже обо всех остальных вовлечённых в неё лицах. Си Цзиньпин совершил бы огромную ошибку.
   Несмотря на просчёты Си Цзиньпина и многочисленные внутренние трудности его страны, Китай по-прежнему будет представлять серьёзную проблему для Соединённых Штатов. Его вооружённые силы сильнее, чем когда-либо. Китай сейчас может похвастаться большим, чем Соединённые Штаты, количеством военных кораблей (хотя они и более низкого качества). Он модернизировал, и реструктурировала как свои обычные вооружённые силы, так и свои ядерные силы - причём почти удвоил свои развёрнутые стратегические ядерные силы – а также модернизировал свою систему командования и контроля. Кроме этого он находится в процессе укрепления своего потенциала в космосе и киберпространстве.
   Помимо своих военных действий, Китай придерживается всеобъемлющей стратегии, направленной на увеличение своей мощи и влияния во всём мире. В настоящее время Китай является главным торговым партнёром более чем 120 стран, включая почти все страны Южной Америки. Более 140 стран присоединились к инициативе «Один пояс, один путь», масштабной программе развития инфраструктуры Китая, причём в настоящее время Китай владеет, управляет или инвестировал более чем в 100 портов примерно в 60 странах.
   Дополнением к этим расширяющимся экономическим связям является повсеместная пропаганда и информационная сеть. Ни одна страна на земле не находится вне досягаемости хотя бы одной китайской радиостанции, телевизионного канала или новостного онлайн-сайта. Используя эти и другие средства массовой информации, Пекин критикует действия и мотивы Америки, подрывает веру в международные институты, созданные Соединёнными Штатами после Второй мировой войны, а также трубит о мнимом превосходстве своей модели развития и управления - также продвигая тему упадка Запада.
  Есть, по крайней мере, две концепции, на которые ссылаются те, кто считает, что Соединённые Штаты и Китай обречены на конфликт. Одна из них – «ловушка Фукидида». Согласно этой теории, война неизбежна, когда растущая держава противостоит устоявшейся державе, как, например, когда в древности Афины противостояли Спарте или когда Германия противостояла Соединённому Королевству перед Первой мировой войной. Другая – «пик Китая», идея о том, что сейчас, или скоро, страна станет самой сильной экономически и в военном отношении, но чтобы смелые инициативы США по укреплению вооружённых сил принести плоды, потребуются годы. Таким образом, Китай вполне может вторгнуться на Тайвань до того, как военное диспропорция в Азии изменит положение Китая в невыгодном положении.
   Но ни одна из теорий не является убедительной. В Первой мировой войне не было ничего неизбежного; это произошло из-за глупости и высокомерия европейских лидеров. Да и сами китайские военные далеко не готовы к крупному конфликту. Таким образом, прямое нападение Китая на Тайвань или вторжение на него, если оно вообще произойдёт, произойдёт через несколько лет. Если, конечно, Си Цзиньпин снова не совершит грубого просчёта.
 
АВАНТЮРА ПУТИНА
   «Без Украины Россия перестаёт быть империей», - как-то однажды заметил Збигнев Бжезинский, политолог и бывший советник по национальной безопасности США. Безусловно, Путин разделяет эту точку зрения. В погоне за утраченной российской империей, в 2014 году и снова в 2022 году, он вторгся на Украину - причём последняя авантюра обернулась катастрофическим просчётом с разрушительными и долгосрочными последствиями для его страны. Вместо того чтобы разделить и ослабить НАТО, действия России придали альянсу новую цель (причём, в Финляндии а, вскоре, в Швеции - новых влиятельных членов). В стратегическом отношении Россия сейчас находится в гораздо худшем положении, чем до вторжения.
   С экономической точки зрения продажи нефти Китаю, Индии и другим государствам в значительной степени компенсировали финансовые последствия санкций, а потребительские товары и технологии из Китая, Турции и других стран Центральной Азии и Ближнего Востока частично заменили те, которые когда-то импортировались с Запада. Тем не менее, Россия подверглась чрезвычайным санкциям практически со стороны всех развитых демократических стран. Бесчисленное множество западных фирм отозвали свои инвестиции и покинули страну, включая нефтегазовые компании, чьи технологии необходимы для поддержания основного источника дохода России. Тысячи молодых технических специалистов и предпринимателей бежали. Вторгнувшись в Украину, Путин заложил будущее своей страны.
Трансляция китайских военных учений
Трансляция китайских военных учений, Пекин, август 2023 года: Тиншу Ван / Reuters
   Что касается вооружённых сил России, то, несмотря на то, что война значительно ослабила её обычные вооружённые силы, Москва сохраняет крупнейший в мире ядерный арсенал. Благодаря соглашениям о контроле над вооружениями, этот арсенал включает лишь на несколько единиц больше развёрнутого стратегического ядерного оружия, чем то, что есть у Соединённых Штатов. Но у России в десять раз больше тактического ядерного оружия - около 1900 единиц.
   Несмотря на такой большой ядерный арсенал, перспективы для Путина кажутся мрачными. Поскольку его надежды на быстрое завоевание Украины рухнули, он, похоже, рассчитывает на грубый военный тупик, который измотает украинцев, делая ставку на то, что к следующей весне или лету общественность в Европе и Соединённых Штатах устанет их поддерживать. В качестве временной альтернативы завоёванной Украине он, возможно, готов рассмотреть искалеченную Украину - государство-обрубок, лежащее в руинах, с сокращённым экспортом и резко сокращённой иностранной помощью. Путину необходимо, чтобы Украина была частью воссозданной Российской империи; он также опасался по соседству демократической, современной и процветающей Украины как альтернативной модели для россиян. Первого он не получит, но может предполагать, что сможет предотвратить второе.
   Пока Путин находится у власти, Россия будет оставаться противником Соединённых Штатов и НАТО. Продавая оружие, оказывая помощь в области безопасности и предоставляя скидки на нефть и газ, он развивает новые отношения в Африке, на Ближнем Востоке и в Азии. Он будет продолжать использовать все имеющиеся в его распоряжении средства, чтобы посеять раскол в Соединённых Штатах и Европе и подорвать влияние США на глобальном Юге. Ободрённый своим партнёрством с Си Цзиньпином и уверенный в том, что его модернизированный ядерный арсенал сдержит военные действия против России, он продолжит агрессивно бросать вызов Соединённым Штатам. Путин уже допустил один исторический просчёт; никто не может быть уверен, что он не совершит другого.
 
АМЕРИКА ОСЛАБЛЕННАЯ
   На данный момент Соединённые Штаты, по-видимому, находятся в сильной позиции по отношению, как к Китаю, так и к России. Прежде всего, дела в экономике США идут хорошо. Бизнес инвестиции в новые производственные мощности, некоторые из которых субсидируются новыми правительственными инфраструктурными и технологическими программами, переживают бум. Новые инвестиции, как правительства, так и бизнеса в искусственный интеллект, квантовые вычисления, робототехнику и биоинженерию обещают увеличить технологический и экономический разрыв между Соединёнными Штатами и любой другой страной на долгие годы.
   С дипломатической точки зрения война на Украине предоставила Соединённым Штатам новые возможности. Заблаговременное предупреждение, которое Вашингтон передал своим друзьям и союзникам о намерении России вторгнуться в Украину, восстановило их веру в возможности разведки США. Возобновившиеся опасения относительно России позволили Соединённым Штатам укрепить и расширить НАТО, а военная помощь, которую они оказали Украине, представила чёткие доказательства того, что им можно доверять в выполнении своих обязательств. Между тем, экономическое и дипломатическое запугивание Китая в Азии и Европе привели к обратным результатам, позволив Соединённым Штатам укрепить свои отношения в обоих регионах.
   В последние годы, вооружённые силы США хорошо финансировались, а программы модернизации реализуются по всем трём составляющих ядерной триады - межконтинентальные баллистические ракеты, бомбардировщики и подводные лодки. Пентагон закупает новые боевые самолёты (F-35, модернизированные F-15 и новый истребитель шестого поколения), а также новый парк самолётов-заправщиков для дозаправки в воздухе. Армия закупает около двух десятков новых платформ и вооружений, а военно-морской флот строит дополнительные корабли и подводные лодки. Военные продолжают разрабатывать новые виды оружия, такие как гиперзвуковые боеприпасы, и укреплять свои наступательные и оборонительные кибернетические возможности. В целом, Соединённые Штаты тратят на оборону больше, чем следующие десять стран, вместе взятые, включая Россию и Китай.
   Однако, к сожалению, политическая дисфункция Америки и провалы в политике подрывают её успех. Экономике США угрожают безудержные расходы федерального правительства. Политики от обеих партий не смогли справиться с растущей стоимостью пособий, таких как социальное обеспечение, Medicare и Medicaid. Многолетнее противодействие повышению потолка госдолга подорвало доверие к экономике, заставив инвесторов беспокоиться о том, что произойдёт, если Вашингтон действительно объявит дефолт. (В августе 2023 года рейтинговое агентство Fitch понизило кредитный рейтинг Соединённых Штатов, повысив стоимость заимствований для правительства). Процесс ассигнования в Конгрессе был нарушен в течение многих лет. Законодатели неоднократно проваливали принятие отдельных законопроектов об ассигнованиях, принимали гигантские «сводные» законы, которые никто не читал, и вынуждали правительство прекращать работу.
   С дипломатической точки зрения презрение бывшего президента Дональда Трампа к союзникам США, его симпатии к авторитарным лидерам, его готовность посеять сомнения в приверженности Соединённых Штатов своим союзникам по НАТО и в целом его непредсказуемое поведение подорвали авторитет и уважение США во всём мире. Но внезапный, катастрофический вывод войск Соединённых Штатов из Афганистана, всего через семь месяцев после прихода к власти президента Джо Байдена ещё больше подорвал доверие остального мира к Вашингтону.
   В течение многих лет дипломатия США пренебрегала большей частью глобального Юга, главного фронта невоенной конкуренции с Китаем и Россией. Должности послов Соединённых Штатов в этой части мира непропорционально часто остаются вакантными. Начиная с 2022 года, после многих лет забвения, Соединённые Штаты предприняли попытку возродить свои отношения с островными государствами Тихого океана – впрочем, только после того, как Китай подписал с этими странами соглашения по безопасности и экономике, воспользовавшись отсутствием Вашингтона. Конкуренция с Китаем и даже Россией за рынки и влияние носит глобальный характер. Соединённые Штаты не могут позволить себе отсутствовать где-либо.
   Военные также расплачиваются за политическую дисфункцию в Америке, особенно в Конгрессе. Каждый год, начиная с 2010 года, Конгресс не может до начала следующего финансового года одобрить законопроекты об ассигнованиях для вооружённых сил. Вместо этого законодатели приняли «постоянную резолюцию», которая позволяет Пентагону тратить денег не больше, чем в предыдущем году, и запрещает ему начинать что-либо новое или увеличивать расходы на существующие программы. Эти постоянные резолюции регулируют расходы на оборону до тех пор, пока не будет принят новый законопроект по ассигнованиям, причём они действуют от нескольких недель до целого финансового года. В результате каждый год в течение непредсказуемого периода новые творческие программы и инициативы остаются безрезультатными.
   Закон о бюджетном контроле 2011 года ввёл в действие автоматическое сокращение расходов, известное как «секвестр», и за десять лет сократил федеральный бюджет на $1,2 триллионов. Военные, на долю которых тогда приходилось лишь около 15% федеральных расходов, были вынуждены покрыть половину этого сокращения - $600 миллиардов. Поскольку расходы на персонал были исключены, основная часть сокращений пришлась на счета технического обслуживания, эксплуатации, обучения и инвестиций. Последствия были тяжёлыми и долговременными. И всё же, по состоянию на сентябрь 2023 года, Конгресс движется к повторению той же ошибки. Ещё одним примером того, как Конгресс позволяет политике причинять реальный вред вооружённым силам, является разрешение одному сенатору блокировать месяцами утверждение сотен старших офицеров, что не только серьёзно снижает боеготовность и лидерство, но и - подчёркивая дисфункцию американского правительства в такой критической области - делает Соединённые Штаты посмешищем среди их противников. Суть в том, что Соединённым Штатам нужно больше военной мощи, для противостояния угрозам, с которыми они сталкиваются, но и Конгресс, и исполнительная власть изобилуют препятствиями на пути к достижению этой цели.
 
ВСТРЕЧА МОМЕНТА
   Эпическое противостояние между Соединёнными Штатами и их союзниками, с одной стороны, и Китаем, Россией и их попутчиками - с другой, идёт полным ходом. Чтобы гарантировать, что Вашингтон находится в максимально сильной позиции для удержания своих противников от совершения дополнительных стратегических просчётов, сначала лидеры США должны решить проблему срыва длившегося десятилетиями двухпартийного соглашения относительно роли Соединённых Штатов в мире. Неудивительно, что после 20 лет войны в Афганистане и Ираке многие американцы захотели замкнуться в себе, особенно учитывая многочисленные проблемы Соединённых Штатов внутри страны. Но задача политических лидеров - противостоять этому настроению и объяснять, как судьба страны неразрывно связана с тем, что происходит в других странах. Президент Франклин Рузвельт однажды заметил, что «величайший долг государственного деятеля – просвещать». Но последние президенты, наряду с большинством членов Конгресса, совершенно не справились с этой важнейшей обязанностью.
   Американцам нужно понять, почему глобальное лидерство США, несмотря на связанные с ним издержки, жизненно важно для сохранения мира и процветания. Им нужно знать, почему успешное сопротивление Украины российскому вторжению имеет решающее значение для сдерживания Китая от вторжения на Тайвань. Им нужно знать, почему китайское господство в западной части Тихого океана ставит под угрозу интересы США. Им нужно знать, почему китайское и российское влияние на глобальном Юге имеет значение для американских кошельков. Они должны знать, почему надёжность Соединённых Штатов как союзника так важна для сохранения мира. Им нужно знать, почему китайско-российский альянс угрожает Соединённым Штатам. Это те связи, которые американским политическим лидерам необходимо устанавливать каждый день.
   Необходимо не просто одно обращение в Овальном кабинете или речь в Конгрессе. Скорее, требуется барабанный бой повторений, чтобы послание дошло до читателя. Помимо регулярного общения с американским народом напрямую, а не через пресс-секретарей, президенту необходимо проводить время за выпивкой и ужинами, а также на небольших встречах с членами Конгресса и представителями средств массовой информации, доказывая лидирующую роль Соединённых Штатов. Затем, учитывая фрагментарный характер современных коммуникаций, членам Конгресса необходимо донести это послание до своих избирателей по всей стране.
Выступление Путина перед российскими воинскими частями
Выступление Путина перед российскими воинскими частями, Москва, июнь 2023 г.: Сергей Гунеев / Reuters
   Что это за послание? Дело в том, что американское глобальное лидерство обеспечило 75 лет мира между великими державами – самый длительный период за столетия. Ничто в жизни нации не обходится дороже войны, и ничто другое не представляет большей угрозы для её безопасности и процветания. И ничто не делает войну более вероятной, чем спрятать голову в песок и притворяться, что на Соединённые Штаты не влияют события в других местах, как страна узнала это перед Первой мировой войной, Второй мировой войной и событиями 9/11. Военная мощь, которой обладают Соединённые Штаты, созданные ими альянсы и международные институты - всё это необходимо для сдерживания агрессии против них и их партнёров. Как свидетельствует вековой опыт, неспособность справиться с агрессорами только поощряет ещё большую агрессию. Наивно полагать, что успех России на Украине не приведёт к дальнейшей российской агрессии в Европе и, наверное, даже к войне между НАТО и Россией. И столь же наивно полагать, что успех России на Украине существенно не увеличит вероятность китайской агрессии против Тайваня а, следовательно, потенциальной войны между Соединёнными Штатами и Китаем.
   Мир без надёжного руководства США был бы миром авторитарных хищников, а все остальные страны станут потенциальной добычей. Если Америка хочет защитить свой народ, свою безопасность и свою свободу, она должна продолжать выполнять свою роль глобального лидера. Как в 1943 году о Соединённых Штатах сказал премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль: «Цена величия – ответственность».
   Восстановление внутренней поддержки этой ответственности имеет большое значение для восстановления доверия между союзниками и осознания противниками того, что Соединённые Штаты выполнят свои обязательства. Из-за внутренних разногласий, неоднозначных посылов и двойственного отношения политических лидеров к роли Соединённых Штатов в мире, за рубежом существуют значительные сомнения в надёжности Америки. Как друзья, так и противники задаются вопросом, является ли вовлеченность Байдена и создание альянсов возвращением к нормальной жизни или в будущем в американской политике доминирующей нитью станет трамповское презрение к союзникам, «Америка, прежде всего». Даже самые близкие союзники хеджируют свои ставки на Америку. В мире, где на охоте находятся Россия и Китай, это особенно опасно.
   Восстановление общественной поддержки глобального лидерства США является наивысшим приоритетом, но Соединённые Штаты должны предпринять другие шаги, чтобы реально выполнять эту роль. Во-первых, им необходимо выйти за рамки «поворота» к Азии. Укрепление отношений с Австралией, Японией, Филиппинами, Южной Кореей и другими странами региона необходимо, но недостаточно. Китай и Россия на всех континентах работают сообща против интересов США. Вашингтону нужна стратегия взаимодействия со всем миром - особенно в Африке, Латинской Америке и на Ближнем Востоке, где русские и китайцы наиболее быстро опережают Соединённые Штаты в развитии отношений в области безопасности и экономики. Эта стратегия не должна делить мир на демократические и авторитарные. Соединённые Штаты повсюду всегда должны выступать за демократию и права человека, но эта приверженность не должна закрывать Вашингтону глаза на реальность того, что национальные интересы США иногда требуют от них сотрудничества с репрессивными, нерепрезентативными правительствами.
   Во-вторых, стратегия Соединённых Штатов должна включать в себя все инструменты их национальной мощи. И республиканцы, и демократы стали враждебно относиться к торговым соглашениям, а в Конгрессе сильны протекционистские настроения. Это открыло китайцам поле деятельности на глобальном Юге, который предлагает огромные рынки и инвестиционные возможности. Несмотря на недостатки инициативы «Один пояс, один путь», такие как огромный долг, который она возлагает на страны-реципиенты, Пекин успешно использовал её для распространения влияния Китая, компаний и экономических щупалец на десятки стран. Закреплённая в 2017 году в конституции Китая, она никуда не денется. Соединённым Штатам и их союзникам необходимо придумать, как конкурировать с этой инициативой, используя свои сильные стороны – прежде всего, свой частный сектор. Программы США помощи в целях развития составляют лишь малую долю усилий Китая. Они также фрагментированы и оторваны от более крупных геополитических целей США. И даже там, где программы помощи США успешны, Соединённые Штаты хранят священное молчание о своих достижениях. Например, мало говорится о «Плане Колумбия»*, программе помощи, направленной на борьбу с колумбийской наркоторговлей, или Чрезвычайном плане президента по борьбе со СПИДом, который спас миллионы жизней в Африке.
   Для продвижения интересов США необходима публичная дипломатия, но после окончания холодной войны Вашингтон позволил исчезнуть этому важному инструменту власти. Тем временем Китай тратит миллиарды долларов на продвижение своего нарратива по всему миру. Россия также прилагает агрессивные усилия по распространению своей пропаганды и дезинформации, а также разжиганию розни внутри демократических стран и между ними. Соединённым Штатам нужна стратегия влияния на иностранных лидеров и общественность - особенно на глобальном Юге. Чтобы добиться успеха, эта стратегия потребует от правительства США не только потратить больше денег, но также интегрировать и синхронизировать свои многочисленные разрозненные коммуникационные мероприятия.
   Помощь в обеспечении безопасности иностранным правительствам - ещё одна область, нуждающаяся в радикальных изменениях. Хотя вооружённые силы США делают хорошую работу по подготовке иностранных войск, они принимают разрозненные решения о том, где и как это делать, без достаточного учёта региональных стратегий или того, как лучше сотрудничать с союзниками. Россия всё чаще оказывает помощь правительствам в Африке в области безопасности, особенно тем, которые придерживаются авторитарных взглядов, и у Соединённых Штатов нет эффективной стратегии противодействия этим усилиям. Вашингтон также должен найти способ ускорить доставку военной техники государствам-получателям. В настоящее время объем задолженность по поставкам оружия Тайваню составляет примерно $19 млрд., причём задержки варьируются от четырёх до десяти лет. Хотя задержки являются результатом многих факторов, существенной причиной являются ограниченные производственные мощности оборонной промышленности США.
Морская пехота США в Балтийском море
Морская пехота США в Балтийском море, сентябрь 2023 года: Янис Лайзанс/Reuters
   В-третьих, перед лицом китайско-российского альянса Соединённые Штаты должны переосмыслить свою ядерную стратегию. Сотрудничество между Россией, которая модернизирует свои стратегические ядерные силы, и Китаем, который значительно расширяет свои некогда небольшие вооружённые силы, тестирует доверие к средствам ядерного сдерживания США, равно как и расширяющийся ядерный потенциал Северной Кореи, а также оружейный потенциал Ирана. Чтобы усилить свои силы сдерживания, Соединённым Штатам почти наверняка необходимо адаптировать свою стратегию и, вероятно, также увеличить численность своих ядерных сил. Военно-морские силы Китая и России всё чаще проводят совместные учения, и было бы удивительно, если бы они также тесно не координировали свои развёрнутые стратегические ядерные силы.
   В Вашингтоне существует широкое согласие с тем, что военно-морскому флоту США требуется гораздо больше военных кораблей и подводных лодок. И снова контраст между риторикой политиков и их действиями разителен. В течение ряда лет бюджет судостроения был практически неизменным, но в последние годы, несмотря на существенное увеличение бюджета, продолжающиеся проблемы с принятием решений и исполнением, препятствовали расширению военно-морского флота. Основные препятствия на пути к увеличению военно-морского флота носят бюджетный характер: отсутствие устойчивого увеличения финансирования самого военно-морского флота и, в более широком смысле, недостаточные инвестиции в верфи, а также отрасли, поддерживающие судостроение и техническое обслуживание судов. Несмотря на это, среди политиков не заметно чувства срочности по решению этих проблем в ближайшее время. Это неприемлемо.
   Наконец, Конгресс должен изменить способ выделения денег Министерству обороны, а Министерство обороны должно изменить способ расходования этих средств. Конгрессу необходимо действовать быстрее и эффективнее, когда дело доходит до утверждения оборонного бюджета. Это означает, прежде всего, принятие законопроектов о военных ассигнованиях до начала финансового года - изменение, которое придало бы Министерству обороны столь необходимую предсказуемость. Пентагон, со своей стороны, должен исправить свои склеротические, местнические и бюрократические процессы приобретения, которые особенно архаичны в эпоху, когда оперативность, гибкость и скорость важны как никогда. Руководители Министерства обороны говорили правильные вещи об этих недостатках и объявили о множестве инициатив по их исправлению. Задача состоит в том, чтобы обеспечить эффективное и срочное исполнение.
 
МЕНЬШЕ РАЗГОВОРОВ, БОЛЬШЕ ДЕЙСТВИЙ
   Китай и Россия считают, что будущее принадлежит им. Несмотря на всю жёсткую риторику Конгресса США, и исполнительной власти о противодействии этим противникам, действий на удивление мало. Слишком часто объявляются новые инициативы, но финансирование и фактическая реализация продвигаются медленно или вообще не материализуются. Разговоры ничего не стоят, и, похоже, никто в Вашингтоне не готов внести необходимые срочные изменения. Это особенно озадачивает, поскольку во времена ожесточённой партийной борьбы и поляризации в Вашингтоне Си Цзиньпину и Путину удалось заручиться впечатляющей, хотя и хрупкой, двухпартийной поддержкой политиков в отношении решительного ответа США на их агрессию. Исполнительная власть и Конгресс имеют редкую возможность работать сообща, чтобы подкрепить свою риторику о противодействии Китаю и России далеко идущими действиями, которые сделают Соединённые Штаты значительно более грозным противником и смогут помочь предотвратить войну.
   Си Цзиньпин и Путин, окружённые сторонниками «подпевал», уже совершили серьёзные ошибки, которые дорого обошлись их странам. Они нанесли своим странам ущерб в долгосрочной перспективе. Однако в обозримом будущем они остаются опасностью, с которой Соединённым Штатам придётся иметь дело. Даже в лучшем из миров - в том, где у правительства США была общественная поддержка, энергичные лидеры и последовательная стратегия, - эти противники представляли бы собой серьёзную проблему. Но сегодняшняя внутренняя ситуация далека от упорядоченности:
  • американская общественность замкнулась в себе;
  • Конгресс скатился к пререканиям, неучтивости и балансированию на грани войны;
  • а сменявшие друг друга президенты либо дезавуировали, либо плохо справлялись с объяснением глобальной роли Америки.
Чтобы противостоять таким могущественным, склонным к риску противникам, Соединённым Штатам необходимо усилить свою игру во всех измерениях. Только тогда они могут надеяться удержать Си Цзиньпина и Путина от новых неудачных ставок. Опасность реальна.
 
РОБЕРТ М. ГЕЙТС является ректором Колледжа Уильяма и Мэри. С 2006 по 2011 год он занимал пост министра обороны США, а с 1991 по 1993 год директора Центрального разведывательного управления.
 
 
В.Вандерер
Публикации, размещаемые на сайте, отражают личную точку зрения авторов.
dostoinstvo2017.ru
 
P/S
*«План Колумбия» был задуман в 1998—1999 году администрациями президента Колумбии Андреса Пастрана и президента США Билла Клинтона, с целью прекращения гражданской войны и создания стратегии по борьбе с производством кокаина.
Ваш дом
НАШИ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ВАШЕГО КОМФОРТНОГО ДОМА!
Название
Опрос
Главная страница
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru