Главная \ Различные интересы \ Геополитика и война \ Геополитика и теория \ ТУРЦИЯ, РОССИЙСКИЙ КРАСНЫЙ СВЕТ В СИРИИ

ТУРЦИЯ, РОССИЙСКИЙ КРАСНЫЙ СВЕТ В СИРИИ

0
9
ТУРЦИЯ, РОССИЙСКИЙ КРАСНЫЙ СВЕТ В СИРИИ
ТУРЦИЯ РОССИЙСКИЙ КРАСНЫЙ СВЕТ
   Министры обороны Турции и Сирии встретились в Москве в эту среду [28.12.2022] в ходе своих первых, более чем за десять лет, переговоров. Руководители обороны и разведки двух стран встретились вместе с российскими коллегами, где, как сообщается, три главы оборонных ведомств обсудили «сирийский кризис, проблему беженцев и совместные усилия по борьбе со всеми террористическими группировками в Сирии». Трёхсторонние переговоры ознаменовали новый прогресс в турецко-сирийском сближении, которое после десятилетия ожесточённой борьбы и войны теперь, похоже, набирает обороты.
   Совсем недавно, в декабре, Турция, была на грани ещё одного наземного наступления против курдских боевиков в Сирии. В конце ноября президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что турецкая акция воздушных бомбардировок - это только начало. Турецкие войска нанесут удар по суше «в кратчайшие сроки», сказал он, а на следующий день прокомментировал, что они двинутся «в наиболее удобное для нас время». Бряцание оружием Турции встревожило Вашингтон, и высокопоставленные американские чиновники неоднократно, публично и в частном порядке, отговаривали Турцию от действий.
   Тогда угрожаемое вторжение Турции не состоялось - но, по всей вероятности, не из-за возражений Вашингтона. Скорее всего, именно противодействие Москвы предотвратило турецкое вторжение.
   Турецкие официальные лица настаивают на том, что им не нужно ничьё «разрешение» или «зелёный свет», чтобы предпринять то, что они называют оборонительными контртеррористическими действиями в соседней Сирии. За исключением того, что они, похоже, поступают из России, а не из Соединённых Штатов. Предыдущие вторжения Турции в Сирию происходили с молчаливого согласия России, причём зачастую вопреки возражениям Америки. Между тем, российского возражения, представляется, было достаточно, чтобы помешать действиям Турции - в течение прошлого года, но также, что особенно заметно, в марте 2020 года. Прецедент свидетельствует о том, что иногда Турция добивается согласия России на новое вмешательство в Сирию. Иногда этого не происходит, и эскалационная риторика турецких официальных лиц ни к чему не приводит.
   Последнее невмешательство Турции и некоторые из её прошлых вторжений в Сирию - реальных или просто угроз - помогают прояснить пределы свободы действий Турции в соседней Сирии и условия двусторонних отношений её с Россией. В совокупности эти эпизоды наводят на мысль о том, на что должны обратить внимание лица, принимающие решения в США, и другие заинтересованные стороны, и о чем следует беспокоиться, когда Турция в следующий раз пригрозит нападением.
   Турция, похоже, не отказалась от попыток нового вторжения в Сирию, даже если эта последняя эскалация была неудачной. Анкаре ранее удавалось, в конечном счёте, добиться от Москвы «да» - а поскольку Россия недавно предположила, что новое турецкое военное вмешательство обусловлено нормализацией турецко-сирийских отношений, процессом, в котором на этой неделе [последняя неделя 2022 года] был, достигнут значительный прогресс, возобновления наступления нельзя исключать.
 
Последнее отменённое вмешательство Турции
   Самая последняя турецкая эскалация последовала за взрывом 13 ноября на оживлённой улице Истикляль в Стамбуле. Турецкие власти быстро задержали предполагаемого террориста, который, как сообщила Анкара, признался в том, что был подготовлен и переправлен через границу из Сирии Рабочей партией Курдистана.
  Рабочая партия Курдистана, или РПК, на протяжении десятилетий вела мятеж войну против турецкого государства. В ходе возглавляемой США военной кампании против «Исламского государства» (ИГИЛ) в Сирии, Вашингтон сотрудничал с сирийским филиалом Рабочей партии Курдистана в борьбе с джихадистской группировкой. Этот филиал был основным элементом более крупных, многоэтнических «Сирийских демократических сил», которые стали основным партнёром Америки по борьбе с ИГИЛ в Сирии. Успехи «Сирийских демократических сил», при поддержке США, в борьбе с ИГИЛ на севере Сирии вызвали в Турции опасения по поводу «террористического коридора» вдоль южной границы Турции и способствовали форсированию более масштабного разрушеня американо-турецких отношений.
   С 2016 года Турция инициировала четыре крупных вторжения в Сирию. Три из них были направлены на то, чтобы помешать «Сирийским демократическим силам», установить непрерывный территориальный контроль вдоль турецко-сирийской границы. Турция координировала эти интервенции с Россией и Ираном,в рамках трёхсторонних переговоров в «Астанинском формате», названных в честь столицы Казахстана.
   За год до взрыва в Истикляле Турция дважды угрожала наземной операцией в Сирии: сначала в октябре и ноябре 2021 года, затем повторно в мае и июне 2022 года. Оба раза Турция сталкивалась с противодействием США и России и отступала.
   После взрыва в Истикляле Турция начала операцию «Коготь-меч», кампанию воздушных бомбардировок предполагаемых целей Рабочей партии Курдистана на севере Сирии и Ирака. Эрдоган далее предупредил, что Турция развернёт наземное наступление на три анклава боевиков в Сирии.
   Соединённые Штаты неоднократно призывали к «деэскалации» и высказывались против нового турецкого вторжения, особенно после того, как турецкий беспилотник нанёс удар в опасной близости от американских войск, дислоцированных на севере Сирии вблизи их местных партнёров. Высокопоставленные официальные лица США, включая министра обороны Ллойда Остина и главу ЦРУ Билла Бернса, сообщили о протестах США в связи с турецкими атаками, которые подвергли опасности американский персонал и ещё больше препятствовали проведению очередной турецкой военной операции в Сирии.
   Россия, похоже, также выступила против действий Турции, хотя и менее публично. После встречи в Астане представитель России заявил 23 ноября, что Москва попросила Анкару воздержаться от нового наземного наступления в Сирии. Другой высокопоставленный российский чиновник заявил 12 декабря - после того, как угроза вторжения Турции, по-видимому, отступила, - что Москва всё время работала над тем, чтобы отговорить Анкару от нападения.
   В интервью от 4 декабря советника президента Турции, Ибрагима Калина спросили, «одобрили» ли Россия и Иран новую турецкую операцию или дали «зелёный свет». «Послушайте, мы не спрашиваем разрешения, - сказал Калин, - мы просто координируем действия с нашими союзниками, когда сталкиваемся с угрозой национальной безопасности».
   Но всего через несколько дней стало ясно, что «зелёного света» не последовало. В статье «Аль-Джазиры» от 6 декабря «официальный турецкий источник» сообщил, что Турция решила предоставить Соединённым Штатам и России «определённое временное окно» для отвода «Сирийских демократических сил» от южной границы Турции, и что это окно «не будет продлено». Турецкий источник также сообщил, что американцы и русские сделали свои собственные предложения для сделки, в том числе Вашингтон, относительно реструктуризации «Сирийских демократических сил» - а, Москва, неуточнённую сделку, связанную с Украиной.
   Неопределённый «конкретный промежуток времени», однако, кажется не столько крайним сроком или ультиматумом, сколько поводом для турецкого отступления. Турция запустила волну карательных атак беспилотников на северо-восток Сирии, но, похоже, ей было отказано в ожидаемом наземном наступлении.
   «Сирийские демократические силы» 2 декабря объявили о прекращении совместных операций с американскими войсками из-за турецких бомбардировок. Однако через несколько дней они заявили, что операции возобновились. Угроза турецкого нападения, очевидно, уменьшилась.
   С начала декабря официальные сообщения Турции стали более сдержанными. Турецкие официальные лица больше не предупреждают о надвигающемся вторжении, хотя они подчеркнули свою неизменную решимость создать «коридор безопасности» вдоль своей сирийской границы. И турецкие официальные лица предприняли новые шаги в направлении нормализации турецко-сирийских отношений при очевидной поддержке России - самое важное, трёхсторонней встречи в среду [28.12.2022] в Москве.
 
Российский зелёный свет
   Данные о прошлых вмешательствах Турции в Сирию свидетельствуют о том, что в ноябре и декабре этого [2022] года именно возражения Москвы, а не Вашингтона, смогли заблокировать турецкие военные действия. Все предыдущие крупномасштабные интервенции Турции проводились с явного одобрения России. Согласие США, тем временем, казалось необязательным.
   Турция начала свою первую трансграничную интервенцию в сирийской провинции Алеппо в августе 2016 года. Операция «Щит Евфрата» началась всего через несколько недель после того, как Эрдоган и президент России Владимир Путин встретились и публично помирились, после того, как Турция сбила российский самолёт на турецко-сирийской границе годом ранее. Эрдоган и Путин на своей встрече, похоже, договорились относительно вмешательства Турции. Затем две армии разработали механизм для предотвращения конфликтов в воздушных операциях. Как только был запущен «Щит Евфрата», Москва явно сдержанно отреагировала, заявив лишь, что она «серьёзно обеспокоена событиями на сирийско-турецкой границе», причём избегая какой-либо критики действий Турции. Вашингтон, со своей стороны, поддержал первоначальное наступление поддерживаемых Турцией сил и высоко оценил, в военном отношении, первоначальные успехи этих сил, но никогда по-настоящему не принимал «Щит Евфрата» как свой собственный.
   Турецкая «операция Оливковая ветвь» в январе 2018 года также, по-видимому, была предварительно согласована с Россией. В то время как «Щит Евфрата» был нацелен непосредственно на ИГИЛ и только блокировал продвижение «Сирийских демократических сил» в северную часть Алеппо, «Оливковая ветвь» была нацелена непосредственно на «Сирийские демократические силы» в районе Африна в Алеппо. Турция начала своё вторжение, несмотря на возражения США, включая звонок президента Дональда Трампа, в котором он, как сообщается, призвал Эрдогана к деэскалации. Но Африн оказался на западной стороне «линии деконфликтности», которую Россия и США провели через Сирию вдоль реки Евфрат, чтобы разграничить свои зоны боевых действий. Россия контролировала воздушное пространство к западу от Евфрата, и Россия, по-видимому, была согласна с вмешательством Турции. За день до того, как Турция запустила «Оливковую ветвь», Россия внезапно вывела свой военный персонал из Африна. Когда операция началась, министерство иностранных дел России заявило только, что действия Турции «были восприняты с обеспокоенностью в Москве» и что она «внимательно следит за развитием ситуации».
   Тем временем турецкая операция «Весна мира» в октябре 2019 года продолжалась, несмотря на ещё более энергичные протесты США. Её мишенью были «Сирийские демократические силы» на северо-востоке Сирии - к востоку от Евфрата, - где они действовали бок о бок с американскими войсками. Эрдогану удалось заставить Трампа объявить, что он выведет американские войска на пути наступления Турции. Однако это не означало, что Соединённые Штаты одобрили «Весну мира». Официальные лица США в течение нескольких месяцев предпринимали неудачные попытки умиротворить Турцию, и в преддверии вторжения Трамп угрожал «полностью разрушить и стереть с лица земли» Турцию. Когда Турция инициировала «Весну мира», официальные лица США осудили это и настаивали на том, что они не дали ей «зелёный свет». В первые дни операции турецкие военные фактически тренировались вести артиллерийский огонь по американским войскам. Администрация Трампа даже ввела санкции против турецких министерств и высокопоставленных чиновников только для того, чтобы снять их после достижения соглашения с Анкарой, по сути, капитулировать перед целями Турции.
   Между тем, в телефонном разговоре между Путиным и Эрдоганом накануне «Весны мира», Путин лишь «призвал своих турецких партнёров тщательно обдумать ситуацию, чтобы не нанести ущерб общим усилиям по урегулированию сирийского кризиса». Через полторы недели после начала операции Путин и Эрдоган достигли соглашения о размещении российских и сирийских войск на северо-востоке Сирии, что развивает российские цели.
   Во всех этих случаях турецко-российские переговоры в конечном итоге привели к компромиссам, которые смягчили некоторые из наиболее максималистских целей Турции, в то же время, оттеснили «Сирийские демократические силы» от южной границы Турции.
   Это, конечно, не означает, что каждая деталь этих интервенций была заранее согласована и идеально срежиссирована. Точные масштабы турецких действий и географические границы турецкого наступления могли быть согласованы на лету с использованием средств, которые могли включать в себя более принудительные сигналы.
   Возьмём, к примеру, российские авиаудары, в результате которых в феврале 2017 года, «случайно» погибли несколько турецких военнослужащих в сельской местности Алеппо, когда поддерживаемые Турцией сирийские боевики и поддерживаемые Россией сирийские военные подошли к городу Алеппо эль-Баб. Вскоре после этого в телефонном разговоре с Эрдоганом Путин «выразил свои соболезнования в связи с трагическими событиями, которые привели к гибели нескольких турецких солдат под эль-Бабом» - не особенно убедительное извинение.
   Или возьмём авиаудар в провинции Идлиб 27 февраля 2020 года, в результате которого погибли более 30 турецких военнослужащих на фоне поддерживаемого Россией наступления сирийских военных, на удерживаемый оппозицией Идлиб. Авиаудар был нанесён по турецкой автоколонне, которая вошла во всё ещё оспариваемый район, причём был нанесён после того, как поддерживаемые Турцией сирийские боевики предприняли успешную контратаку против сирийских правительственных сил. Россия отрицала нанесение авиаударов, однако заявила, что турецкие войска не должны были находиться в этом районе, а также не сообщали заранее о своём местонахождении. Широко распространено мнение, что отрицание Россией бомбардировки было ложным. Несмотря на это, Анкара потворствовала оправдательному нарративу Москвы и вместо этого обвинила сирийских партнёров России. Турция сосредоточила свой ответный удар на сирийских военных в рамках так называемой операции «Весенний щит».
 
Яркий красный свет
   За прошедший год Россия несколько раз подавала Анкаре «красный сигнал светофора», в том числе, совсем недавно, в ноябре и декабре этого [2022] года. Однако урегулирование операции «Весенний щит» может быть самым ярким примером того, как Россия, очевидно, может диктовать свои условия Турции.
   В соответствии с другим соглашением с Россией и Ираном Турецкие войска вошли в «зону деэскалации Идлиб» первоначально в октябре 2017 года. В течение следующих нескольких месяцев Турция установила 12 наблюдательных пунктов вдоль согласованного периметра зоны Идлиб. После того, как Турция не выполнила неоднократные обязательства по объявлению вне закона исламистских боевиков в районе Идлиба, в апреле 2019 года сирийские вооружённые силы при поддержке России начали наступление на Идлиб, а затем снова в декабре 2019 года. По мере того как сирийские военные захватывали всё больше территории на периферии Идлиба, они продвигались мимо наблюдательных пунктов Турции, оставляя их изолированными в сирийском тылу. Турция попыталась сорвать наступление сирийских армии - создать новые турецкие позиции, вооружив сирийских партнёров для контратак, - в то же время всё настойчивее требуя, чтобы сирийская армия прекратила своё наступление и отошла за исходные позиции Турции.
   Затем, 27 февраля, последовал воздушный удар. Вскоре Турция объявила об операции «Весенний щит» и нанесла шквал ударов беспилотниками по позициям сирийских вооружённых сил в Идлибе. Турецкие СМИ заявили, что они «нейтрализовали» тысячи сирийских военнослужащих, в то время как турецкие и международные СМИ приветствовали появление беспилотников как смену парадигмы в современной войне. Когда 5 марта Эрдоган и Путин встретились для переговоров по Идлибу, Турция была на высоте от этой демонстрации военной силы.
   Эрдоган и другие турецкие официальные лица последовательно заявляли о своих целях в преддверии саммита 5 марта: сирийские военные не только должны были прекратить своё наступление, но кроме того отступить к первоначальным границам зоны Идлиб. Эрдоган повторил это требование, например, 5 и 15 февраля. «Мы безусловно вытесним режим за границы, которые мы определили», - заявил он турецким законодателям 26 февраля. Министр обороны Турции Хулуси Акар ещё 1 и 2 марта настаивал на том, чтобы Россия «использовала своё влияние на режим, чтобы заставить его прекратить своё наступление и отойти на рубежи, установленные в соответствии с [соглашением 2018 года]».
   Это не то, что произошло. После нескольких часов переговоров за закрытыми дверями российские и турецкие официальные лица объявили о новом прекращении огня, только «вдоль линии соприкосновения» - оно не требовало от сирийского правительства уступать какую-либо территорию или отступать за наблюдательные пункты Турции. Их соглашение дополнительно обременяло Турцию новыми обязательствами по Идлибу, включая создание «коридора безопасности» вдоль ключевой автомагистрали в Идлибе.
   Это был не тот результат, который в преддверии саммита обещали турецкие официальные лица. Эрдоган и другие, ясно дали понять о своём желании оттеснить сирийские вооружённые силы обратно на окраины Идлиба - Путин, по-видимому, считал иначе.
   В то время Анкара настаивала на том, что не оставит свои наблюдательные пункты, оказавшиеся в сирийском тылу. Месяцы спустя это произошло.
 
Турецкое агентство в Сирии
   Состоявшийся в марте 2020 года саммит и интервенции, не начавшиеся в прошлом году, иллюстрируют реальные масштабы турецкого вмешательства в Сирии и то, как Турция сейчас зависит от российского одобрения для того, чтобы предпринять новые масштабные действий на своей южной границе.
   Кажется невероятным, чтобы турецкие официальные лица чрезмерно обещали, как они это делали в феврале-марте 2020 года и в прошлом году, если бы у Турции действительно была неограниченная свобода действий в Сирии - если бы, по словам Калина, Турции не пришлось «спрашивать разрешения». Кроме того, Анкара, не имела понятия, чем обернутся переговоры с Москвой и Вашингтоном, и сможет ли она, на самом деле, получить это разрешение - если бы она знала, то, очевидно, не стала бы повышать ожидания только для того, чтобы неловко дать задний ход.
   Без этого предварительного знания Анкара может обострить свои риторические цели, поскольку параллельно это эскалация в военном отношении - как это было, например, в ноябре этого [2022] года, с её бомбардировочной кампанией «Операция «Коготь-меч»». Впрочем, похоже, это делается в качестве принудительной переговорной тактики, причём без гарантий в том, что это обеспечит международное согласие на более широкомасштабные военные действия. Иногда это согласие не предоставляется.
   Угрозы турецких официальных лиц действовать в Сирии, похоже, свидетельствуют о реальных намерениях - это не похожи на блеф. Но турецкие намерения не всегда соответствуют турецким возможностям.
   Когда Анкара действительно сталкивается с международным противодействием очередному вмешательству в Сирию, только российские возражения представляются на самом деле непреодолимыми. Анкара, очевидно, готова проигнорировать протесты Вашингтона - так было и раньше. Но пока неясно, как именно Россия накладывает вето на действия Турции, факт этого вето кажется очевидным - оно существует. И хотя это может измениться в будущем, пока этого не произошло, даже после вторжения России в Украину и обслуживающая всю это потребность российская военная и экономическая мощь.
   Это российское право вето означает, что требования Москвы к Анкаре имеют значение. Казалось, в последнее время эти вопросы сосредоточены на турецко-сирийской нормализации. После саммита в августе 2022 года, последовавшего за неудавшимися атаками Турции в мае и июне, Эрдоган заявил, что Путин рекомендовал ему, для решения проблем Турции в области борьбы с терроризмом, координировать свои действия с сирийским правительством президента Башара Асада. Российские официальные лица в течение многих лет стимулировали нормализацию турецко-сирийских отношений на основе Аданской конвенции двух стран 1998 года. Они говорили, что соглашение может позволить Турции преследовать боевиков по горячим следам в Сирии - что важно, сохраняя при этом сирийский суверенитет, заставляя Анкару работать на двусторонней основе с правительством в Дамаске. После того, августовского саммита, турецкие официальные лица стали предлагать, что Анкара могла бы нормализовать отношения с Дамаском. На самом деле нормализация, похоже, популярна во внутренней политике Турции из-за того, как в политическом дискурсе Турции эта политика была связана с возвращением сирийских беженцев из Турции на родину. Большая часть турецкой общественности в настоящее время недовольна миллионами сирийцев в Турции, причём все, более драконовские, меры по ограничению свободы передвижения сирийцев не успокоили разгневанных избирателей. Эрдоган, приняв одно из самых убедительных предложений своей оппозиции в преддверии выборов 2023 года в Турции, по сути, взял на себя обязательство нормализовать отношения с Сирией и организовать широкомасштабное возвращение беженцев.
   Сирийские официальные лица, со своей стороны, не исключали нормализации отношений и на переговорах не навязывали предварительных жёстких условий, но, тем не менее, с подозрением относились к Анкаре. Они также опасаются, что их используют в качестве бутафории на предстоящих выборах в Турции, а также подарят Эрдогану возможность сфотографироваться для рукопожатия без особых материальных вознаграждений.
   Тем не менее, Турция, похоже, полна решимости, предпринять ещё одну попытку интервенцию в Сирию. У Эрдогана существуют кажущиеся сильными стимулы, в преддверии выборов в следующем [2023] году, начать новое вторжение в Сирию. Эрдоган и другие турецкие официальные лица публично дали понять российским и американским коллегам, что они по-прежнему намерены создать «коридор безопасности» на северо-востоке Сирии. Эрдоган также сказал, что он «запросил поддержки у [Путина] для будущих совместных с Россией шагов [по борьбе с терроризмом] и, может быть, для реализации». Министр обороны Турции Акар заявил, что Анкара продолжает переговоры с Москвой об открытии воздушного пространства Сирии для турецких самолётов.
   Параллельно Эрдоган предложил провести поэтапные трёхсторонние переговоры с участием Турции, России и Сирии, которые перейдут от встреч представителей разведки к военным, а затем и к дипломатам. Российские официальные лица приветствовали его призыв к трёхсторонней дипломатии. А в среду [28.12.20222] предложенная Эрдоганом нормализация отношений сделала большой шаг вперёд.
   Что касается Соединённых Штатов, то им остаётся наблюдать за турецко-российскими переговорами, которые могут привести к турецкому вмешательству, которое может в Сирии поставить под угрозу миссию США по борьбе с ИГИЛ и потенциально подвергнуть опасности американский персонал. Для Вашингтона продолжение усилий по предотвращению турецкому вторжению представляется целесообразным. К несчастью, ему также кажется, что их будет недостаточно.
 
Вывод
   Россия в течение многих лет явно голосовала «за» или «против» любых новых крупных действий Турции в Сирии. Теперь Москва, похоже, успешно использовала этот рычаг, чтобы постепенно втянуть Анкару в нормализацию отношений с Дамаском, хотя бы для того, чтобы позволить новое вторжение в Сирию до выборов в Турции в следующем [2023] году. Результатом может стать ещё одно турецкое наступление, на этот раз начатое в координации с сирийскими властями - совместный удар по партнёру США, который создаёт проблему для обеих сторон, и, в процессе, дальнейшей легитимизации сирийского правительства в Дамаске.
   Однако решение о том, действительно ли Турция снова вторгнется в Сирию, будет принято в Москве, а не в Анкаре. Поэтому, когда в следующий раз турецкие официальные лица пригрозят вторжением, официальные лица США и другие заинтересованные стороны должны следить за очередным турецко-российским сближением. Ещё одно соглашение между Эрдоганом и Путиным может означать не только новое военное вторжение на севере Сирии, но и, если оно повлечёт за собой нормализацию турецко-сирийских отношений, огромный политический сдвиг в сирийской войне.
 
Сэм Хеллер - исследователь и аналитик, работает в Бейруте и Афинах, специализирующийся на политике и безопасности в Ливане, Сирии и их региональных соседях. Он является научным сотрудником «Международное Столетие», центра международных исследований и политики «Фонда Столетие».
 
Фото: Президент России
 
Источник: https://warontherocks.com/
 
В. Вандерер
Публикации, размещаемые на сайте, отражают личную точку зрения авторов.
dostoinstvo2017.ru
Ваш дом
НАШИ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ВАШЕГО КОМФОРТНОГО ДОМА!
Название
Опрос
Главная страница
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru