Главная \ Различные интересы \ Геополитика и война \ Геополитика и теория \ СТРАННОЕ ВОСКРЕШЕНИЕ РЕШЕНИЯ О ДВУХ ГОСУДАРСТВАХ

СТРАННОЕ ВОСКРЕШЕНИЕ РЕШЕНИЯ О ДВУХ ГОСУДАРСТВАХ

0
17
СТРАННОЕ ВОСКРЕШЕНИЕ РЕШЕНИЯ О ДВУХ ГОСУДАРСТВАХ
Марк Харрис символика
Как невероятная война сможет привести к единственно возможному Миру
   В течение многих лет представление об израильском и палестинском государствах, существующих бок о бок в условиях мира и безопасности, высмеивалось как безнадёжно наивное - или, что ещё хуже, как опасная иллюзия. После десятилетий дипломатии под руководством США, не сумевшей достичь такого результата, многим наблюдателям показалось, что мечта умерла; всё, что оставалось сделать, это похоронить её. Но оказывается, что сообщения о смерти решения о двух государствах были сильно преувеличены.
   После чудовищного нападения ХАМАС на Израиль 7 октября и жестокой войны, которую с тех пор Израиль ведёт в секторе Газа, якобы мёртвое решение о создании двух государств было воскрешено. Президент США Джо Байден и его высшие должностные лица национальной безопасности неоднократно и публично подтверждали свою убеждённость в том, что оно представляет собой единственный способ установить прочный мир между израильтянами, палестинцами и арабскими странами Ближнего Востока. Причём Соединённые Штаты вряд ли одиноки: призыв к возвращению к парадигме двух государств был поддержан лидерами всего арабского мира, странами ЕС, центрально европейскими державами, а также, такими как Австралия и Канада, и даже главным соперником Вашингтона, Китаем.
   Причина этого возрождения не сложна. В конце концов, существует лишь несколько возможных альтернатив решению, основанному на двух государствах. Есть решение ХАМАС, которое заключается в уничтожении Израиля. Существует решение израильских ультраправых, которое заключается в аннексии Израилем Западного берега, роспуске Палестинской автономии (ПА) и депортации палестинцев в другие страны. Существует подход «управления конфликтами», которого в течение последнего десятилетия или около того придерживается премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, целью которого является сохранение статус-кво на неопределённый срок - и мир видел, как это сработало. А также есть идея двунационального государства, в котором евреи стали бы меньшинством, что положило бы конец статусу Израиля как еврейского государства. Ни одна из этих альтернатив не разрешила бы конфликт - по крайней мере, не вызвав ещё больших бедствий. И поэтому, если мы хотим, чтобы конфликт был разрешён мирным путём, единственной оставшейся в силе идеей является создание двух государств.
   Всё это было верно до 7 октября. Но отсутствие лидерства, доверия и заинтересованности с обеих сторон - а также неоднократные неудачные попытки Америки изменить эти реалии - сделали невозможным представление о надёжном пути к решению проблемы двух государств. А сделать это сейчас, стало ещё сложнее. Израильтяне и палестинцы более озлоблены и напуганы, чем когда-либо со времени начала второй интифады в октябре 2000 года; кажется, что обе стороны в меньшей степени, чем когда-либо, смогут достичь взаимного доверия, которое необходимо для решения проблемы двух государств. Между тем, в эпоху конкуренции великих держав за рубежом и политической поляризации внутри страны, а также после десятилетий неудачных дипломатических и военных интервенций на Ближнем Востоке, Вашингтон пользуется гораздо меньшим влиянием и доверием в регионе, чем в 1990-е годы, когда после распада Советского Союза и изгнания, при содействии США, армии иракского диктатора Саддама Хусейна из Кувейта Соединённые, Штаты положили начало процессу, который привёл, в конечном итоге, к соглашениям в Осло. И всё же, в результате войны в секторе Газа Соединённые Штаты испытывают острую потребность в заслуживающем доверия процессе, который в конечном итоге может привести к соглашению, и в более сильных рычагах воздействия, чтобы превратить возрождение решения о двух государствах из темы для разговоров, в реальность. Однако для этого потребуется значительное количество времени и политического капитала. Байдену придётся играть активную роль в формировании решений сопротивляющегося израильского союзника, неэффективного палестинского партнёра и нетерпеливого международного сообщества. А поскольку то, на чем он будет настаивать, - это постепенный подход, который приведёт к достижению мира только в течение длительного периода, решение о создании двух государств должно быть сейчас закреплено в качестве конечной цели в резолюции Совета Безопасности ООН, поддержанной США.
 
ДОЛГИЙ И ИЗВИЛИСТЫЙ ПУТЬ
   Решение о создании двух государств восходит, по меньшей мере, к 1937 году, когда британская комиссия предложила разделить территорию британского мандата, известную, тогда как Палестина, на два государства. Десять лет спустя Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию 181, в которой предлагалось два государства для двух народов: одно арабское, другое еврейское. Хотя рекомендуемый резолюцией территориальный раздел не удовлетворил ни одну из сторон, евреи приняли его, но палестинцы, поощряемые их арабскими государствами-спонсорами, отвергли его. Последовавшая за этим война привела к основанию государства Израиль; миллионы палестинцев, тем временем, стали беженцами, и их национальные чаяния угасли.
   Идея палестинского государства, в основном, бездействовала в течение десятилетий, поскольку Израиль и его арабские соседи были поглощены своим собственным конфликтом, результатом одного из которых стала израильская оккупация и заселение сектора Газа и Западного берега после Шестидневной войны 1967 года, которая поставила миллионы палестинцев под прямой контроль Израиля, но без предоставления гражданских прав. Однако в конечном счёте террористические атаки, предпринятые Организацией освобождения Палестины, и восстание палестинского народа в 1980-х годах против израильской оккупации вынудили Израиль смириться с тем фактом, что ситуация стала невыносимой. В 1993 году Израиль и ООП, при посредничестве Америки, подписали в Осло соглашения, признав друг друга и заложив основу для поэтапного, постепенного процесса, призванного в конечном итоге привести к созданию независимого палестинского государства. Казалось, момент для решения проблемы двух государств настал.
   К концу правления администрации Клинтона в процессе Осло был разработан подробный план того, как будет выглядеть решение о создании двух государств: палестинское государство на 97% Западного берега и всей территории сектора Газа с взаимосогласованным обменом территориями, который компенсировал бы палестинскому государству три процента земли Западного Берега аннексированной Израилем, на которой в то время проживало около 80% всех еврейских поселенцев на палестинских землях. Столица палестинцев в Восточном Иерусалиме, где преимущественно арабские пригороды перейдут под палестинский суверенитет, а преимущественно еврейские пригороды - под суверенитет Израиля. Обе страны разделили бы контроль над, так называемым, Священным бассейном Иерусалима, местом расположения наиболее важных святынь трёх авраамических конфессий.
   Но окончательное соглашение по этим условиям так и не было достигнуто. Будучи в то время членом переговорной команды администрации Клинтона, я пришёл к выводу, что ни одна из сторон не была готова к компромиссу по крайне эмоциональному вопросу, о том, кто будет контролировать Иерусалим, или по вопросу о «праве на возвращение» палестинских беженцев, который представлял серьёзную угрозу для израильтян. В конце концов, здание мира, которое столь многие возводили с таким трудом, было разрушено в пароксизме насилия, когда палестинцы начали новое, более интенсивное восстание, а израильтяне расширили свою оккупацию Западного берега. Последовавший за этим конфликт продолжался пять лет, унеся тысячи жизней с обеих сторон, и разрушил все надежды на примирение.
   Каждый последующий американский президент стремился возродить решение о создании двух государств, но ни одна из их инициатив не оказалась способной преодолеть недоверие, порождённое возвращением палестинцев к насилию и решимостью израильских поселенцев аннексировать Западный берег. Израильтяне были разочарованы нежеланием палестинского руководства откликнуться на то, что они считали щедрыми предложениями о создании палестинской государственности, а палестинцы никогда не верили, что эти предложения были подлинными или что Израиль выполнит их, если они осмелятся пойти на компромисс в своих требованиях. Лидеры обеих сторон предпочитали обвинять друг друга, вместо того чтобы найти способ вывести свой народ из жалкой трясины, которую создал провалившийся мирный процесс.
 
СОСТОЯНИЕ ОТРИЦАНИЯ
   К тому времени, когда в 2021 году Байден стал президентом США, мир отказался от решения о двух государствах. Нетаньяху, который в течение предыдущих 15 лет доминировал в политике своей страны, убедил израильтян в том, что у них нет палестинского партнёра по миру, а, следовательно, нет необходимости решать проблему трёх миллионов палестинцев на Западном берегу и двух миллионов в секторе Газа, которых они успешно контролируют. Вместо этого Нетаньяху стремился «уладить» конфликт, поставив ПА (предполагаемого партнёра Израиля по мирному процессу) на колени и предприняв шаги, чтобы облегчить ХАМАС, который разделял его антипатию к решению о создании двух государств, укрепление своего правления в Газе. В то же время он дал волю движению поселенцев на Западном берегу, чтобы сделать невозможным создание, когда-либо сопредельного палестинского государства.
   Палестинцы также потеряли веру в решение о создании двух государств. Некоторые вернулись к вооружённой борьбе, в то время как другие начали тяготеть к идее двунационального государства, в котором палестинцы пользовались бы равными правами с евреями. Версия ХАМАС о «решении одного государства», которое полностью покончило бы с Израилем, также получила большую популярность на Западном берегу, где популярность группировки начала затмевать престарелое и коррумпированное руководство Махмуда Аббаса, президента ПА.
   В течение многих лет американские дипломаты предупреждали, что этот статус-кво является неустойчивым и что вскоре вспыхнет новое палестинское восстание. Но оказалось, что палестинцы не были готовы к новой интифаде и предпочли отсиживаться на своей земле, насколько это было возможно, и ждать, пока израильтяне уйдут. Это устраивало администрацию Байдена. Она была полна решимости, лишить Ближний Восток приоритетности, поскольку решала более насущные стратегические задачи в Азии и Европе. Чего она хотела на Ближнем Востоке, так это спокойствия. Поэтому всякий раз, когда израильско-палестинский конфликт угрожал вспыхнуть, особенно из-за провокационной деятельности поселенцев, американские дипломаты вмешивались, чтобы снизить напряжённость, при поддержке Египта и Иордании, которые были заинтересованы в том, чтобы избежать взрыва.
   Со своей стороны, Байден на словах поддерживал решение о создании двух государств, но, похоже, не верил в это. Он сохранил политику, благоприятствующую поселенцам, которая была введена его предшественником Дональдом Трампом, например, маркировку продуктов из поселений Западного берега как «сделанных в Израиле». Байден также не выполнил своего предвыборного обещания вновь открыть консульство США для палестинцев в Иерусалиме (Консульство было включено в состав посольства США, когда Трамп перенёс его в Иерусалим).
   Тем временем арабские государства решили практически отказаться от палестинского дела. Они стали рассматривать Израиль как естественного союзника в противодействии возглавляемой Ираном «оси сопротивления», которая пустила корни по всему арабскому миру. Этот новый стратегический расчёт нашёл выражение в соглашениях Авраама, заключённых администрацией Трампа, в соответствии с которыми Бахрейн, Марокко и Объединённые Арабские Эмираты (ОАЭ) полностью нормализовали отношения с Израилем, не настаивая на том, чтобы Израиль делал что-либо, что могло бы повысить вероятность создания Палестинского государства.
   Байден стремился расширить это соглашение между Израилем и арабами–суннитами, добиваясь нормализации отношений между Израилем и Саудовской Аравией, крупнейшим в мире производителем нефти и хранителем самых священных мест ислама. С точки зрения США, в нормализации была убедительная стратегическая логика: Израиль и Саудовская Аравия могли бы послужить опорами в «оффшорном балансировании» США, что стабилизировало бы регион, одновременно высвобождая американское внимание и ресурсы для борьбы с напористым Китаем и агрессивной Россией.
   Байден нашёл добровольного партнёра, в лице наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салмана, широко известного как МБС, который предпринял амбициозные усилия по модернизации своей страны и диверсификации её экономики. Опасаясь, что из-за ограниченных военных возможностей Саудовской Аравии он не сможет защитить плоды этих инвестиций, он добивался заключения официального оборонного договора с Соединёнными Штатами, а также права поддерживать независимый ядерный топливный цикл и покупать современное американское вооружение, для достижения таких целей перспективы нормализации отношений с Израилем для крайне произраильского Сената США, будет приемлема. МБС мало заботился о палестинцах и не хотел ставить свою сделку в зависимость от прогресса в направлении решения о создании двух государств. Однако администрация Байдена опасалась, что полный обход палестинцев может привести к палестинскому восстанию, особенно потому, что в 2022 году Нетаньяху сформировал коалиционное правительство с ультранационалистическими и ультрарелигиозными партиями, которые стремились аннексировать Западный берег и свергнуть ПА. Администрация также оценила, что она не сможет обеспечить необходимые голоса демократов в Сенате при заключении оборонного договора с непопулярными саудовцами без существенного палестинского компонента в пакете. Поскольку саудовцам требовалось некоторое политическое прикрытие для их сделки с Израилем, они согласились на предложение Байдена о существенных ограничениях поселенческой деятельности на Западном берегу, передаче дополнительной территории Западного берега под контроль палестинцев и возобновлении саудовской помощи ПА.
   К началу октября 2023 года Израиль, Саудовская Аравия и Соединённые Штаты были на грани региональной перестройки. Нетаньяху ещё не принял палестинскую составляющую сделки, а противодействие его коалиции любым уступкам по урегулированию делало неясным, какая часть предлагаемого соглашения сохранится - как и общая неуверенность МБС. Тем не менее, если бы произошёл прорыв, палестинцы, вероятно, снова оказались бы в стороне, а ультраправое правительство Нетаньяху обрело бы больше уверенности в реализации своей стратегии аннексии. Но затем всё рухнуло.
 
ПОСЛЕДНИЙ ПЛАН В СИЛЕ
   На первый взгляд, возможно, трудно понять, почему, то, что произошло дальше, поможет возродить решение о двух государствах. Трудно выразить словами травму, которую все израильтяне пережили 7 октября:
  • полная неспособность хвалёных военных и разведывательных возможностей Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) защитить израильских граждан;
  • ужасные зверства, совершенные боевиками ХАМАС, в результате которых погибли около 1200 израильтян и почти 250 попали в плен в секторе Газа;
  • продолжающаяся история с заложниками, которая наполняет каждый израильский дом горем и заботой;
  • перемещение приграничных общин на юге и севере Израиля.
   В этом контексте неудивительно, что израильтяне всех мастей не заинтересованы в рассмотрении вопроса о примирении со своими палестинскими соседями. До 7 октября большинство израильтян были уже убеждены, что у них нет палестинского партнёра по миру; сегодня у них есть все основания полагать, что они были правы. И то, как с начала войны возросла популярность ХАМАС на Западном берегу, только укрепило эту оценку. Согласно опросам, проведённым в ноябре и декабре палестинским исследователем Халилом Шикаки, 75% палестинцев Западного берега поддерживают продолжение правления ХАМАС в Газе, по сравнению с 38% жителей сектора Газа. Израильтяне указывают на отказ палестинцев, включая Аббаса, осудить зверства ХАМАС, прямое отрицание многими арабами того, что что-либо подобное имело место, и новое антисемитское измерение международной поддержки палестинского дела и приходят к выводу, что палестинцы хотят их убить, а не заключать с ними мир.
   Понятно, что большинство палестинцев пришли к аналогичному выводу в отношении израильтян: в результате нападения на сектор Газа погибло более 25 тыс. палестинцев (включая более 5 тыс. детей), на территории разрушено более 60% домов и перемещены почти все из 2,2 миллиона её жителей. На Западном берегу гнев по поводу войны усугубляется систематическим насилием израильских поселенцев, которые нападали на палестинцев, выгоняли некоторых из их домов, а другим мешали собирать урожай оливок и пасти овец. По крайней мере, некоторые палестинцы, потенциально большинство, не отвергают идею независимого палестинского государства как возможного решения, которое могло бы положить конец израильской оккупации и позволить им жить достойно и свободно. (Примечательно, что это остаётся официальной позицией ПА, в то время как официальная позиция правительства Нетаньяху заключается в том, чтобы категорически выступать против создания палестинского государства). Но мало кто из палестинцев верит, что израильтяне позволят им построить жизнеспособное государство, свободное от военной оккупации.
   По всем этим причинам существует полное несоответствие между возобновившимися международными призывами к созданию двух государств и страхами и желаниями, которые в настоящее время формируют израильское и палестинское общество. Многие утверждают, что лучшее, что Соединённые Штаты могут сделать в этих обстоятельствах, - это попытаться, как можно скорее положить конец боевым действиям, а затем сосредоточиться на восстановлении разрушенных жизней израильтян и палестинцев, отложив на время вопрос об окончательном разрешении конфликта, пока страсти не остынут, не появится новое руководство и обстоятельства не станут более благоприятствовать размышлениям о том, что сейчас кажется надуманными идеями мира и примирения.
   Однако краткосрочный прагматичный подход таит в себе свои опасности: в конце концов, именно это сделал Вашингтон после четырёх раундов боевых действий между ХАМАС и Израилем, которые вспыхнули в период с 2008 по 2021 год, - и посмотрите, к чему это привело. Более того, после этого раунда Израилю не просто уйти и оставить ХАМАС без контроля, как это было в прошлом. Нетаньяху уже говорит о долгосрочном присутствии израильских сил безопасности в секторе Газа. Это путь к катастрофе. Если Израиль застрянет в Газе, ему придётся отбиваться от повстанцев, возглавляемых ХАМАС, - точно так же, как он отбивался, в течение 18 лет, от повстанцев, возглавляемых «Хезбаллой» и другими группировками, когда застрял в Южном Ливане после вторжения в 1982 году. Нет надёжного способа положить конец войне в Газе, не пытаясь установить там новый, более стабильный порядок. Но это невозможно сделать, без разработки надёжного пути к решению о двух государствах. Суннитские арабские государства во главе с Саудовской Аравией, как и всё остальное международное сообщество, настаивают на этом как на условии своей поддержки возрождения ПА и восстановления сектора Газа. Палестинская автономия должна быть в состоянии указать на эту цель, чтобы узаконить любую роль, которую она будет играть в контроле над Газой. Причём администрация Байдена должна быть в состоянии включить цель создания двух государств в израильско-саудовское соглашение, посредником в котором она по-прежнему стремится быть.
Израильский танк вблизи Газы
Израильский танк вблизи Газы, февраль 2024 года. Амир Коэн/Reuters
   Первым шагом для палестинцев было бы создание заслуживающей доверия орган управления в секторе Газа, чтобы заполнить вакуум, оставшийся после ликвидации власти ХАМАС. Это возможность для Палестинской автономии, расширить свою власть и объединить разделённое палестинское государство. Но поскольку авторитет ПА уже находится на низком уровне, она не может позволить себе, чтобы её рассматривали как израильского субподрядчика, поддерживающего порядок ради интересов безопасности Израиля. К счастью, оппозиция Нетаньяху тому, чтобы ПА взяла под свой контроль сектор Газа, похоже, привела к обратным результатам, послужив только для того, чтобы узаконить эту идею в умах многих палестинцев.
   Но в своём нынешнем состоянии Палестинская автономия не в состоянии взять на себя ответственность за управление сектором Газа и охрану правопорядка. Как выразился Байден, ПА необходимо «оживить». Ему для Газы нужен новый премьер-министр, новый набор не коррумпированных компетентных технократов, квалифицированные силы безопасности и реформированные институты, которые больше не подстрекают против Израиля и не вознаграждают заключённых и «мучеников» за террористические акты против израильтян. Соединённые Штаты и суннитские арабские государства, включая Египет, Иорданию, Саудовскую Аравию и ОАЭ, уже ведут подробные обсуждения с ПА по поводу всех этих шагов и, похоже, удовлетворены тем, что Палестинская автономия готова их предпринять. Но это потребует активного сотрудничества и поддержки правительства Нетаньяху, которое выступает категорически против роли ПА в секторе Газа и до сих пор отказывается принимать какие-либо решения о том, что произойдёт там «после того как».
   Как только начнётся процесс восстановления, вероятно, потребуется около года на подготовку и развёртывание сил безопасности и гражданских кадров Палестинской автономии в секторе Газа. В течение этого периода Израиль, вероятно, предпримет некоторые военные действия против оставшихся сил ХАМАС. На это время, для управления территорией потребуется временный руководящий орган. Эта структура должна быть узаконена резолюцией Совета Безопасности ООН и будет осуществлять надзор за постепенным принятием ответственности Палестинской автономией. Она будет контролировать миротворческие силы, которым будет поручено поддерживать порядок. Чтобы предотвратить трения с ЦАХАЛ, этими силами должен руководить американский генерал. Но необходимости в американских войсках на местах нет: войска могли бы прибыть из других, дружественных Израилю, стран, которые имеют большой опыт проведения миротворческих операций и были бы приемлемы для палестинцев, включая Австралию, Канаду, Индию и Южную Корею. Арабские суннитские государства должны быть приглашены к участию в силах, хотя маловероятно, что они захотят взять на себя ответственность за охрану порядка в отношении палестинцев.
   Но даже без предоставления войск, суннитским арабским государствам предстояло бы сыграть решающую роль. Египет в значительной степени заинтересован в обеспечении стабильности, которая позволила бы миллионам жителей Газы отойти от египетской границы, где они представляют постоянную угрозу хлынуть в Египет. Египетская разведка хорошо осведомлена о секторе Газа, а египетская армия может помочь предотвратить контрабанду оружия с Синайского полуострова в Газу, хотя до 7 октября ей не удалось этого сделать. Иордания имеет меньшее, чем Египет, влияние в секторе Газа, зато иорданцы умело обучили палестинские силы безопасности на Западном берегу и могли бы сделать то же самое для сил Палестинской автономии в Газе. Богатые нефтью арабские государства Персидского залива располагают необходимыми ресурсами для восстановления сектора Газа и финансирования активизации деятельности ПА. Но никого из них не заставят платить по счетам, если они не смогут сказать своему собственному народу, что это приведёт к прекращению израильской оккупации и, возможному, возникновению палестинского государства, что предотвратило бы новый виток войны, в результате которого они снова остались бы с носом.
 
ДРУГ В БЕДЕ
   Конечно, есть два основных препятствия для реализации такого плана, и они являются основными участниками этой войны. Хотя контроль ХАМАС над северной частью Газы сейчас находится под сомнением, ХАМАС по-прежнему сохраняет свои подземные опорные пункты в южных городах Хан-Юнис и Рафах. На момент написания этой статьи у него всё ещё остаётся около 130 заложников, которых он намерен использовать в качестве разменной монеты; чем дольше будут продолжаться боевые действия, тем сильнее будет внутреннее давление на Нетаньяху, чтобы он согласился на временное прекращение огня в обмен на остальных заложников, потенциально оставляя на месте значительную часть инфраструктуры и механизмов контроля ХАМАС. Вашингтон может попытаться убедить ЦАХАЛ перейти к более целенаправленному подходу, который приведёт к меньшему количеству жертв. Но для того, чтобы сформировался какой-либо послевоенный порядок, система командования и контроля ХАМАС должна быть разрушена - но этот результат далеко не гарантирован.
   С другой стороны, выживание правительственной коалиции Нетаньяху с ультраправыми и ультрарелигиозными партиями зависит от отказа от решения о создании двух государств и любого возвращения ПА в сектор Газа. Хотя в Израиле широко распространены слухи о том, что Нетаньяху вскоре будет отстранён от должности, а новые выборы приведут к власти умеренную центристскую коалицию, его навыки выживания не имеют себе равных; его никогда не следует сбрасывать со счетов.
   Тем не менее, Байден сохраняет значительные рычаги влияния на Нетаньяху. В настоящее время армия обороны Израиля сильно зависит от военного снабжения из Соединённых Штатов, поскольку она рассматривает возможность ведения войны на два фронта, против ХАМАС в Газе и Хезбаллы на юге Ливана. Израиль израсходовал огромное количество материальных средств на свою кампанию в секторе Газа, от администрации Байдена требуются экстренные меры для ускоренного пополнения запасов в обход надзора Конгресса, к большому огорчению некоторых демократов в Сенате, которые понадобятся Байдену для поддержки израильско-саудовской сделки. Даже если Израиль выберет более целенаправленную кампанию в Газе, ему придётся пополнить свой арсенал и быть готовым к ресурсоёмкой войне с «Хезбаллой». Задержка поставок - это то, чего Байден не хочет делать, потому что он не хочет выглядеть так, будто он подрывает безопасность Израиля. Но в противостоянии с Нетаньяху Байден может затягивать принятие определённых решений, увязывая их в бюрократических процедурах или запрашивая разрешения Конгресса. Это может привести к тому, что ЦАХАЛ заставит Нетаньяху сдаться. Давление также может исходить от награждённых военных, которые входят в его чрезвычайный военный кабинет: отставных генералов Бенни Ганца и Гади Айзенкота, возглавляющих главную оппозиционную партию, и Йоава Галланта, министра обороны.
   Эта динамика уже начала проявляться. Несмотря на то, что это потребовало титанических усилий, администрации Байдена удалось убедить ЦАХАЛ изменить свою стратегию и тактику - ограничить масштабы своих операций против ХАМАС и удержаться от борьбы с «Хезбаллой» - а также убедить её увеличить объём гуманитарной помощи в сектор Газа, включая открытие израильского порта Ашдод для снабжения. Галлант публично даже заявил о своей поддержке того, чтобы ПА взяла на себя определённую роль в секторе Газа, напрямую возражая премьер-министру.
   В долгосрочной перспективе Армия обороны Израиля по-прежнему будет сильно зависеть от военной поддержки, со стороны Соединённых Штатов восстанавливая своей сдерживающей мощи, по которой 7 октября был нанесён удар. Эта новая зависимость лучше всего иллюстрируется в необходимости развёртывания Соединёнными Штатами двух авианосных ударных групп и атомной подводной лодки в регионе Восточного Средиземноморья, для удержания Ирана и «Хезбаллы» от вступления в боевые действия в начальном этапе войны. До 7 октября только военный потенциал Израиля служил достаточным сдерживающим фактором, а Соединённые Штаты могли развернуть свои основные силы в других местах. Но, согласно январскому сообщению 12-го канала Израиля, когда официальные лица США решили, что пришло время вывести одну из авианосных ударных групп, ЦАХАЛ попросил их сохранить её на месте.
   Такая сильная тактическая и стратегическая зависимость от Соединённых Штатов является новым явлением. Вашингтон долгое время служил второй линией обороны Израиля. Но развёртывание американских авианосных ударных групп сигнализировало о том, что, в некотором смысле, Соединённые Штаты стали первой линией обороны Израиля. Израиль больше не в состоянии «защищать себя сам», как перед 7 октября любил хвастаться Нетаньяху. Он может делать всё что угодно, чтобы игнорировать эту новую реальность, но ЦАХАЛ не может себе этого позволить.
   Тем временем Израиль переживает цунами международной критики, поскольку его неизбирательное применение силы на ранних этапах войны, когда он реагировал скорее из ярости, чем по расчёту, привело к массовым жертвам среди гражданского населения. Только Соединённые Штаты стояли в «этом проломе», неоднократно защищая Израиль от международного порицания и отстаивая его право на продолжение войны против ХАМАС, несмотря почти на всеобщие требования о прекращении огня. Это также служит американским интересам, поскольку уничтожение ХАМАС является необходимым условием для установления более умиротворённого порядка в секторе Газа. Но Израиль находится всего в одном шаге от того, чтобы Америка воздержалась от резолюций Совета Безопасности ООН, которые могут привести к санкциям. Как и его, недавно обострившаяся военная зависимость от Вашингтона, эта политическая изоляция делает Израиль уязвимым перед влиянием США.
   До сих пор Нетаньяху, казалось, был полон решимости, противостоять влиянию своего единственного настоящего друга в международном сообществе, публичное используя явное неприятие решения о сосуществовании двух государств, для укрепления своей коалиции и завоевания доверия своей базы в противостоянии Соединённым Штатам. Но у Байдена есть ряд других источников влияния, помимо потенциального затягивания с пополнением военных запасов или, давая понять, что он рассматривает возможность воздержаться при голосовании по резолюции ООН, критикующей Израиль. Нетаньяху зависит от международного сообщества в финансировании восстановления сектора Газа. Израиль не в состоянии выплатить $50 млрд., или около того, которые потребуются для возмещения ущерба, нанесённого его военной кампанией. И всё же, если Нетаньяху не достигнет взаимопонимания с Байденом относительно надёжного пути к решению проблемы двух государств, Израиль останется с носом. Богатые нефтью и газом арабские государства неоднократно давали понять, что они не будут платить за восстановление Газы без твёрдой приверженности палестинскому государству. А если оставить Газу в руинах, то это гарантирует, что к власти там вернётся ХАМАС, возглавив несостоявшееся государство на границах Израиля. Возможно, он ещё не осознает этого, но у Нетаньяху нет другого выбора, кроме как найти способ удовлетворить это требование.
   Наконец, Байден может повлиять на общественные дебаты в Израиле, обойдя Нетаньяху и обратившись к израильскому народу. Они глубоко ценят, что он был рядом с ними в самые тяжёлые моменты после теракта 7 октября. Его визит в Израиль утешил страну, когда Нетаньяху не смог. С тех пор израильтяне наблюдают, как президент Соединённых Штатов защищает их, борется за возвращение израильских заложников, ускоряет военные поставки Армии Обороны Израиля и накладывает вето на резолюции ООН, критикующие Израиль. Напротив, авторитет Нетаньяху в глазах израильской общественности, до 7 октября, уже был на историческом минимуме, из-за раскола в результате корыстной кампании, которую он проводил, для ограничения полномочий судебной власти. Если бы выборы состоялись сегодня, он был бы разгромлен. Согласно недавним опросам общественного мнения, более 70% израильтян хотят, чтобы он ушёл в отставку. Между тем, более 80% израильтян одобряют лидерство США после войны и предпочитают Байдена Трампу, на 14 пунктов - впервые за десятилетия израильтяне предпочли кандидата в президенты США от демократов республиканцам.
 
ЧТО ДОЛЖЕН СДЕЛАТЬ БАЙДЕН
   Если Байден столкнётся с Нетаньяху, выступление перед израильским народом могло бы дать американскому президенту преимущество. Лучшее время для выступления было бы после того, как Соединённые Штаты помогли бы организовать ещё один обмен заложников на заключённых, за что израильская общественность была бы глубоко благодарна. Смысл был бы не в том, чтобы продавать решение о сосуществовании двух государств израильтянам, которые пока не готовы услышать это. Скорее, идея состояла бы в том, чтобы предложить отеческое объяснение того, что Соединённые Штаты пытаются сделать для обеспечения стабильности «на следующий день» в секторе Газа, что предотвратило бы повторение событий 7 октября, а также со временем проложило бы путь к прекращению более широкого конфликта. Байден объяснил бы, что он не хочет видеть, как «его любимый Израиль» обречён на нескончаемую войну, когда каждое поколение отправляет своих детей воевать на улицы Газы и в лагеря беженцев на Западном берегу. Он предложил бы альтернативу, которая вместо этого дала бы надежду на прочный мир - при условии, что правительство Израиля последует его примеру. Ему придётся опровергнуть утверждение Нетаньяху о том, что Израиль должен поддерживать общий контроль безопасности на Западном Берегу и в секторе Газа, выделив альтернативные меры безопасности под контролем США, включая демилитаризацию палестинского государства, которая примирила бы потребности Израиля в безопасности с палестинским суверенитетом – и сохранила бы Израильтяне в большей безопасности, чем постоянная военная оккупация.
   Уступка Байдену противоречила бы всем политическим инстинктам Нетаньяху. Единственный способ, которым Нетаньяху может надёжно удержаться у власти сейчас, - это сохранить свою коалицию с ультранационалистами, которые выступают категорически против возрождения Палестинской автономии и решения о создании двух государств. Если он уступит, то возникнет значительный риск потери власти. Обычно, когда его загоняют в угол, Нетаньяху «танцует»: немного уступает Соединённым Штатам, одновременно заверяя своих сторонников в жёсткой линии, что его уступки это несерьёзно. В частности, что касается вопроса об израильских поселениях, то этот манёвр сходил ему с рук в течение 15 лет.
   Но игра окончена. Нетаньяху не может достоверно утверждать, что поддерживает решение о создании двух государств. Он делал это раньше, в 2009 году, но с тех пор стало очевидно, что он лгал, поскольку теперь он хвастается тем, что предотвратил возникновение палестинского государства. Но даже если Нетаньяху будет продолжать выступать против такого результата, сотрудничество в послевоенным плане США для Газы обязал бы его разрешить Палестинской автономии, действовать в секторе Газа и ограничить поселенческую деятельность на Западном берегу, что представляет собой надёжный путь к Решение создания двух государств - таким образом, обрекло бы на гибель его хрупкую коалицию и, вероятно, положило бы конец его карьере.
Байден в Тель-Авиве, октябрь 2023
Байден в Тель-Авиве, октябрь 2023 года. Эвелин Хокстайн/Reuters
   Байден явно предпочёл бы избежать противостояния с Нетаньяху, но это кажется неизбежно. Пока президент обдумывает, как привлечь внимание Нетаньяху, ему необходимо найти способ изменить расчёты Нетаньяху - или, если Нетаньяху продолжит упорствовать, добиться общественной поддержки Израиля для предпочитаемого Байденом подхода «на следующий день».
   В этих усилиях существенную помощь может оказать Саудовская Аравия. До 7 октября Байден думал, что находится на пороге стратегического прорыва в израильско-саудовском мирном процессе. Эта возможность всё ещё существует, несмотря на войну в секторе Газа. МБС не собирается дать ХАМАС похоронить его амбициозный план развития страны, стоимостью в триллион долларов. Он также не в восторге от того, что война придала импульс Ирану и его партнёрам по «оси сопротивления», которая угрожает Саудовской Аравии не меньше, чем Израилю. Поскольку сделка, о которой он договорился с Байденом, служит жизненно важным интересам его королевства, он по-прежнему заинтересован в продвижении вперёд, когда всё успокоится. Но нормализация отношений с Израилем сейчас крайне непопулярна в Саудовской Аравии, где общественное мнение, как и везде в арабском мире, ещё более ожесточённо выступает против Израиля. Единственный способ, которым МБС может разорвать этот круг, - это настаивать на том самом, к чему он был равнодушен до 7 октября: на надёжном пути к решению проблемы двух государств.
   Байден должен чётко обозначить выбор, стоящий перед израильтянами. Они могут продолжить путь вечной войны с палестинцами или принять план США «на следующий день» - и получить награду, мир с Саудовской Аравией и улучшенные отношения с более широким арабским и мусульманским миром. Нетаньяху публично уже отверг эти условия. Но он сделал это после того, как сделка была предложена в частном порядке. Байдену следует попробовать ещё раз - но на этот раз он должен представить сделку непосредственно израильской общественности таким образом, чтобы отвлечь её внимание от травмы 7 октября.
   После войны Судного дня 1973 года президент Египта Анвар Садат поразил воображение израильтян неожиданным визитом в Иерусалим. МБС вряд ли будет столь же предприимчив, но его можно убедить присоединиться к Байдену в обращении непосредственно к израильской общественности посредством интервью с уважаемым израильским тележурналистом. Работая вместе, Байден и МБС могли бы использовать мирное предложение Саудовской Аравии для усиления послания надежды. Они могли бы указать на роль Саудовской Аравии и арабов-суннитов в продвижении правления ПА в секторе Газа и решения о создании двух государств как способов гарантировать, что палестинцы внесут свой вклад. Байдену нужно будет добавить, в не угрожающих выражениях, что такой прорыв послужил бы жизненно важным стратегическим интересам Соединённых Штатов, а также принёс бы Израилю мир с Саудовской Аравией. Ему нужно было бы передать, что, следовательно, он считает разумным ожидать от Израиля сотрудничества - и что он не поймёт, если его правительство откажется это сделать.
   Байден столкнётся с менее острой, но схожей проблемой, когда дело дойдёт до убеждения палестинцев и арабских лидеров, у которых мало оснований, доверять его приверженности созданию палестинского государства - особенно с учётом того, что они знают, что есть шанс, что Байдена не будет в Белом доме к 2025 году. Привлечь их на свою сторону будет нелегко. Некоторые высказывают предположение, что Соединённым Штатам следует признать Палестинское государство сейчас, а переговоры о его границах будут проведены позже. Но грандиозный жест такого рода поставил бы телегу впереди лошади: Палестинская автономия сначала должна приступить к созданию заслуживающих доверия, подотчётных, прозрачных институтов, продемонстрировав, что она является заслуживающим доверия «государством в процессе становления», прежде чем она будет вознаграждена признанием.
   Впрочем, есть другой способ продемонстрировать американскую и международную приверженность решению проблемы двух государств. Основой для любых переговоров между Израилем, его арабскими соседями и палестинцами является резолюция Совета Безопасности ООН 242, которая была принята Израилем и арабскими государствами после Шестидневной войны 1967 года. (В 1998 году ООП также приняла её в качестве основы для переговоров, которые привели к соглашениям в Осло.) Однако в резолюции 242 ничего не говорится о палестинском вопросе, за исключением мимолётного упоминания о необходимости справедливого урегулирования проблемы беженцев. В ней не упоминается ни один из других вопросов окончательного статуса, хотя содержится прямая ссылка на «недопустимость приобретения территории военным путём» и необходимость ухода Израиля с территорий (хотя и не «территорий»), оккупированных во время войны 1967 года.
   Новая резолюция, обновляющая резолюцию 242, могла бы закрепить в международном праве приверженность США и международного сообщества решению проблемы двух государств. Это привело бы к ссылке на резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН181, призывающей к созданию двух государств для двух народов на основе взаимного признания еврейского государства Израиль и арабского государства Палестина. Это могло бы также призвать обе стороны избегать односторонних действий, которые препятствовали бы достижению решения о существовании двух государств, включая поселенческую деятельность, подстрекательство и терроризм. И это могло бы потребовать прямых переговоров между сторонами «в подходящее время», чтобы решить все вопросы об окончательном статусе и положить конец конфликту и всем вытекающим из него претензиям. Если бы такая резолюция была внесена Соединёнными Штатами, одобрена Саудовской Аравией и принята единогласно другими арабскими государствами, у Израиля и ООП не было бы иного выбора, кроме как принять её, точно так же, как они приняли резолюцию 242.
 
ВРЕМЯ ПРИШЛО
   Войны часто не заканчиваются до тех пор, пока обе стороны не исчерпают себя и не убедятся, что им лучше сосуществовать со своими врагами, чем предпринимать тщетные попытки для их уничтожения. Израильтянам и палестинцам до этого ещё далеко. Но, возможно, после того, как боевые действия в секторе Газа закончатся и страсти остынут, они снова начнут думать о том, как туда попасть. Уже есть некоторые основания для надежды. Рассмотрим, например, тот факт, что граждане Израиля арабского происхождения до сих пор отвергали призыв ХАМАС к восстанию. С 7 октября в смешанных арабо-еврейских городах Израиля был относительно низкий уровень межобщинного насилия, а один из самых выдающихся лидеров арабской общины Израиля, политик и член кнессета Мансур Аббас (не имеющий отношения к палестинскому премьер-министру), мужественно высказался о цели сосуществования. «Все мы граждане, арабы и евреи, должны приложить все усилия, чтобы сотрудничать, для поддержания мира и спокойствия», - написал он в конце октября в «Таймс оф Исраэль». «Мы будем укреплять структуру отношений, повышая взаимопонимание и терпимость, для преодоления этого кризиса мирным путём». Палестинцы на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме также не прибегли к массовому насилию (за исключением отдельных террористических инцидентов), несмотря на провокации и нападения экстремистов поселенцев; 150 тыс., или около того, палестинцев, которые живут на Западном берегу, но до 7 октября работали в самом Израиле, по понятным причинам могут испытывать чувство унижения, но они предпочли бы вернуться к своей работе, чем видеть, как их дети сражаются с израильскими солдатами на контрольно-пропускных пунктах.
   Ни израильтяне, ни палестинцы не готовы пойти на глубокие компромиссы, которых потребовало бы подлинное сосуществование; на самом деле они менее готовы к этому, чем это было в конце правления администрации Клинтона, когда им не удалось заключить сделку. Но огромные издержки отказа от компромисса стали гораздо очевиднее в последние месяцы и станут ещё очевидней в ближайшие годы. Со временем, большинство в обоих обществах, возможно, осознает, что единственный способ обеспечить будущее своим детям - это разойтись из уважения, а не вступать в конфликт из ненависти. Это осознание могло бы быть ускорено ответственным, мужественным руководством с обеих сторон - если оно когда-либо возникнет. В то же время этот процесс мог бы начаться с международных обязательств по созданию арабского государства Палестина, живущему бок о бок с еврейским государством Израиль в условиях мира и безопасности - обещание, сформулированное Соединёнными Штатами, одобренное арабскими государствами и международным сообществом и получившее доверие благодаря согласованным усилиям по созданию более стабильного порядка в секторе Газа и на Западном берегу. В конце концов, стороны конфликта и остальной мир, возможно, тогда поймут, что десятилетия разрушений, отрицания и обмана не уничтожили решение о сосуществовании двух государств, а только укрепили его.
 
МАРТИН ИНДИК является почётным членом Совета по международным отношениям. Он тесно сотрудничал с арабскими, израильскими и палестинскими лидерами на различных руководящих должностях во время администраций Клинтона и Обамы, в том числе на должности посла США в Израиле и специального посланника США по израильско-палестинским переговорам. Он является автором книги «Мастер игры: Генри Киссинджер и искусство ближневосточной дипломатии».
 
 
В. Вандерер
Публикации, размещаемые на сайте, отражают личную точку зрения авторов.
dostoinstvo2017.ru
Ваш дом
НАШИ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ВАШЕГО КОМФОРТНОГО ДОМА!
Название
Опрос
Главная страница
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru