Главная \ Различные интересы \ Геополитика и война \ Геополитика и теория \ «Новый миропорядок»: «великая перезагрузка» или «глобальный концерт»?

«Новый миропорядок»: «великая перезагрузка» или «глобальный концерт»?

0
26
«Новый миропорядок»: «великая перезагрузка» или «глобальный концерт»?
Новый миропорядок
Только союза Москвы и Пекина может сломить новые человеконенавистнические концепции глубинного государства, направленные на кардинальное переформатирование мира
   Коронавирусная эпопея, «предсказанная» ещё несколько лет назад [1], скорее всего, имеет рукотворную природу. Об этом говорит как динамика событий, так и определённые совпадения. Летом 2020 года появляется проект «великой перезагрузки» (К. Шваб), который привязывается к эпидемии как фактору, облегчающему трансформацию мирового порядка в интересах корпораций. После водворения в Белый дом Дж. Байдена своим проектом «нового миропорядка» разражается Совет по международным отношениям (CFR), президент которого Р. Хаас предлагает новый «глобальный концерт», подобный установленному в начале XIX в. [2].
 
Римский клуб, глобализация и глобализм
   Проект формирования мира корпораций существует давно. Подробная разработка осуществлена Римским клубом в серии программных докладов, предложивших «дорожную карту» управляемой глобализации. После распада СССР их основные идеи – ограничение развития, численности населения и энергопотребления мифологическими «пределами роста», а также раздел мира на зоны с узкой экономической специализацией, его межконфессиональное объединение на основе «единой мировой религии» и т.д. – сводятся в «Повестку на XXI век» («Agenda-XXI»).
   Из неё вычленяются восемь «Целей развития тысячелетия» (2000-2015 гг.), которые затем переоформляются в семнадцать «Целей устойчивого развития» (2015-2030 гг.). Одновременно формируется система глобально-управленческих институтов. Общий замысел таков. Человечество разделяется на касты высших и низших. Высшие («элита») за счёт прорывных биотехнологий обретают если не бессмертие, то бесконечно долгую физическую жизнь. Низшие – обслуживающий персонал, который во избежание протестной самоорганизации с помощью социальных и медицинских технологий погружаются в хаос и архаику.
   Резко сокращённая численность низших в дальнейшем регулируется, удерживаясь средствами внешнего контроля на уровне до 500 млн человек на всю планету; уничтожаются промышленность и сельское хозяйство. На планете воцаряется «золотой век» - бесконечная иерархическая неизменность, подкрепляемая инерцией разрушения идентичностей и ликвидации исторической памяти.
   Концептуальным обоснованием планов сегрегации человечества выступило распространение на социальную сферу теорий естественного отбора (Ч. Дарвина) и народонаселения (Т. Мальтуса), на стыке которых появилась евгеника (основатель – Ф. Гальтон), которая постаралась снять религиозные и нравственные ограничения на пути селекционного «улучшения» человеческой природы.
   К этому добавились основные разработки британской и американской геополитики, противопоставляющие Море и Сушу. Внедрение в практику указанных теоретических взглядов сформировало цивилизационную задачу Запада в виде поэтапной экспансии с периферии в центр Евразии.
   В наиболее концентрированном виде она была изложена в нацистском Генеральном плане «Ost», а также в западных аналогичных проектах расчленения «Большой России» и колонизации её обломков. Преобразование мира государств в корпоративный мир предполагалось осуществить с помощью глобализации, путём разрушения государств и фрагментации идентичностей с последующей атомизацией индивидов и глобальной экономической интеграцией.
   Вторая мировая война была развязана для того, чтобы вернуться к осуществлению замысла мирового правительства, создание которого на базе Лиги Наций было прервано Великим Октябрём. Однако решительный разгром нацистской Германии Красной Армией и полноценное участие СССР в формировании послевоенного миропорядка снова не позволили наделить статусом «верховного учреждения» уже ООН, превратив эту организацию в арену противостояния сверхдержав в холодной войне.
   Сегодня, посчитав после распада СССР глобальную игру «сыгранной», правящие круги Запада не смогли удержать контроль над мировым развитием, недооценив потенциал России и Китая, которые сформировали в Евразии солидарный вызов гегемонии США.
   При анализе возможных вариантов дальнейшего развития современных тенденций следует иметь в виду и учитывать описанный выше опыт формирования глобального миропорядка после мировых войн. Первый вариант, который в настоящее время в основном и осуществляется, связан с внутрисистемным вызовом Западу со стороны России и Китая. То есть наши страны в целом принимают сложившиеся правила глобальной игры и ведут борьбу за перехват контроля над их осуществлением, в том числе над соответствующей системой глобальных институтов.
   В этом случае неизбежной представляется крайняя острота противостояния, вплоть до сползания к военной конфронтации и широкомасштабному конфликту, ибо поражение в такой конкуренции равнозначно капитуляции и вытеснению проигравшего на обочину как капиталистической мир-системы, так и всемирно-исторического процесса в целом.
   Второй вариант, отдельные элементы которого в современных условиях также присутствуют, хотя и не доминируют, - повторение опыта Великого Октября, связанного с формированием системной альтернативы, то есть иной мир-системы с собственными правилами игры. ШОС, БРИКС, ряд связанных с ними финансовых институтов – АБИИ, НБР, а также проекты постсоветской интеграции и китайская инициатива «Пояса и пути» как раз и представляют собой прообраз такой системной альтернативы.
 
Метаморфозы «устойчивого развития»
   Человека можно заставить или принудить к нужной модели поведения силой или поставив в определённые условия. А можно – «промыть мозги», внедрив в них определённую сумму необходимых установок и внушив, что именно они и составляют его убеждения. Установки, в свою очередь, привязываются к религиозным системам для верующих и к идеологическим – для атеистов. Представляя собой нечто вроде сообщающихся сосудов, религия и идеология в проектном генезисе обладают свойством взаимного замещения и дополнения.
   Интеграция религиозного фактора, связанная с формированием «единой мировой религии», была запущена Вторым Ватиканским собором (1962-1965 гг.), основным решением которого явилась постановка христианства в фарватер иудаизма путём признания «старшинства» последнего и принадлежности Спасителя «по крови» к еврейскому народу (то есть была осуществлена подмена идеального материальным: христианского духа – этническим фактором).
   Этот тренд был соединён с экуменическим процессом. В 1995 году на базе Международного Горбачёв-фонда и при поддержке Дж. Буша-ст., М. Тэтчер, Бжезинского и других мировых лидеров и идеологов глобализма был учреждён Форум «Состояние мира» (Мировой форум), важнейшей целью которого провозглашалась организация межконфессионального диалога. В 2001 году была подписана Экуменическая хартия, объединившая католиков и протестантов [3].
   В настоящее время через константинопольский «Вселенский патриархат» предпринимаются пытки вовлечь в эту связку православные церкви, а также осуществляется протестантская экспансия в странах АТР, прежде всего в Южной Корее и Китае.
   В идеологической сфере процесс глобальной интеграции также был запущен в 60-е гг., с созданием Римского клуба, связанного со Святым престолом, экуменическим движением и патронирующими его олигархическими кланами. Совместная «игра» осуществлялась через Банк Ватикана (Институт религиозных дел) и его связи в сфере банковского бизнеса. Использовался также метод включения «католических» банков в банковские сети и альянсы, контролируемые олигархией при помощи католических орденов (Мальтийский, Opus Dei и др.), а также внедрение соответствующей агентуры олигархического влияния в государственные институты.
   Выбор в пользу экологии и «зелёной» тематики Римским клубом был сделан потому, что в условиях холодной войны у Запада и Востока не просматривалось других общих тем.
   Вопросы экологической безопасности сначала были выведены из общего ряда проблем национальной безопасности. Затем с помощью «широкой» трактовки экологии, включавшей сферы экономического, социального и политического развития, её абсолютизировали и поставили над безопасностью как таковой. «Широкий» экологический императив был использован для преодоления «железного занавеса» между Востоком и Западом.
   Так сложилась ключевая конвергентная идеологическая концепция глобализма – «sustainable development», не вполне корректно переведённая на русский язык как «устойчивое развитие». Предполагается, что это развитие, не разрушающее природную среду и не нарушающее баланса между биосферой и техносферой; на самом деле авторы вложили в «sustainable development» содержание идеологической доминанты неразвития, призванной не допустить эрозии западного господства.
   В активную фазу глобализм вступил в 70-х гг., что отражается следующей цепочкой событий:
  • 1971 г. – замена Бреттон-Вудской системы золотого стандарта отвязанной от золота Ямайской системой;
  • 1972 г. – создание «конвергентного», с участием США и СССР, а также других стран НАТО и Варшавского договора, Международного института прикладных системных исследований (IISA) в Вене;
  • 1972 г. – выход первого доклада Римскому клубу «Пределы роста», разработанного в Массачусетском технологическом институте (MIT). В документе сформулированы и поставлены две фундаментальные задачи, под знаком которых протекают все нынешние события: сокращение численности населения и ограничение промышленного развития (зашифрованное ныне под «борьбу с антропогенными выбросами»);
  • 1972-1973 гг. – создание Трёхсторонней комиссии (Д. Рокфеллер – Бжезинский), объединившей элиты Северной Америки, Западной Европы и Японии проектом формирования трёхблоковой мировой архитектуры; в 1975 году по поручению комиссии С. Хантингтон, М. Круазье и Дз. Ватануки подготовили широко обнародованный на Западе доклад «Кризис демократии», в котором сохранение капитализма связали с традиционализмом с помощью «нового фашизма»;
  • 1973-1974 гг. – поэтапная замена в США прошедших через выборы президента и вице-президента Р. Никсона и С. Агню неизбранными ставленниками олигархии Дж. Фордом и Н. Рокфеллером;
  • 1975 г. – Заключительный акт СБСЕ в Хельсинки, на полях которого СССР в обмен на «гарантии» послевоенных границ согласился на вовлечение в «глобальную проблематику»;
  • 1975 г. – создание Vanguard Group, системообразующей компании по управлению активами;
  • в условиях наступившего тотального монополизма именно этот тип «глобальных инвесторов» контролирует мировую экономику в лице практически всех транснациональных банков и корпораций;
  • они же играют ключевую роль во вновь созданном Совете по инклюзивному капитализму при Ватикане.
   Напомним, что в исследовании, проведённом на стыке 2000-2010 гг. в Швейцарском федеральном технологическом институте (ШФТИ), анализу подверглись структура акционерного владения и перекрёстные партнёрские связи 43 тыс. банков и корпораций, в результате чего было выделено «широкое» ядро из 1 тыс. 318 субъектов. Внутри него обнаружилось «узкое» ядро из 147 ключевых финансовых и промышленных корпораций. Компании по управлению активами, общая численность которых оценивается в пределах от десяти до пятнадцати, составляют «сверхузкое» ядро мировой капиталистической экономики.
   Вовлечение в глобальную проблематику СССР было осуществлено при прямой поддержке председателя Совета министров А.Н. Косыгина [4]. Советский Союз вошёл в число учредителей венского института системных исследований. В стране был создан его филиал – ВНИИСИ и ряд сопутствующих институтов. В 1983 г. секретным распоряжением Ю.В. Андропова была создана Комиссия Политбюро ЦК КПСС по экономической реформе, которую возглавили премьер Н.А. Тихонов и его зам. Н.И. Рыжков; фактическое руководство осуществляли С.Н. Шаталин и Д.М. Гвишиани. В состав комиссии вошла группа будущих «реформаторов», включая Гайдара, Чубайса, Авена и др.
   В целом, между категориями «sustainable development» и «устойчивое развитие» до сих пор сохраняется существенная смысловая разница, суть которой отражена в выступлениях лидеров России и Китая В.В. Путина и Си Цзиньпина на климатическом саммите, состоявшемся по инициативе Дж. Байдена 22 - 23 апреля т.г.
   Запад рассматривает климатический процесс способом получения доступа к природным ресурсам развивающихся стран, инструментом их принуждения к деиндустриализации и покупке западной «зелёной» продукции и «зелёных» технологий (с помощью углеродного сбора) и средством формирования насаждаемой Западом глобальной системы «экологических» ценностей. А  также, соответственно, трендов будущего, прежде всего технологического лидерства в рамках «экологически чистой» цифровизации и искусственного интеллекта, которым отводится решающая роль в формировании «нового миропорядка».
   В этом, собственно, и состоит смысл проекта «великой перезагрузки». Для России и Китая участие в климатическом процессе – это инструмент укрепления суверенитета, а также технологического развития и решения «отложенных» экологических проблем. Поэтому Путин вернул в повестку дня вопрос увязки промышленных выбросов с их поглощением (абсорбцией) природными средами и указал на почти 30-кратное превышение парникового эффекта метана над CO2.
   Из этого вытекает, что бороться с климатическими изменениями следует путём переработки метана, а не торговых махинаций с квотами на выбросы углекислоты. Главным ресурсом низкоуглеродного развития в выступлении Путина названа атомная энергетика, а не пресловутые ВИЭ – возобновляемые источники энергии, которые минувшей зимой в Европе продемонстрировали несостоятельность [5]. В дополнение к этому Си Цзиньпин обозначил перспективу максимального роста выбросов в КНР к 2030 г. и достижение «углеродной нейтральности» только к 2060 г., то есть за рамками обозримой перспективы [6].
   В отличие от западных оппонентов, наши страны, связывают экологию не с внешней политикой или глобальным управлением, а с внутренним развитием.
 
«Устойчивое развитие » и «миростроительство»
   Система институтов «sustainable development», сложившаяся, включает два основных направления или трека. Первый в рамках «широкой» трактовки интегрирует экологию с экономикой и социальной сферой и представлен институтом конференций ООН по окружающей среде и развитию. Они проводятся раз в десять лет; первой после распада СССР Конференцией Рио-92 была принята базовая Рио-де-Жанейроская декларация по окружающей среде и развитию (Декларация Рио), а также «Agenda-XXI» и ряд других упоминавшихся международных документов.
   Второй трек распространяет тематику «sustainable development» на политическую сферу; переход осуществляется с помощью другого типа институтов – всемирных саммитов по Целям развития, первый из которых, известный как Саммит тысячелетия, состоялся в 2000 г., а последующие созываются каждые пять лет.
   Саммит 2000 г. выдвинул Цели развития тысячелетия (ЦРТ); саммит 2015 г. обновил их, приняв Цели устойчивого развития (ЦУР). Содержание ЦУР по сути повторяет ЦРТ, но детализирует последние за счёт двукратного увеличения общего количества «Целей». Последней «Целью» в обоих случаях выступает «глобальное партнёрство».
   С его помощью «мостик» перебрасывается к концепту «превентивной дипломатии», представляющему собой механизм «постконфликтного» урегулирования, но не межгосударственных, а внутренних конфликтов. Они сначала предварительно разжигаются, а затем интернационализируются, обеспечивая иностранное вмешательство и переход страны под контроль Запада. Это и называется «миростроительством», для управления которым в структуре ООН существует специальный орган – Комиссия по миростроительству (КМС).
   Базовые концепты «sustainable development» и «peacebuilding» утверждены соответствующими программными документами ООН. «Sustainable development», как изложено в докладе Комиссии ООН по глобальному управлению и сотрудничеству «Наше глобальное соседство» (1995 г.), ставит целью формирование «глобальной общины», где безопасностью наделяются не государства, а «планета и люди».
   Это - механизм тотального вмешательства повсюду; сейчас оно осуществляется под правозащитными лозунгами, в перспективе поводом сделают несоблюдение странами «международных стандартов» экологии. Сами ресурсы переводятся в статус «глобального общего достояния», за пользование которым страны отчисляют в ООН «глобальные налоги» [7].
   Задачи «peacebuilding» раскрываются докладом Группы высокого уровня ООН «Более безопасный мир: наша общая ответственность» (2004 г.) [8]. У обоих документов имеется общее место. Это планы реформирования ООН, призванные адаптировать Совет Безопасности к стержневому для глобализации региональному принципу.
1   2
 
Источник: https://russtrat.ru/
 
Публикации, размещаемые на сайте, отражают личную точку зрения авторов.
dostoinstvo2017.ru
Ваш дом
НАШИ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ВАШЕГО КОМФОРТНОГО ДОМА!
Название
Опрос
Главная страница
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru