Главная \ Различные интересы \ Геополитика и война \ Геополитика и теория \ Заметки на полях публикации: «ВЫ ИДЁТЕ НА ВОЙНУ С ПРОМЫШЛЕННОЙ БАЗОЙ, КОТОРАЯ У ВАС ЕСТЬ, А НЕ С ТОЙ, КАКУЮ ВЫ ХОТИТЕ»

Заметки на полях публикации: «ВЫ ИДЁТЕ НА ВОЙНУ С ПРОМЫШЛЕННОЙ БАЗОЙ, КОТОРАЯ У ВАС ЕСТЬ, А НЕ С ТОЙ, КАКУЮ ВЫ ХОТИТЕ»

0
23
Заметки на полях публикации: «ВЫ ИДЁТЕ НА ВОЙНУ С ПРОМЫШЛЕННОЙ БАЗОЙ, КОТОРАЯ У ВАС ЕСТЬ, А НЕ С ТОЙ, КАКУЮ ВЫ ХОТИТЕ»
Экономическая война США КНР
   Работа посвящена теоретическим вопросам влияния длительности конфликтов на вооружённые силы и промышленность. О России ничего, пару раз упоминается конфликт в Нележалости, а всё внимание сфокусировано на вопросах подготовки к военному столкновению в Тихом океане.
   Не смотря на то, что публикация посвящена вероятному конфликту США и Китая, она интересна и для нас, тем, что автор поднимает вопросы подготовки промышленности к конфликтам, причём он призывает не рассчитывать на кратковременные военные действия. Автор доказывает, что между великими державами не может быть ограниченных конфликтов, и начинает аргументацию с замечания: «как подчеркнул Роберт Гилпин, войны между великими державами уникальны тем, что «они обладают волей и способностью продолжать боевые действия в течение длительного периода»». Это высказывание также опровергает рассуждения наших любителей ограниченной ядерной войны.
   Дальше, больше: «В связи с этим возникает вопрос: верят ли лидеры Соединённых Штатов в то, что Китай прекратит боевые действия, если американские военные потопят 300 кораблей? Верят ли американские лидеры также в то, что американские военные прекратят боевые действия, если Китай достигнет Тайбэя через несколько недель? Ответ маловероятен, поскольку у обеих сторон есть значительные политические стимулы для продолжения конфликта». Мы видим, что даже в вопросе Тайваня, они рассуждают о длительном конфликте и понимают, что определить уровень потерь противника, после которого он прекратит военные действия, не возможно, т.к. «у обеих сторон есть значительные политические стимулы для продолжения конфликта». Кроме этого: «в случае с Китаем, авторитарным режимам трудно пережить значительные потери, в то время как для Соединённых Штатов, любое значительное нападение на американские силы, вероятно, усилит внутриполитическое давление, побуждающее их продолжать борьбу, даже несмотря на опасения по поводу ядерной эскалации». Это ещё один камень в огород ограниченного ядерного конфликта, если они планируют эскалацию, до ядерного уровня, ещё на стадии обсуждения, то уже в реальном конфликте они отработали вариант применения ядерного оружия и тем более подготовили информационную атаку на случай нашей инициативы. Таким образом, все рассуждения о возможном применения ядерного оружия в этом конфликте, и на данном уровне эскалации, это их сценарий. Ну, вот рассуждения по вопросу мобилизованности китайского и американского общества, автор заблуждается. Авторитарные сообщества живут в режиме мобилизации, того или иного уровня, в то время как, так называемые, демократии больше склонны к гедонизму и сосредоточены на потреблении, а следовательно на прибыли своих предприятий, поэтому в случае военного конфликта им сложнее мобилизоваться, о чём, собственно, автор рассуждает на протяжении всей публикации.
   Впрочем, автор не стал распространяться по поводу социальных преимуществ демократий, а переходит к понятному и легко определяемому параметру, технологиям, где преимущество, во всяком случае, в определённых направлениях, у них имеется. Свой перечень преимуществ он заканчивает на вопросе обеспечения технологий, такой мелочью, как сырьё: «тантал, ключевой металл для гиперзвуковых платформ, даже не добывается в Соединённых Штатах». Дальше проблемы пошли кучней: «Между тем, Китай производит более трёх четвертей мировых запасов висмута, магния и вольфрама, все три, из которых, являются ключевыми элементами для полупроводников». И в заключении саморазоблачение: «Если перед оборонно-промышленной базой США в мирное время стоит проблема сохранения артиллерийских выстрелов для Украины, как она сможет поддерживать ещё более продвинутые платформы в условиях затяжного конфликта с Китаем»? При этом автор разумно определяет проблему: «Основная проблема заключается в том, что инвестиции в автономные платформы для сдерживания китайских военных зависят от материалов китайского производства». Дальше автор ставит более конкретный диагноз проблем: «В то время как Соединённые Штаты остаются третьим по величине производителем в мире, последствия деиндустриализации и глобализации ставят под сомнение способность промышленной базы масштабироваться в условиях затяжного конфликта». Заключение поднимает интересную тему, получается, что весь процесс глобализации носил ни экономический, а политический характер. Если бы вопрос был только в экономике, то конфликт двух сверхдержав через прокси Нележалость, быстро бы завершился, с началом обмена экономическими санкциями, но мы видим раскручивание эскалации, не смотря на нарастающие экономические проблемы в Европе и Штатах. Да и конфликт в Тихом океане грозит разрушить большую часть глобальных цепочек производства.
   В своих рассуждениях о проблемах экономики, автор невольно опровергает себя: «Больше нет Рози Клепальщицы, которая исполняла бы роль военнослужащих, отправляющихся за океан, или American Locomotive Company, производящей танки Sherman, или Ford Motor Company, производящей B-24. Тогда Соединённые Штаты имели преимущество в том, что были крупнейшим в мире производителем, из-за Великой депрессии». Тут он забыл сказать, что Рузвельт применял вполне авторитарные методы управления экономикой и к моменту начала войны, Штаты были авторитарным государством, впрочем, как и все остальные акторы той войны. Т.е. его предыдущие рассуждения, это стандартный штамп пропаганды, а вот когда речь заходит о реальном решении военных конфликтах, то приходится вспоминать об авторитаризме, как действенном инструменте решения вопросов.
   Нужно отдать должное честности автора, в рассмотрении проблем поддержания затяжных конфликтов, он приходит к заключению: «При изучении рынка редкоземельных металлов, материалов, столь важных для производства высокотехнологичных платформ смещения X, проблемы поддержания затяжного конфликта становятся ещё более серьёзными». А дальше, ещё кошмарней для экономики Штатов: «В то время как Китай контролирует лишь половину мирового рынка редкоземельных элементов, он контролирует от 80 до 90% процессов разделения и очистки. Более того, рудник Маунтин-Пасс, который является крупнейшим рудником по добыче редкоземельных элементов в Соединённых Штатах, отправляет всё своё сырье в Китай для переработки». Это интересно тем, что в основе процессов глобализации лежит максимизация прибыли, но самым доходным сектором экономики, кроме наркотиков и медикаментов, является ВПК, и вот именно этот сектор и рушит глобализацию, достаточно столкновения сверхдержав и ВПК вынужден растаскивать все глобальные кооперации. На этом этапе Штатам придётся уступать Китаю, пока они не запустят собственные производства обогащения и очистки, похоже именно поэтому мы наблюдаем попытки Пекина, дистанцироваться от России в вопросе конфликта в Нележалости. Похоже Китай надеется, что успеет решить вопрос с Тайванем без военного столкновения, до того как Штаты решат свои технологические проблемы, он прекрасно понимает: «Эти отрасли будут иметь решающее значение в любом долгосрочном конфликте, но, чтобы выдержать затяжной конфликт, в Соединённых Штатах их нет в какой-либо заметной форме для масштабирования за соответствующий промежуток времени». Т.о. можно предположить, что горизонт событий в Азиатско-Тихоокеанском регионе находится на уровне решения возмещения дефицита редкоземельных металлов в промышленности США, и, не смотря на то, что обе стороны готовятся к военному конфликту, первый выстрел прогремит, когда Штаты решат проблему. В этих расчётах Штаты, похоже, учитывают китайскую стратегию долгой игры, они понимают, что Китай не начнёт активных действий первым, будет отрабатывать стратегию наращивания собственного потенциала и выдавливания американцев из региона. Проблема только в том, что США не будет играть в долгую, они уже начинают процессы восстановления необходимых производств, и когда локализуют основные производства, тогда начнут форсировать процессы в регионе, им не интересно ждать пока Китай наберёт военную мощь.
   Кроме технологических проблем, глобализация создала административные и кадровые проблемы: «До печально известной «Тайной вечери» в 1993 году насчитывалось 75 оборонных корпораций, сегодня их насчитывается пять. В 1985 году три миллиона человек работали в сфере обороны. Сегодня их общее число составляет около 1 миллиона. Поскольку всё меньше компаний сотрудничают с Министерством обороны, это создало парадигму, при которой всё меньше компаний понимают, как работать в рамках государственного предприятия, и всё меньше работников промышленности даже имеют необходимые допуски для выполнения оборонных работ». В свете этого заявления, становится очевидной вся нелепость разговоров Запада, по поводу неограниченного лимита вооружений для Нележалости, они сами разрушили собственный ВПК в угоду прибыльности и в ущерб устойчивости промышленности во время конфликта. Это ещё один сдерживающий фактор к развязыванию прямого конфликта сверхдержав, и тем более на два фронта. Поэтому с большой долей уверенности можно говорить, что Штаты не ввяжутся в нынешний конфликт, но будут загонять в него своих особо агрессивных Табаки, а на Востоке, будут накручивать Японию и Ю. Корею, поддерживая конфликт ниже порога боевого столкновения. Под конфликт в Европе, Министерство обороны будет раздувать бюджет, для решения технологических проблем поддержания долговременного конфликта с Китаем.
   И ещё раз автор опровергает достоинства «демократической» системы во время конфликта: «На макроуровне, текущие усилия Конгресса по содействию восстановлению производства полупроводников обходятся в $52 миллиарда - учитывая нынешнее бюджетное давление, Соединённые Штаты вряд ли получат значительные финансовые стимулы для восстановления значительной части промышленной базы». Всё та же проблемы доходности вложения, доллар превыше государственных интересов, во всяком случае, пока жареный петух не постучит в пятую точку. Тем не менее, автор сообщает конкретные параметры начального периода восстановления ключевых производств, при этом нужно учитывать, что этот разворот выгоден представителям производственных отраслей экономики и здесь возможна игра на патриотизме, что на руку партии Трампа. Ещё один аргумент, что времени у Китая не так и много: «Увеличение продолжительности существующих инструментов моделирования, таких как синтетическая модель исследования операций, на театре военных действий, до аналогичной продолжительности, чтобы соответствовать длительной логистической военной игре Командования материально-технического обеспечения ВВС». Автор сообщает, что уже идут не просто разговоры и теоретических рассуждения, но они перешли к стадии военных игр на ТВД, таким образом, к моменту решения технологических проблем, причём с учётом результатов этих игр, они будут иметь необходимый план ведения военной компании.
   Ещё одно замечание, что процесс подготовки набирает обороты: «Раздел 1415 Закона о разрешениях на национальную оборону от 2023 года положил начало этим усилиям, фокусируясь на воздействии затяжного конфликта на редкоземельные материалы - впрочем, хотя он и полезен, он всё же ставит телегу впереди лошади», - они уже изменяют, законодательство под вопросы военного времени. Автор и здесь сохраняет здравомыслие в своих построениях, поэтому даёт некоторые рекомендации для преодоления проблем: «Департамент должен определить требования к длительному конфликту, понять способность быстро воспроизводить утраченное, осознать способность промышленности масштабировать производство, а затем определить приоритеты инвестиций в промышленную базу, основываясь на устойчивости и долговечности».
   Всё же у Штатов, похоже ситуация на грани срыва, т.к. автор сообщает, что возможен переход к активной фазе, ещё до завершения перестройки экономики: «Предполагается, что склады и верфи дадут возможность продержаться до тех пор, пока остальная экономика не сможет наверстать упущенное, но годы отчуждения инвестиций ослабили их». Вероятно приближение выборов и вероятность победы промышленников, подталкивает финансовых глобалистов к активным действиям, т.к. это их последний шанс удержать мир в тренде глобализации.
   И вот автор снова вспомнил авторитарное прошлое своей страны: «Следование примеру Департамента по управлению производством администрации Рузвельта представляется поучительной линией поведения по установлению баланса между промышленным потенциалом и военными потребностями».
   Частые отступления к истории Второй Мировой Войны привели автора к риторике авторитарного правления: «Разумным шагом было бы заставить Корпорацию по финансированию развития уделять больше внимания вопросам, связанным с национальной безопасностью, особенно устойчивой добыче редкоземельных элементов», - речь уже не об увещевании или экономической основе, а именно о принуждении решать вопросы в нужном ключе.
   И снова о слабом звене технологических цепочек: «Поскольку департамент стремится увеличить инвестиции в передовые платформы, использующие редкоземельные материалы, обеспечение безопасности этих важнейших цепочек поставок полезных ископаемых является крайне важным», - понятно, что этот вопрос будет решаться не в рамках либеральной экономики, но на основе военной дисциплины. Правда автор подстилает соломку под возможные жёсткие решения военных: «Кроме того, инвестиции в акционерный капитал компаний гарантировали бы, проявление Соединёнными Штатами должной осмотрительности и предотвращение пагубного влияния противников, которое во время конфликта может быть проблематичным. Это позволило бы масштабировать существующую прибрежную зону и дружественные усилия, а также обеспечить немедленные ощутимые выгоды для промышленной базы», - т.о. имеем отход от либерального догмата «меньше государства в экономике». Государство не раздаёт средства, в надежде получить необходимое оборудование, а активно входит в компании и берёт их под контроль, при этом и компаниям выгодно, они получают вливания в капитал и гарантированные заказы, но при этом уступают часть своей независимости.
   Расширяя предложения по изменению законодательства под вопросы войны, автор делает ещё одно предложение: «Канцелярии заместителя министра обороны по закупкам и обеспечению, следует расширить существующие полномочия по разделу III Закона об оборонном производстве, включить в него прямые инвестиции и кредитное финансирование». И это предложение связано уже с проблемой финансирования ВПК: «Этого можно было бы достичь собственными силами, используя прибыль Фонда оборотных средств Агентства оборонной логистики для осуществления инвестиций в оборонно-промышленную базу, и не использовать дополнительные ассигнования Конгресса». Такое решение позволит уйти от проблем бюрократии Конгресса, ряд вопросов финансирования сразу перейдут в ведение Министерства обороны, тогда появится финансовая подушка на случай затягивания обсуждения вопросов финансирования. Впрочем, автор сам об этом говорит: «В условиях растущего бюджетного давления, оказываемого на Министерство обороны, поиск возможностей использовать существующие источники доходов без обращения к Конгрессу открывает значительные возможности для восстановления американской промышленной базы после десятилетий атрофии».
   И не смотря на то, что автор заявляет: «Эти рекомендации не задумывались как всеобъемлющие», - всё же своё исследование он заканчивает многозначительно: «генерал Дж. Дуглас Макартур прокомментировал актуальность термина «слишком поздно» - страны всегда слишком запаздывают с подготовкой к конфликту. На решение проблем оборонно-промышленной базы уйдут годы, поэтому Соединённым Штатам лучше начать сейчас, чем опоздать». Мало верится, что это рассуждения на пустом месте, автор вскрыл проблемы экономики на случай затяжного конфликта, и ни просто так речь шла о Китае.
   Ещё одна особенность этой работы, автор рассуждает о долговременном конфликте и ни разу не оговорился о пороге эскалации, боле того они готовы раскручивать его «даже несмотря на опасения по поводу ядерной эскалации». Это в корне отличается от того что говорилось в период Холодной войны, тогда это был предел, все понимали, что первый запустивший ядерное оружие окажется изгоем, конечно, если что-то уцелеет. Но сегодня их уже это не останавливает, поэтому все рассуждения о возможности ограниченного ядерного конфликта, это мечты, реальна большая война с непредсказуемыми последствиями, и необходимо оставить им этот выбор.
  
 
Источник: https://cont.ws/
 
Публикации, размещаемые на сайте, отражают личную точку зрения авторов.
dostoinstvo2017.ru
Ваш дом
НАШИ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ВАШЕГО КОМФОРТНОГО ДОМА!
Название
Опрос
Главная страница
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru