Главная \ Различные интересы \ Геополитика и война \ Геополитика и теория \ ВЫ ИДЁТЕ НА ВОЙНУ С ПРОМЫШЛЕННОЙ БАЗОЙ, КОТОРАЯ У ВАС ЕСТЬ, А НЕ С ТОЙ, КАКУЮ ВЫ ХОТИТЕ

ВЫ ИДЁТЕ НА ВОЙНУ С ПРОМЫШЛЕННОЙ БАЗОЙ, КОТОРАЯ У ВАС ЕСТЬ, А НЕ С ТОЙ, КАКУЮ ВЫ ХОТИТЕ

0
30
ВЫ ИДЁТЕ НА ВОЙНУ С ПРОМЫШЛЕННОЙ БАЗОЙ, КОТОРАЯ У ВАС ЕСТЬ, А НЕ С ТОЙ, КАКУЮ ВЫ ХОТИТЕ
ВЫ ИДЁТЕ НА ВОЙНУ С ПРОМЫШЛЕННОЙ БАЗОЙ
   В 1924 году Армейский промышленный колледж впервые открыл свои двери. На волне трудностей с мобилизацией американской экономики и поддержкой экспедиционных сил в Первой мировой войне, Конгресс учредил колледж, чтобы заложить интеллектуальную основу для мобилизации американской промышленной базы в следующей войне. Семнадцать лет спустя эта война началась с нападения Японии на Перл-Харбор. Армейский промышленный колледж доказал свою ценность, предоставив Национальной консультативной комиссии по обороне исходные данные для экономической мобилизации во время Второй мировой войны. Спустя столетие после основания колледжа уроки, которые Соединённые Штаты с трудом усвоили в отношении промышленной мобилизации для конфликтов между великими державами, в значительной степени забыты, и теперь новое поколение специалистов по национальной безопасности остро нуждается в его доктринах.
   Сосредоточенность специалистов по оборонному планированию на сценариях краткосрочных военных конфликтах и соразмерном развитии вооружённых сил, построенных на изысканных высокотехнологичных платформах, привела Соединённые Штаты к потенциальному стратегическому провалу в конфликте из-за неспособности поддерживать те силы, которыми они располагают. После целого поколения глобализации и деиндустриализации США, архитектура национальной безопасности нуждается в лучшем понимании воздействия длительного конфликта на вооружённые силы - и их всё более совершенные платформы - для содействия развитию промышленной базы и цепочки поставок, которые могут быть устойчивыми и выжить в условиях длительной войны. Это должно быть достигнуто путём тесного сотрудничества с частным сектором промышленности, чтобы определить, какими могут быть потребности в ресурсах в условиях затяжного конфликта и способность удовлетворить их в случае коллапса глобальных цепочек поставок. Понимание того, где находятся эти узкие места, служит ориентиром для более точных инвестиций в промышленную базу, как для укрепления костяка вооружённых сил во времена растущих бюджетных ограничений, так и для лучшей подготовки промышленной базы к крупномасштабному конфликту.
 
«Ты будешь дома до того, как листва опадёт...»
   Когда в августе 1914 года имперская армия Германии вошла в Бельгию, кайзер Вильгельм II пообещал своим людям, что война с Францией будет короткой. Но, как подчеркнул Роберт Гилпин, войны между великими державами уникальны тем, что «они обладают волей и способностью продолжать боевые действия в течение длительного периода». И, как описывает Кэтал Нолан в книге «Очарование битвы», конфликты между великими державами почти всегда расширяются, затягиваются и превращаются в состязания на истощение между техникой и личным составом. Даже сегодня в российско-украинском конфликте, опосредованной войне великих держав, война продолжается уже второй год. В истории за очень редкими исключениями, войны между великими державами неизбежно расширяются и затягиваются.
   Таким образом, в то время как исторические данные указывают на то, что война между Соединёнными Штатами и Китаем, скорее всего, будет затяжной, текущее планирование по обе стороны Тихого океана, похоже, направлено на подготовку к короткому конфликту. С начала 1990-х годов Китай инвестирует в технологии и развивает структуру сил для поддержки быстрого удара по Тайваню. И уже в 2001 году китайское руководство обсуждало стратегию внезапности, нанесения жёсткого и быстрого удара по «дальнему врагу» - термин, который китайские лидеры используют для описания Соединённых Штатов. Между тем, американские специалисты оборонного планирования были сосредоточены на разработке концепций и возможностей, которые, по-видимому, в наибольшей степени направлены на ослабление атаки и в меньшей степени на усиление и мобилизацию - и это несмотря на предупреждения Хэла Брэндса и Эндрю Крепиневича.
   В связи с этим возникает вопрос: верят ли лидеры Соединённых Штатов в то, что Китай прекратит боевые действия, если американские военные потопят 300 кораблей? Верят ли американские лидеры также в то, что американские военные прекратят боевые действия, если Китай достигнет Тайбэя через несколько недель? Ответ маловероятен, поскольку у обеих сторон есть значительные политические стимулы для продолжения конфликта. Во-первых, существует всеобъемлющий баланс сил между региональными гегемонами, который стимулировал бы продолжение конфликта. А, в случае с Китаем, авторитарным режимам трудно пережить значительные потери, в то время как для Соединённых Штатов, любое значительное нападение на американские силы, вероятно, усилит внутриполитическое давление, побуждающее их продолжать борьбу, даже несмотря на опасения по поводу ядерной эскалации. Если у обеих сторон есть воля и возможности продолжать боевые действия, разве лидеры не должны задаться вопросом: почему бы войне с Китаем не затянуться, несмотря на ядерные риски?
   Затяжной конфликт повлечёт за собой значительные экономические, социальные и политические последствия, что, вероятно, приведёт к нарушению политического порядка. Но чрезмерный акцент на планировании и организации вокруг короткого, острого конфликта также открыл Министерству обороны отдельный набор слабых мест.
 
Чем более продвинута технология, тем сложнее её поддерживать
   Проблема, с которой сталкиваются Соединённые Штаты, заключается в том, чтобы продержаться достаточно долго в затяжном конфликте, для достижения успеха. Для прошлого поколения военно-технологическое превосходство США доказало свою полезность на полях сражений в Кувейте, Ираке, Сербии, Афганистане и Ливии. Но хотя ни один из этих конфликтов не длился достаточно долго и не протекал с достаточно высокой интенсивностью, чтобы создать нагрузку на промышленную базу и цепочки поставок, признаки проблем всё же появились.
   Это превосходство стало кульминацией 30-летних усилий интеллектуалов в области обороны, инженеров, реформаторов и специалистов по национальной безопасности, которые стремились изменить Министерство обороны после Вьетнама. Эти пионеры использовали американское технологическое преимущество для разработки более быстрого, точного и дальнобойного целеуказания, которое получило название «вторым смещением» (second offset). Интеграция таких концепций, как Расширенный бой и разработка цепочек поражения на большой дистанции, стала ведущей задачей Агентства перспективных исследовательских проектов и в конечном итоге превратилась в «Атаку Взломщика» (Assault Breaker) и разработку радиолокационной системы совместного наблюдения за целью, F-117, и, среди прочего, боеприпасов совместного прямого поражения. Но даже во время «Бури в пустыне», предполагаемого наивысшего уровня американской военной мощи, возникли бы серьёзные проблемы, если бы война продолжалась и дальше.
   Программа F-35, являющаяся апофеозом развития программы «Дивиденды мира», имеет цепочку поставок «точно в срок», которая, вероятно, ставит под угрозу оперативный успех в потенциальном конфликте. Кроме того, российско-украинский конфликт обнажил атрофию западных и российских оборонных компаний, поскольку они изо всех сил пытаются заменить утраченную технику в темпе истощения. А, поскольку история повторяется, фраза «снарядный голод», распространённая во время Первой мировой войны, всплыла вновь, поскольку обе стороны пытаются произвести достаточное количество артиллерийских снарядов.
   Сегодня Министерство обороны удваивает «второе смещение» с помощью смещения X, используя передовые технологии, такие как автономность и гиперзвуковые ракеты, для обеспечения решительного оперативного преимущества. Все службы инвестируют в подводные беспилотники, совместные боевые самолёты, новые гиперзвуковые ракеты класса «воздух-воздух» и автономность. Эти технологии направлены на то, чтобы преодолеть географические и количественные преимущества противников с помощью более быстрых систем и большего числа автономных платформ – причём их полезность неопровержимо доказана в многократных успешных военных играх.
   Однако эти сложные системы также зависят от более разнообразных глобальных цепочек поставок. Например, тантал, ключевой металл для гиперзвуковых платформ, даже не добывается в Соединённых Штатах. Между тем, Китай производит более трёх четвертей мировых запасов висмута, магния и вольфрама, все три, из которых, являются ключевыми элементами для полупроводников. Основная проблема заключается в том, что инвестиции в автономные платформы для сдерживания китайских военных зависят от материалов китайского производства. Если перед оборонно-промышленной базой США в мирное время стоит проблема сохранения артиллерийские выстрелов для Украины, как она сможет поддерживать ещё более продвинутые платформы в условиях затяжного конфликта с Китаем?
 
Арсенала демократии больше нет
   Широко известное решение заключается в том, что Соединённые Штаты могли бы мобилизовать национальную экономику точно так же, как это было во время Второй мировой войны. В то время как Соединённые Штаты остаются третьим по величине производителем в мире, последствия деиндустриализации и глобализации ставят под сомнение способность промышленной базы масштабироваться в условиях затяжного конфликта. Больше нет Рози Клепальщицы, которая исполняла бы роль военнослужащих, отправляющихся за океан, или American Locomotive Company, производящей танки Sherman, или Ford Motor Company, производящей B-24. Тогда Соединённые Штаты имели преимущество в том, что были крупнейшим в мире производителем, из-за Великой депрессии имели неполную занятость рабочей силы и получили преимущество в мобилизации после начала войны в 1939 году.
   Длительный процесс деиндустриализации в стране и развитие глобальных цепочек поставок позволили переместить более трудоёмкие производственные рабочие места за рубеж, сохранив, в определённой степени, производство готовой продукции. Самым ярким примером является сокращение занятости в обрабатывающей промышленности с 34% всех рабочих мест в США в 1950 году примерно до 9% сегодня. Это отражается по всем направлениям в других ключевых областях, таких как кузнечное производство (потеряло половину всех предприятий с 2002 года), литейное производство (потеряло половину предприятий с 1984 года) или станкостроение (с 28% мирового рынка в 1968 году до 5% в 2019 году). Эти предприятия никуда не делись, они просто уехали за границу. Рост глобализации, в частности контейнеризации и информационных технологий в области логистики для оптимизации глобальных цепочек создания стоимости, позволил транснациональным корпорациям перенести эти трудоёмкие и капиталоёмкие отрасли за рубеж, чтобы обеспечить потребителя более дешёвым продуктом. Как обнаружил Дэвид Отор, только вступление во Всемирную торговую организацию Китая привело к потере почти миллиона рабочих мест в обрабатывающей промышленности Соединённых Штатов.
   При изучении рынка редкоземельных металлов, материалов, столь важных для производства высокотехнологичных платформ смещения X, проблемы поддержания затяжного конфликта становятся ещё более серьёзными. В то время как Китай контролирует лишь половину мирового рынка редкоземельных элементов, он контролирует от 80 до 90% процессов разделения и очистки. Более того, рудник Маунтин-Пасс, который является крупнейшим рудником по добыче редкоземельных элементов в Соединённых Штатах, отправляет всё своё сырье для переработки в Китай. Даже с учётом проектируемых инвестиций вне Китая только 15% мощностей переработки редкоземельных элементов будут находиться за пределами страны, это затруднит Министерству обороны восполнение дефицита в 53 важнейших материалах. Эти отрасли будут иметь решающее значение в любом долгосрочном конфликте, но, чтобы выдержать затяжной конфликт, в Соединённых Штатах их нет в какой-либо заметной форме для масштабирования за соответствующий промежуток времени.
   Последствия деиндустриализации и глобализации усугубляются дивидендами мира - в частности, консолидацией и стремлением к повышению эффективности оборонно-промышленной базы. До печально известной «Тайной вечери» в 1993 году насчитывалось 75 оборонных корпораций, сегодня их насчитывается пять. В 1985 году три миллиона человек работали в сфере обороны. Сегодня их общее число составляет около 1 миллиона. Поскольку всё меньше компаний сотрудничают с Министерством обороны, это создало парадигму, при которой всё меньше компаний понимают, как работать в рамках государственного предприятия, и всё меньше работников промышленности даже имеют необходимые допуски для выполнения оборонных работ. На рынке труда нет застоя, который позволил бы промышленности легко масштабироваться, для удовлетворения сигналов спроса военного времени. В сочетании с деиндустриализацией и глобализацией эти эффекты привели к значительной атрофии всей базы оборонной промышленности, что означает, что она способна поддерживать только мирное время или конфликты низкой интенсивности.
 
Восстановление базы
   Соединённым Штатам было бы почти невозможно преодолеть два поколения деиндустриализации. Контейнеризация, логистические ИТ-системы и более эффективные транспортные средства будут продолжать стимулировать свободный рынок к поиску более дешёвых источников производства. На макроуровне, текущие усилия Конгресса по содействию восстановлению производства полупроводников обходятся в $52 миллиарда - учитывая нынешнее бюджетное давление, Соединённые Штаты вряд ли получат значительные финансовые стимулы для восстановления значительной части промышленной базы. Хотя продолжающиеся усилия Министерства обороны по обеспечению безопасности цепочек поставок или важнейших полезных ископаемых, полезны, их объёма не достаточно, для заметного укрепления промышленной базы для затяжного конфликта.
   Во-первых, Соединённым Штатам необходимо понять взаимосвязь и требования между совокупностью силовых структур в условиях затяжного конфликта, промышленной базой и глобальными цепочками поставок. Увеличение продолжительности существующих инструментов моделирования, таких как синтетическая модель исследования операций, на театре военных действий, до аналогичной продолжительности, чтобы соответствовать длительной логистической военной игре Командования материально-технического обеспечения ВВС, чтобы понять потребление ресурсов и истощение сил не только за недели, но и за месяцы, по крайней мере, дало бы более обоснованное понимание того, каким будет сигнал спроса в затяжном конфликте на органической и коммерческой оборонно-промышленной базе.
   Это требует от Министерства обороны составления карты всех глобальных цепочек поставок, для понимания существующей пропускной способности, от производства до поставок сырья. Объединение существующих усилий по составлению карты цепочки поставок для снижения рисков и пагубного влияния, может быть использовано для понимания потенциала. Расширение этого за счёт включения цепочки поставок отдельных инструментов, которые изготавливают необходимые детали, дало бы департаменту понимание необходимости масштабирования производства в случае затяжного конфликта.
   Раздел 1415 Закона о разрешениях на национальную оборону от 2023 года положил начало этим усилиям, фокусируясь на воздействии затяжного конфликта на редкоземельные материалы - впрочем, хотя он и полезен, он всё же ставит телегу впереди лошади. Пока мы не поймём влияние потребления ресурсов и истощения сил, а также то, что может поддерживать существующая промышленная база, это всего лишь обратная сторона уравнения. Департамент должен определить требования к длительному конфликту, понять способность быстро воспроизводить утраченное, осознать способность промышленности масштабировать производство, а затем определить приоритеты инвестиций в промышленную базу, основываясь на устойчивости и долговечности.
   Межведомственный подход через Министерство торговли, Государственный департамент и Министерство обороны должны сначала понять, какие ресурсы необходимы в затяжном конфликте. Во-вторых, Министерству обороны следует разработать систему снижения рисков, основанную на критичности материалов в условиях конфликта, способности к быстрому масштабированию и безопасности цепочки поставок. Наконец, важно осознать присущую частной промышленности способность поддерживать производство вне конфликта. Это был бы целенаправленный подход к отраслям, которые нуждаются в долгосрочной поддержке, поскольку они слишком критичны, требуют слишком много времени для масштабирования или слишком подвержены риску разрушения со стороны противника.
   Вооружённые силы США также должны инвестировать в устойчивость. Министерство обороны полагается на органическую промышленную базу и совершенствование существующей структуры вооружённых сил, для выживания на начальном этапе кампании. Предполагается, что склады и верфи дадут возможность продержаться до тех пор, пока остальная экономика не сможет наверстать упущенное, но годы отчуждения инвестиций ослабили их. Как ранее в этом году подчёркивал Крис Догерти, инвестиции в возрождение основы американской обороны, в частности систем материально-технического обеспечения, обеспечат поддержку вооружённых сил США в ходе кампании. Кроме того, работа с промышленностью по разрушению барьеров для получения данных о деталях для увеличения использования аддитивного производства и восстановления возможностей по ремонту боевых повреждений поможет поддерживать большее количество платформ в рабочем состоянии в течение более длительного периода. Наконец, Управление контролёра Министерства обороны должно приступить к составлению бюджета по сокращению определённых платформ. Хотя маловероятно, что в бюджете будет предусмотрено сокращение числа авианосцев, возрастут требования к таким вещам, как совместные боевые самолёты, которые также должны учитываться уполномоченными и ассигнованиями при рассмотрении будущего развития системы.
   В-третьих, Министерству обороны следует расширить сотрудничество с частным сектором промышленности и начать осуществлять значительные инвестиции в оборонно-промышленную базу, для получения возможности своевременного реагирования, с тем, чтобы Соединённые Штаты смогли выдержать затяжной конфликт. Следование примеру Департамента по управлению производством администрации Рузвельта представляется поучительной линией поведения по установлению баланса между промышленным потенциалом и военными потребностями. Это означает привлечение венчурного капитала, прямых инвестиций и коммерческих партнёров к крупным военным играм и учениям. Урок мобилизации времён Второй мировой войны заключается в том, что ни одна из сторон не знала, насколько сложной была реальность, пока они не начали работать вместе.
   В-четвертых, долгосрочный успех в затяжном конфликте, в конечном счёте, будет зависеть от обеспечения доступа к критически важным материалам, особенно редкоземельным элементам, которые необходимы для поддержки производства передовых платформ. Разумным шагом было бы заставить Корпорацию по финансированию развития уделять больше внимания вопросам, связанным с национальной безопасностью, особенно устойчивой добыче редкоземельных элементов, под эгидой борьбы с изменением климата. Кроме того, инвестиции в акционерный капитал компаний гарантировали бы, проявление Соединёнными Штатами должной осмотрительности и предотвращение пагубного влияния противников, которое во время конфликта может быть проблематичным. Это позволило бы масштабировать существующую прибрежную зону и дружественные усилия, а также обеспечить немедленные ощутимые выгоды для промышленной базы. Поскольку департамент стремится увеличить инвестиции в передовые платформы, использующие редкоземельные материалы, обеспечение безопасности этих важнейших цепочек поставок полезных ископаемых является крайне важным.
   Наконец, Канцелярии заместителя министра обороны по закупкам и обеспечению, следует расширить существующие полномочия по разделу III Закона об оборонном производстве, включить в него прямые инвестиции и кредитное финансирование. Этого можно было бы достичь собственными силами, используя прибыль Фонда оборотных средств Агентства оборонной логистики для осуществления инвестиций в оборонно-промышленную базу, и не использовать дополнительные ассигнования Конгресса. Исторически так сложилось, что Фонд оборотных средств Министерства обороны подвергался рейдерским захватам для поддержки таких проектов, как Мемориал Второй мировой войны. Сосредоточение инвестиций в капиталоёмких приоритетных отраслях, которые покинули Соединённые Штаты, обеспечило бы необходимый потенциал для будущих сражений, а также обеспечило бы хорошо оплачиваемую работу для американцев. Кроме того, это позволило бы департаменту получить значительно больше прибыли от реинвестирования в промышленную базу. Во время Второй мировой войны Корпорация оборонных заводов выступала в аналогичном качестве, предоставляя субсидии для расширения базы оборонной промышленности за счёт значительных инвестиций в объекты чисто государственного назначения или упрощения налоговых льгот для промышленных мощностей с большим количеством возможностей двойного назначения. В условиях растущего бюджетного давления, оказываемого на Министерство обороны, поиск возможностей использовать существующие источники доходов без обращения к Конгрессу открывает значительные возможности для восстановления американской промышленной базы после десятилетий атрофии.
 
Вывод
   Затяжная война между Китаем и Соединёнными Штатами стала бы глобальным катаклизмом, который сформировал бы наш мир на многие поколения вперёд. Но могут ли Соединённые Штаты подготовить свою промышленную базу для потенциального сдерживания противника? Возросший промышленный потенциал, боеспособность, жизнестойкость и демонстрированная решимость ведения длительной войны во многом способствовали бы проявлению решимости. Эти рекомендации не задумывались как всеобъемлющие - проблемы с рабочей силой, существующее регулирующее законодательство и бюджетные ограничения вполне реальны, - но проблема подготовки к затяжному конфликту возникла вчера. Несколько поколений назад генерал Дж. Дуглас Макартур прокомментировал актуальность термина «слишком поздно» - страны всегда слишком запаздывают с подготовкой к конфликту. На решение проблем оборонно-промышленной базы уйдут годы, поэтому Соединённым Штатам лучше начать сейчас, чем опоздать.
 
Джон Барретт - профессиональный логист Военно-воздушных сил США. Он хотел бы поблагодарить генерал-майора Дэйва Сэнфорда, доктора Келли Грико, Кристу Ашенбах, Джейка Чепмена и Доминика Янтко за их рекомендации и отзывы. Любые ошибки являются собственностью автора.
 
Высказанные мнения принадлежат автору и не отражают официальных указаний или позиции правительства США, Министерства обороны, Военно-воздушных сил США или Космических сил США.
 
Фото ВВС США, сделанное лётчиком 1-го класса Джесси Монте
 
Источник: https://warontherocks.com/
 
В.Вандерер
Публикации, размещаемые на сайте, отражают личную точку зрения авторов.
dostoinstvo2017.ru
 
Ваш дом
НАШИ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ВАШЕГО КОМФОРТНОГО ДОМА!
Название
Опрос
Главная страница
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru