Главная \ Различные интересы \ Геополитика и война \ Геополитика и теория \ Заметки на полях публикации: «НЕУВЕРЕННАЯ В СЕБЕ СВЕРХДЕРЖАВА»

Заметки на полях публикации: «НЕУВЕРЕННАЯ В СЕБЕ СВЕРХДЕРЖАВА»

0
27
Заметки на полях публикации: «НЕУВЕРЕННАЯ В СЕБЕ СВЕРХДЕРЖАВА»
Потрёпанный флаг Штатов
   Довольно откровенная работа, кто-то в стане Гегемона задумался что происходит, и вот первые плоды, оказывается мир уже давно не тот, о котором мечтали в Вашингтоне: «Многие государства по всему миру обрели силу и уверенность. Они не будут безропотно подчиняться американским директивам. Некоторые из них активно стремятся бросить вызов доминирующему положению Соединённых Штатов и порядку, который был построен вокруг него». Порядок, основанный на правилах придуманных Гегемоном, уже многих не устраивает, и хорошо, что они начинают об этом говорить, хотя всё это может быть просто предвыборным ходом, одного из кандидатов, не случайно автор обронил в начале работы: «От Джона Ф. Кеннеди до Рональда Рейгана и Барака Обамы более оптимистичный прогноз представлялся выигрышным билетом». И далее: «В 2020 году президентская кампания Джо Байдена была гораздо более традиционной. Он часто превозносил достоинства Соединённых Штатов и часто повторял знакомую фразу: «Наши лучшие дни ещё впереди»». Так что вся эта самокритика может стать критикой противников Байдена, неважно кто это будет, Трамп или Кеннеди младший.
   А это замечание очень интересное: «Историк экономики Ангус Мэддисон утверждал, что величайшей державой мира часто является та, которая лидирует в наиболее важных технологиях своего времени - Нидерланды в семнадцатом веке, Соединённое Королевство в девятнадцатом веке и Соединённые Штаты в двадцатом веке». Этот список можно продолжить до современного Китая, Штаты встревожились, не потому-что Китай догоняет и перегоняет их по ВВП, или водоизмещению ВМФ, а потому что в ряде ключевых технологий Китай обгоняет их по количеству патентов. В самом деле, если вы обладаете ключевыми технологиями, вы сможете создать высококлассные вооружения и за счёт этого стать доминирующей военной силой, или создать новую конкурентоспособную продукцию и выйти в лидеры по экономическому показателю. При этом, чем выше технологии, тем сложнее их копировать, таким образом, мир буде обращаться к вам чтобы получить эту продукцию, а значит, вы будите диктовать условия сотрудничества, чем Штаты занимались последние 70 лет. Доллар не стал бы мировой валютой, если бы, на начальном этапе за этим не стояла мощная военная сила, передовые технологии и сильная экономика, наркоман тоже не сразу превращается в развалину. И автор в этом видит выход для дряхлеющего Гегемона: «если Соединённые Штаты будут полностью доминировать в технологиях настоящего – с упором на цифровизацию и Интернет – похоже, они смогут добиться успеха в таких отраслях будущего, как искусственный интеллект и биоинженерия». Тем более что «Сегодня девять из десяти крупнейших компаний – американские».
   Автор не просто льёт слёзы о провале Гегемона, он отмечает тенденции, которые могут вывести его из кризиса: «В 2023 году, на момент написания этой статьи, Соединённые Штаты привлекли $26 млрд. венчурного капитала для стартапов в области искусственного интеллекта, что примерно в шесть раз больше, чем Китай, следующий по величине получатель. В сфере биотехнологий на Северную Америку приходится 38% общемировых доходов, в то время как на всю Азию приходится 24%». Можно сказать, что это завышенные расходы, так как у них дорогая рабочая и интеллектуальная сила, и что им приходится закупать сырьё на рынке, но всё же они вкладываются в перспективные разработки и результат будет, а, следовательно, Гегемон может выйти из кризиса.
   И ещё один параметр, который вселяет оптимизм в автора, а, следовательно, в определённую часть сообщества аналитиков Гегемона: «Доллар остаётся валютой, используемой почти в 90% международных транзакций. Несмотря на то, что за последние 20 лет центральные банки сократили долларовые резервы». Это ещё один рычаг, с помощью которого Гегемон проводит свою политику. Он по-прежнему держит большую часть международных элит за нужное место и командует ими, в разной степени. Создавая благоприятные для себя политические условия, он получает доступ к нужным ресурсам, или поднимает цены на те, которые сам экспортирует. Например, подорвав наши «Северные потоки» он поднял цены на СПГ, и теперь его газ конкурирует с нашим газом, а Европа, не имея ценовой альтернативы, вынуждена подчиниться политическому диктату. Перекрывая Китаю доступ к последним разработкам в области чипов, они перетащили производства с Тайваня на континент, а теперь разогревая ситуацию вокруг Тайбэя, поднимают цену на продукцию, а устроив военный конфликт, они окончательно перекроят рынок чипов в свою пользу. Но вся эта игра осложняется т.к. «Многие государства по всему миру обрели силу и уверенность. Они не будут безропотно подчиняться американским директивам». Т.е. если большая часть мирового сообщества выйдет из доллара и переключится на рынки России и Китая, то Гегемон проиграет гонку, а, следовательно, если он увидит тень в конце тоннеля, военное решение кризиса будет неизбежно.
   Увлёкшись радужными возможностями выхода из кризиса, автор свалился в серую зону, и принял за положительные тенденции, что таковым не является: «Наконец, если демография - это судьба, то Соединённые Штаты ожидает светлое будущее. Их демографический профиль, единственный среди стран с развитой экономикой мира, является относительно здоровым, даже если он ухудшился в последние годы». Трамп не случайно хотел закрыть южную границу, чтобы перекрыть поток нелегальной миграции, т.к. основной прирост населения дают именно мигранты, впрочем, как и везде. Автор, даже не смущаясь, приводит коэффициенты рождаемости: «Коэффициент рождаемости в США сейчас составляет около 1,7 ребёнка на женщину, что ниже уровня воспроизводства населения в 2,1. Но это выгодно отличается от 1,5 в Германии, 1,1 в Китае и 0,8 в Южной Корее». Но дальше, ещё интересней: «Важно отметить, что Соединённые Штаты компенсируют свою низкую рождаемость за счёт иммиграции и успешной ассимиляции». Это уже даже не просчёт, а мина замедленного действия, иллюзия ассимиляции свойственна демократам, о какой ассимиляции можно говорить, если национальные группы формирую анклавы, на территории которых не действуют законы штатов и общение идёт на родном языке. Всё это было возможно ещё в начале XX века, но сегодня национальные государства, как сам автор говорит: «по всему миру обрели силу и уверенность», поэтому они продолжают влиять на бывших сограждан и требовать защиты их интересов на новом месте проживания, какая тут может быть ассимиляция. Но автор продолжает настаивать: «в то время как в Китае, Японии и Европе в ближайшие десятилетия, по прогнозам, произойдёт сокращение численности населения, Соединённые Штаты должны сохранить рост». С Европой всё понятно, туда просто не поедут, т.к. экономика сыпется, а если эти чудики ввяжутся в прямой военный конфликт с Россией на территории Нележалости, то дураков идти на войну за гендерные ценности Брюсселя будет много меньше. Япония и Китай не приветствуют миграцию на свою территорию, а в этом случае туда едут только те, кто может быть востребован, т.е. высококвалифицированные специалисты или носители технологий, т.к. никаких автоматических плюшек и гражданства, там никто не обещает. Поэтому качество миграции в Китай и Японию, будет выше, чем в Штаты, а в таком случае неизбежна поляризация американского общества на уровне фашисткой, при которой будет высшая каста правителей и пушечное мясо, которому буде перепадать, что-то от высших, но это возможно, если печатный станок ФРС не остановится. В любом случае фасад демократии в Штатах будет демонтирован, и Гегемон вынуждено перейдёт к военной диктатуре т.к. государства становятся более самостоятельными и «Они не будут безропотно подчиняться американским директивам».
   Ещё один любопытный разворот оптимизма автора: «Страна имеет высокую долговую нагрузку и растущий дефицит. Но по сравнению с другими богатыми странами, её общая налоговая нагрузка невелика». И тут автор приводит неожиданный механизм решения вопроса: «Одним из простых шагов было бы введение налога на добавленную стоимость. Разновидность НДС существует в любой другой крупной экономике по всему миру, часто со ставками около 20%. Бюджетное управление Конгресса подсчитало, что пятипроцентный НДС привлечёт $3 трлн. в течение десятилетия». Так что для выживания, Гегемон может привлечь мигрантов, а потом обложить эту массу налогами, причём речь может идти не только об НДС (ни все же будут сидеть на Welfare), но и по всем остальным, не обязательно в разы, достаточно на десятые доли или 1-2%, чем не решение.
   В своих рассуждениях автор обращается ещё к одной серой зоне – истории, - и тут начинается то, что характерно для запада последних лет, историческое мифотворчество: «Чтобы освободить Кувейт, они вели войну против Ирака при широкой международной поддержке, включая дипломатическое одобрение Москвы. Это положило конец войнам в Югославии». С Ираком, автор прав, тогда у нас была дружба, на основе иллюзий мирного сосуществования с англосаксами, но вот с Югославией, автор «навравший». Начать с того что Гегемон сам взорвал Югославию, а потом разбомбил Сербию и заставил признать суверенитет образовавшихся лимитрофов, которых он сам и вскормил, а вот после этого войны и затихли. Так как некоторые государства и границы носят чисто условный характер, и они держатся на штыках Гегемона, то это остаётся взрывоопасной зоной и может рвануть, как только Гегемон ослабнет, или ему снова понадобится война в Европе.
   Но самое лживое воспоминание о 90-х, это воспоминание об экономических  кризисах: «Когда в 1994 году на Мексику обрушились финансовые кризисы, а в 1997 году на страны Восточной Азии, Соединённые Штаты спасли положение, организовав массовую финансовую помощь. Все дороги вели в Вашингтон». Звучит красиво, помогли, спасли, но Вашингтон никогда и никому ничего не делал и не делает бесплатно, так и в этом случае, после того как бури улеглись, выяснилось, что участие американского капитала в этих странах увеличилось в два раза.
   И вот снова автор возвращается из мира грёз: «Сегодня Соединённые Штаты сталкиваются с миром, в котором есть реальные конкуренты, а также множество стран, энергично отстаивающих свои интересы, часто вопреки Вашингтону». Именно это и видел Трамп, как участник реальной экономики и поэтому он планировал вернуть реальное производство в Штаты, чтобы не сталкиваться с протекционизмом стран производящих конечную продукцию.
   В качестве примера нового конкурентного мира автор приводит Турцию, но это интересно тем, что автор не идёт дальше констатации факта суверенизации Анкары: «Тридцать лет назад Турция была послушным союзником США, безопасность и процветание которого зависели от Вашингтона. Всякий раз, когда Турция переживала один из своих периодических экономических кризисов, Соединённые Штаты помогали ей выйти из него». В истории взаимоотношений этих государств интересна корреляция с историей России. В Советский период Россия не вмешивалась в их дела и в Турции с определённой периодичностью, происходили не только кризисы, но и перевороты, таким образом, Вашингтон держал в узде эту бывшую империю. И вот: «Сегодня Турция - гораздо более богатая и политически зрелая страна, возглавляемая сильным, популярным и популистским лидером Реджепом Тайипом Эрдоганом. Он обычно бросает вызов Соединённым Штатам, даже когда запросы поступают на самом высоком уровне». Здесь следует отметить, что Эрдоган должен был закончить, как и его предшественники, уйти в небытие в 2016, но вмешалась Россия, и вот теперь «Он обычно бросает вызов Соединённым Штатам, даже когда запросы поступают на самом высоком уровне». Т.е. хочет Гегемон, или нет, но реальность такова, что на Ближнем Востоке появилась новая сила и на неё опирается не только Реджеп Тайип Эрдоган, но и Башар аль-Асад.
   Ну и как же без демонстрации избранности Америки: «В 2017 году Турция подписала сделку по покупке ракетной системы у России - наглый шаг для члена НАТО», - правда автор забыл упомянуть, что за год до этого Гегемон организовал военный переворот у «члена НАТО», но это не «наглый шаг для члена НАТО». И так всегда, то, что делает Гегемон, это в рамках правил, которые он сам же и пишет, а всё остальное, нарушение, и даже если в рамках правил, то Гегемон может заявить, что на момент этого события действовали другие правила. Например, история раздела Югославии и создания Косово, на тот момент действовало, правили самоопределения народов и территорий, вплоть до отделения. А вот в момент отделения Крыма, действовало правило нерушимости границ, и не важно, что в первом случае не было никакого референдума, а во втором, более 90% населения высказалось за отделение, это уже было нарушением правила.
   Ещё одно обоснование оптимизма: «Соединённые Штаты остаются единственной сильнейшей страной при суммировании всех показателей жёсткой силы. Например, у неё в эксплуатации 11 авианосцев, по сравнению с двумя у Китая». Что-то автор поскромничал и не упомянул, что у России всего один, очевидно эта скромность связана с тем, что автор помнит о гиперзвуке и о других недозволенных вооружениях российской армии, которые могут сделать из этой авианесущей армады 11 искусственных рифов. Но, тем не менее, старая тяга к гигантизму утешает автора, поэтому он мечтает о гегемонии Штатов и выделяет основного противника именно по объёму военного бюджета: «Тем не менее, Китай явно является второй по величине державой, а разрыв между двумя ведущими странами и остальным миром значителен: экономика Китая и его военные расходы превышают показатели следующих трёх стран, вместе взятых». Вообще-то это противоречит его же замечанию: «ведущие технологические компании того времени [70-е и 80-е годы] - производители бытовой электроники, автомобилей, компьютеров - можно было найти не только в Соединённых Штатах, но и в Германии, Японии, Нидерландах и Южной Корее. Фактически, из десяти самых значимых компаний мира в 1989 году только четыре были американскими, а остальные шесть - японскими. Сегодня девять из десяти крупнейших компаний – американские». Так что если судить по технологическому параметру, то расклад несколько иной, но нам это даже выгодно, два основных геополитических противника/конкурента будут тратиться на количественную гонку устаревших и стареющих вооружений, а Россия спокойно может заняться технологиями. Тем более, что автор проповедует этот параметр: «Разрыв между двумя ведущими и всеми остальными был принципом, который побудил учёного Ганса Моргентау популяризировать после Второй мировой войны термин «биполярность». С крахом британской экономической и военной мощи, утверждал он, Соединённые Штаты и Советский Союз оказались на много лиг впереди любой другой страны. Распространяя эту логику на сегодняшний день, можно было бы прийти к выводу, что мир снова стал биполярным». Возможно, нам нужно тоже проповедовать, биполярность современного мира, как Китай в 90-е открещивался от ярлыка «Великая держава», «Лидер развивающихся стран».
   Очень интересное замечание, приоткрывающее технологию доминирования Штатов: «Пример Китая помогает прояснить, что существует разница между силой и влиянием. Сила складывается из твёрдых ресурсов - экономических, технологических и военных. Влияние менее ощутимо. Это способность заставить другую страну сделать что-то, чего в противном случае она не сделала бы. Грубо говоря, это означает изменение политики другой страны в том направлении, которое вы предпочитаете. В конечном счёте, в этом и заключается смысл силы: уметь трансформировать её во влияние». С учётом сказанного, можно понять, что Гегемон настроен, остановить именно Китай, т.к. по всем трём ресурсам силы Пекин уже наступает на пятки Штатам, а освоить «смысл силы: уметь трансформировать её во влияние», это вопрос времени. И поэтому Гегемон строит своих Табаки, так что они вдруг просветлели: «в последние годы западные страны стали опасаться растущей мощи Китая в области технологий и экономики и предприняли шаги по ограничению его доступа». Пример Китая интересен ещё тем, что либеральная экономика и свободная конкуренция Запада, это только до той поры пока кто-то не начнёт конкурировать с Западом, тогда предпринимаются «шаги по ограничению его доступа». В этом плане у России есть всё, чтобы обойти обоих конкурентов, есть квалифицированные кадры, научно-техническая школа (пока ещё), сырьё и главное, в основном Россия находится в тени. Правда в этом плане санкции и представляют основной ограничитель, что удорожает процесс развития собственных технологий, слишком многое нужно ещё завозить, те же станки или оборудование для производства чипов.
   И снова о проблеме гегемонизма: «Ресурсы других стран выросли, что подпитывает их уверенность, гордость и национализм. В свою очередь, вероятно, они будут решительней заявлять о себе на мировой арене. Это верно для небольших стран, в окружении Китай, но также и для многих стран, которые долгое время были подчинены Соединённым Штатам». Тут автор, похоже, подозревает, что глобализм споткнулся обо что-то, и он подозревает, что «Ресурсы других стран выросли, что подпитывает их уверенность, гордость и национализм». Но всё же причина, скорее всего, в том что «в последние годы западные страны стали опасаться растущей мощи Китая в области технологий и экономики и предприняли шаги по ограничению его доступа». Если это возможно с Китаем, то почему не возможно с любой другой страной, точно так же как и в финансах, блокировка российских активов нанесла самый большой удар по доллару и Западной финансовой системе, так что основным противником доллара, стал Вашингтон.
   Обращаясь к конфликтам сегодняшнего дня, автор, как и многие из «демократического лагеря», вляпался в историю, рассуждая о России он выдаёт: «Она стремилась вернуть те части Российской империи, которые занимают центральное место в путинском видении великой России - прежде всего Украину, но также и Грузию, в которую она вторглась в 2008 году. Следующей может стать Молдова, где Россия уже имеет плацдарм в самопровозглашённой Приднестровской республике». Тут следует отметить силу передовицы в СМИ, операция «Принуждения к миру» была вынесена на первые полосы газет, а то, что она являлась ответом на обстрелы миротворцев и городов системами РСЗО грузинской армии, об этом говорилось на третьих – четвёртых полосах. После завершения операции в конце 2008 года на последних страницах тех же газет публиковались сообщения, что это Грузия совершила акт агрессии и российская армия остановила это. Следует отметить, что российские вооружённые силы, могли легко взять Тбилиси и арестовать тогдашнее правительство, но всё остановилось, когда грузинские силы были изгнаны из Осетии и Абхазии, и уничтожена их огневая мощь. Спрашивается, если нам нужна Грузия, то почему, не произошёл акт аннексии, практически беззащитной территории, но мы ушли с этой территории и заняли позиции в непризнанных республиках. Ещё большее удивление вызывает замечание автора в отношении Приднестровья, он, очевидно, забыл или не в курсе, что всё это произошло ещё в начале 90-х и 14-я гвардейская общевойсковая Краснознамённая армия под командование генерала А. Лебедя, кроме прочего, взяла под контроль склады вооружений и боеприпасов Прикарпатского военного округа. Если бы это не было сделано, то вся остальная миротворческая миссия этой армии не состоялась, и тот конфликт мог легко перекинуться на соседей, опираясь на огромные запасы оружия. Не случайно, сегодня киевский режим поглядывает в сторону Тирасполя, те запасы, которые, до сих пор охраняет российская армия, могут обеспечить ВСУ боеприпасами для ведения боевых действий в течение ни одного месяца, так что если бы это расползлось в 90-е, то и Европа почувствовала бы, что такое распад СССР. Так что всем этим кликушам в пору, сказать спасибо, что Россий не дала распространиться этому оружию по Европе, что они сегодня наблюдают, благодаря Киеву.
   И снова о Крыме: «В 2014 году он поглотил Крым и приграничные районы Восточной Украины, а затем, сразу после завершения строительства трубопровода «Северный поток-2», по которому российский газ будет поступать в Германию, решил атаковать Украину в лоб. Он надеялся завоевать страну, тем самым обратив вспять величайшую неудачу, которую Россия пережила в однополярную эпоху». Сколько уже было сказано об этом, а они всё своё «он поглотил Крым», и ни разу сравнения с Косово, где до сих пор тлеет огонь межэтнического конфликта. Если бы Крым был оккупирован, то почему там остались украинцы и татары, мало этого никто не запретил их языки, в сравнении с «демократическим режимом» Киева, который запретил русский язык и все другие языки, из этого сравнения вытекает понимание, где оккупационный режим. Но самое любопытное, это упоминание о потоках, что-то автор постеснялся сказать, почему они не действуют, очевидно, скромность, привитая англосаксами. И все эти высказывания он обосновывает вот этим: «Агрессия Путина на Украине была основана на представлении о том, что Соединённые Штаты теряют интерес к своим европейским союзникам и что они слабы». Можно подумать, что Путин не замечал, что строили британцы на берегах Азовского моря, или американцы в Одессе, и, конечно же, никто не замечал ударного строительства усиленных взлётно-подсочных полос по всей территории Нележалости, а поставки вооружений все принимали за гуманитарную помощь. Возможно, на Западе всё это и не замечали, т.к. они были озабоченны формированием очередного пакета санкций против России, но с этой стороны, всё это было очевидно. И ещё, пресечение распространения фашисткой идеологии и актов геноцида против части территории государства, не является актом агрессии, это не понятно только Гегемону, т.к. это не укладывается в его систему правил.
   Кто бы мог подумать: «На Ближнем Востоке геополитический климат формировался, в течение последних 15 лет, благодаря устойчивому желанию Вашингтона вывести войска из региона» и далее: «Это продолжалось и при президенте Бараке Обаме, который заявил о необходимости понизить роль Соединённых Штатов в регионе для того, чтобы Вашингтон мог заняться более насущной проблемой подъёма Китая». Это при том, что Европа процветала на дешёвых российских ресурсах, Китай не заявлял о своих геополитических амбициях, а Гегемон эмитировал борьбу с ДАИШ, уже тогда Обама понимал, что Вашингтон не потянет два, и более, серьёзных военных конфликта, да ещё и противостояние с Китаем. А сегодня в мире полыхает два больших конфликта, при этом Гегемон делает всё, чтобы их расширить, и ещё провоцирует Китай на третий, в Тайваньском проливе, мало этого, он ввязывается в экономическую войну с Китаем. Интересно, это продуманная политика, авантюра, или просто паника?
   И снова, рассуждая в общем, автор проговаривается о ключевом моменте в политике Гегемона: «Результатом не стало удачное формирование нового баланса сил, а скорее вакуум, который настойчиво стремились заполнить региональные игроки. Иран расширил своё влияние благодаря войне в Ираке, которая нарушила баланс сил между суннитами и шиитами региона». Похоже, Газа это осознание ошибки Афганистана, которая привела к перераспределению сил между суннитами и шиитами и усилению Ирана, а поэтому полная зачистка сектора не представляется не вероятной, шииты должны быть отодвинуты от Израиля, а лучше ослаблены. И автор озвучивает цели, которые будут атакованы или втянуты в конфликт вокруг сектора Гага: «Иран поддерживал хуситов в Йемене, «Хезбаллу» в Ливане и ХАМАС на оккупированных Израилем территориях». И вероятно Гегемон мечтает оккупировать Йемен, Ливан, или хотя бы закрепиться в этом регионе, но «Ресурсы других стран выросли, что подпитывает их уверенность, гордость и национализм», так что эта мечта может осуществиться через большой военный конфликт, а при этом ещё Россия и Китай наступают на пятки.
   Автор проговаривается ещё об одном: «Встревоженные всем этим, арабские государства Персидского залива и некоторые другие умеренные суннитские государства начали процесс молчаливого сотрудничества с другим злейшим врагом Ирана – Израилем. Этот растущий альянс, важной вехой которого стали соглашения Авраама 2020 года, казалось, должен был завершиться нормализацией отношений между Израилем и Саудовской Аравией». Из всего этого следует, что к 2020 году Гегемон смог окончательно уговорить Саудовскую Аравию предать палестинцев, в обмен на создание мини-НАТО и альянс с Израилем. Следующим этапом, учитывая основную философию англосаксов – разделяй и властвуй, должна была стать большая война суннитов с шиитами. Всё это начало рушиться после договора Ирана и Саудовской Аравией подписанного под патронажем Китая, при этом Пекин вышел на третье место по товарообороту с Саудовской Аравией и начал выдавливать Гегемона из региона. Понимая, что он теряет регион, Гегемон форсировал события, по принципу – гори оно всё огнём, возможно в ходе конфликта можно будет, стравит мусульман между собой, а после того как всё отгремит, можно будет восстановить Израиль и усилить своё присутствие. Правда автор делает попытку прикрыть всё это переложив с больной головы, на здоровую: «Препятствием для такого союза всегда был палестинский вопрос, но отступление Вашингтона и успехи Тегерана заставили арабов игнорировать этот некогда центральный вопрос». Как интересно, соглашения «Авраама», готовил и проталкивал Вашингтон, о каком его отсутствии автор говорит, не понятно. Но и самое странное об успехах Тегерана, автор снова забыл, что до того как оформить соглашение «Авраама» Эр-Рияд подписал мирный договор с Тегераном. Можно было бы это отнести на счёт политических интриг арабов, но что мешало Саудовской Аравией вести бесконечные переговоры с Ираном, в ожидании больших вкусняшек от Вашингтона и Тель-Авива. Однако мирный договор был подписан до всех документов, подготовленных в рамках соглашения «Авраама», следовательно, приоритетным было, всё же соглашение с Ираном, переговоры с Израилем и США, это спасательный круг, если сделка с шиитами сорвётся.
   Выделив Китай в качестве основного противника, автор постоянно возвращается к угрозам исходящим из Пекина: «Самый серьёзный вызов нынешнему международному порядку исходит в Азии от растущей мощи Китая. Это может привести к ещё одному кризису - гораздо более серьёзному, чем два предыдущих, - если Китай, проверив решимости Соединённых Штатов и их союзников, попытается насильственно воссоединить Тайвань с материковой частью». Остаётся только удивляться, ну если вы понимаете, что это самая большая угроза, так зачем демонстрировать «решимость Соединённых Штатов и их союзников», может просто договориться с Пекином, по примеру Гонконга, тем более «что колебания китайского лидера Си Цзиньпина по поводу применения вооружённых сил служат напоминанием о том, что его страна, в отличие от России, Ирана и ХАМАС, многое выигрывает от тесной интеграции в окружающий мир и его экономику». Кроме того «колебания китайского лидера Си Цзиньпина» могут быть использованы для отрыва Китая от России, т.к. Китай «многое выигрывает от тесной интеграции в окружающий мир и его экономику». Впрочем, если бы Гегемон серьёзно хотел остановить сближение России и Китая, то Вашингтон и его Табаки не «предприняли [бы] шаги по ограничению его [Китая] доступа», если он уже «многое выигрывает от тесной интеграции в окружающий мир и его экономику».
   Автор продолжает откровенно вскрывать некоторый закрытые темы международной политики Гегемона: «Ещё одним свидетельством снижения влияния США в этом формирующемся порядке является то, что неформальные гарантии безопасности могут уступить место более формальным», - ну тут всё понятно, мир оценил джентльменов, которые кинули Советский Союз. А вот дальше более интересное: «Саудовская Аравия на протяжении десятилетий жила под американским зонтиком безопасности, однако это было своего рода джентльменское соглашение. … Сегодня Саудовская Аравия чувствует себя намного сильнее, причём её активно обхаживает другая мировая держава, Китай, который на сегодняшний день является её крупнейшим покупателем. … королевство стало более требовательным, требуя от Вашингтона официальных гарантий безопасности, подобных тем, которые предоставляются союзникам по НАТО, и технологий для создания атомной промышленности. Остаётся неясным, удовлетворят ли Соединённые Штаты эти просьбы - вопрос связан с нормализацией отношений между Саудовской Аравией и Израилем, - но сам факт того, что требования Саудовской Аравии воспринимаются всерьёз». И, похоже, это и спровоцировало сегодняшний конфликт, т.к. все эти договорённости обходили проблему Палестины. Англосаксы планировали в очередной раз провести операцию раскола мусульман по линии шииты – сунниты, и сегодня мы имеем не религиозную войну, а старый конфликт вокруг резолюции № 181 от 29 ноября 1947 года.
   Автор откровенничает, прямо признавая ахиллесову пяту Гегемона: «Международный порядок, который построили и поддерживают Соединённые Штаты, подвергается оспариванию по многим фронтам. Но они остаются самым могущественным игроком при этом порядке». Кто бы сомневался, если заставить Гегемона жить по международным законам, а не по правилам, которые он сам выдумывает по всякому случаю, то какой же он Гегемон.
   И снова фарисейские лозунги, и стандарты по правилам Гегемона: «Одной из основных особенностей либерального международного порядка, установившегося после Второй мировой войны, было то, что границы, изменённые грубой военной силой, не признаются международным сообществом». А как же Югославия, Косово, или гуманитарные бомбардировки это не силовое перекраивание границ. Да и объединение Германии, пусть без пролития крови (без учёта отдельных эксцессов в силовых органах), но без законного волеизъявления граждан ГДР, им просто объявили, что их страны больше нет, это без силового давления НАТО, стоявшим за спиной Бонна. В этой связи можно вспомнить и зреющий конфликт вокруг Тайваня, суверенитет Пекина над которым всеми признан, но Штаты накачивают Тайбэй вооружениями, очевидно для мирного пересмотра границ, причём новые границы, не зависимо от результата, уже готовы признать все Табаки.
   И вот ещё один пример попытки переписывания истории: «С 1945 года было очень мало успешных актов агрессии такого рода, что резко контрастирует с тем, что было до этого, когда границы по всему миру регулярно переходили из рук в руки из-за войн и завоеваний». Автор умышленно забыл упомянуть, то о чём ранее уже заикнулся: «Разрыв между двумя ведущими и всеми остальными был принципом, который побудил учёного Ганса Моргентау популяризировать после Второй мировой войны термин «биполярность». С крахом британской экономической и военной мощи, утверждал он, Соединённые Штаты и Советский Союз оказались на много лиг впереди любой другой стран». Моргентау говорил о том, что эти две державы не давали друг другу и своим подопечным, свободно перекраивать границы, и военную силу они применяли строго дозированно с условием не задевать, слишком явно, интересы противоположной стороны. И то, что автор умышленно умолчал о роли СССР/России в послевоенной истории, говорит окончание фразы: «Успех России в её неприкрытом завоевании разрушил бы с таким трудом созданный прецедент». Т.е. Гегемон, единолично трудился на протяжении всей послевоенной истории, и вот плохая Россия решила разрушить «с таким трудом созданный прецедент». И снова, возвращаясь к истории после Советского Союза, тогда не пытались разрушить «с таким трудом созданный прецедент», т.к. тогда просто происходила замена международного права на правила Гегемона.
   Возвращаясь к основным геополитическим конкурентам, автор выдаёт: «Независимо от точной траектории развития экономики в предстоящие годы, Китай является сверхдержавой. … Китай не является государством-спойлером, как Россия. Он стал богатым и могущественным в рамках международной системы и из-за этого; его в большей степени беспокоит вопрос низвержения этой системы». И это подчёркивает, что у России нет союзников кроме её армии, флота и русского народа, все остальные или нахлебники, или временные попутчики, которые вцепятся в неё, как только получат поддержку другого сильного государства. Если «в последние годы западные страны стали опасаться растущей мощи Китая в области технологий и экономики и предприняли шаги по ограничению его доступа», то кто сказал, что завтра они не снимут эти ограничения с целью остановить сближение соперников. Это тем более вероятно, что Китай начинает перестройку экономики под высокие технологии, а, следовательно, ему понадобятся патенты, комплектующие и специалисты, но самое главное, рынки сбыта, сможет ли Россия всё это предоставить, с учётом нашей сегодняшней экономической модели, вопрос открытый. Именно экономическая полярность в Российско-Китайских отношениях и является уязвимостью, через которую Гегемон пытается, и будет пытаться расколоть соперников. И именно в рамках этой стратегии автор даёт своё заключение: «Соединённым Штатам следует приспосабливаться к законным усилиям Китая по усилению его влияния в соответствии с его растущим экономическим весом, одновременно сдерживая незаконные». При этом автор обосновывает своё заключение: «Если он посчитает, что другого способа сделать это, кроме как действовать как спойлер, нет, то он так и сделает». Кроме этого автор констатирует, что Китай не против того чтобы следовать в этом русле: «По крайней мере, по тактическим соображениям Си Цзиньпин, похоже, ищет modus vivendi с Америкой. В сентябре 2023 года он заявил прибывшей с визитом группе сенаторов США: «У нас есть 1000 причин улучшать китайско-американские отношения, но ни одной причины их разрушать»». И это, пока только заявления, т.к. у Пекина с Вашингтоном есть две болевые точки это Тайвань и спорные территории в Южно-Китайском море, особенно конфликт, вокруг острова Спратли и рифа Скарборо. Открытым остаётся вопрос, что будет, если Гегемон решит, что это всё мелочи, по сравнению с возможным альянсом России и Китая. И ещё «ни одной причины их разрушать», т.е. противостояние России и США не имеют значение.
   Кроме экономических рычагов воздействия на Китай, автор говорит ещё об одном направлении, с которого можно дестабилизировать Пекин: «Соединённые Штаты обладают значительными структурными преимуществами. У них уникальное географическое и геополитическое положение. Они окружены двумя бескрайними океанами и двумя дружественными соседями. Китай, наоборот, поднимается на перенаселённом и враждебном континенте». Кто говорит, что из Вьетнама или Индии, нельзя сделать таран против Китая, с Украиной это прокатило, а почему с другими не получится, просто нужно будет применить другой инструментарий, что англосаксы и делают последние лет 500, например экономические интересы, или территориальные претензии. Именно на случай, если экономическая морковка не сработает, автор предлагает работать с альянсами: «Альянсы Вашингтона в Азии и других регионах выступают в качестве оплота против его противников. Чтобы эта реальность сохранялась, Соединённые Штаты должны сделать укрепление своих альянсов центральным элементом своей внешней политики». Тем более что это, пока, работает: «Несколько стран региона - Австралия, Япония, Филиппины, Южная Корея - по договору являются реальными союзниками Соединённых Штатов и принимают американские войска. Такая динамика ограничивает Китай». И собственно как пример того что Гегемон может сделать в отношении Китая, автор приводит СВО, против которой Гегемон построил Запад «который отказался от российских энергоносителей и ввёл против великой державы самые суровые в истории санкции. Ни один из этих шагов не избавляет Украину от необходимости побеждать на поле боя, но они создают контекст, в котором «Запад плюс» имеет существенные рычаги влияния, а Россию ждёт мрачное будущее в долгосрочной перспективе». Ясно, Гегемон и в случае с Китаем, постарается остаться вне поля боя, а выставит азиатских Табаки, для этого и создана сеть альянсов.
   К концу работы автор приводит ещё одно уязвимое место в политике Гегемона: «Генеральный директор Всемирной торговой организации Нгози Оконджо-Ивеала утверждает, что богатые страны в настоящее время совершают акты величайшего лицемерия. … Достигнув богатства и власти при такой системе, богатые страны решили подняться вверх по лестнице. По её словам, они «теперь больше не хотят конкурировать на равных условиях и предпочли бы вместо этого перейти к системе, основанной на силе, а не на правилах»». И снова всплывают правила, на которых и строилась глобальная экономика. Нгози Оконджо-Ивеала абсолютно права, Гегемон и его Табаки разрушили экономики многих стран, сориентировав их производства под собственные технологические потребности, а потом попытались диктовать, но забыли, что построили стеклянный дворец глобальной экономики, в котором все зависят от всех. В этой ситуации, страны меньше завязанные на международное разделение труда имеют больше шансов на опережающее развитие, но для этого нужна ресурсная база и мощная армия, что есть у России, у Китая есть технологическая и экономическая база, и он пытается создать сильные вооружённые силы. Таким образом, если сегодня Россия и Китай смогут создать альянс против Гегемона, то картина мира изменится, но это только шанс, который ещё нужно реализовать.
   И снова попытка переписать историю: «Государственные деятели, вышедшие из Второй мировой войны, увидели, к чему привели конкурентный национализм и протекционизм, и были полны решимости, не допустить возврата мира на этот путь. И они преуспели, создав мир и процветание во всем мире, которые распространились на четыре стороны света». Да мир и устоял, потому-что были две экономические и политические системы благодаря которым: «система свободной торговли позволила бедным странам стать богатыми и могущественными, что сделало менее привлекательным для всех ведение войны и попытки завоевания территорий». Запад не добровольно делился технологиями и платил за ресурсы, а в уплату за ориентацию на него. После развала Союза выросло новое поколение, и вот Запад перешёл к тому, о чём говорит Нгози Оконджо-Ивеала, пришло время, когда Запад решил вернуть всё, то, что он отдал третьим странам под давлением Союза.
   Вот это самокритично: «Война в Ираке явилась грубым нарушением принципов Организации Объединённых Наций, направленных против неспровоцированной агрессии. Вашингтон регулярно выбирает, какие международные конвенции он соблюдает, а какие игнорирует. Он критикует Китай за нарушение Конвенции ООН по морскому праву, когда Пекин заявляет о своём суверенитете над водами в Восточной Азии - неважно, что сам Вашингтон никогда не ратифицировал этот договор». Это и есть основная проблема мира, но автор забыл, Гегемон он на тот и Гегемон, потому что он выбирает «какие международные конвенции он соблюдает, а какие игнорирует». А дальше, ещё интересней: «Когда Трамп вышел из ядерной сделки с Ираном, подписанной всеми другими великими державами, несмотря на подтверждение того, что Тегеран придерживается её условий, он уничтожил надежду на глобальное сотрудничество в решении ключевой проблемы безопасности. Потом, злоупотребляя властью доллара, он ввёл вторичные санкции, чтобы заставить другие великие державы не торговать с Ираном, что ускорило усилия Пекина, Москвы и даже европейских столиц по поиску альтернатив долларовой платёжной системе». Можно добавить, что блокировка российских активов подстегнула процессы поиска «альтернатив долларовой платёжной системе».
   Как всегда, как только автор касается исторической темы, то это или переписывание или лож: «Большая часть привлекательности Соединённых Штатов заключалась в том, что страна никогда не была имперской державой масштаба Соединённого Королевства или Франции. … Она редко искала территорий, когда выходила за границу». Начать с того что это государство и создано путём оккупации чужой территории и при этом территории захватывались методами геноцида местного населения, и даже во время войны за независимость, Штаты, в 1776, вторглись в Канаду, а Техас в 1845 году очевидно перешёл к ним путём референдума. Что касается старой схемы колониального захвата, так к моменту, когда это государство набрало силы, появились другие технологии, которые Штаты стали широко использовать уже в XX век. Можно много говорить об альянсах, основной из них НАТО, но какая тут демократия, когда на территориях государств членов находятся американские войска, но если это равноправное партнёрство, сколько германских, или даже польских войск находится на территории США. Понятно, если у тебя под окном стоит чужая армия, то, о каком суверенитете можно говорить, на лицо колониальная зависимость с декором демократического альянса. Наиболее ярко Гегемон продемонстрировал вассальную зависимость Германии и всей Европы, взорвав «Северные потоки», кто посмел возмутиться действием Вашингтона, все тихо промолчали, Россию обвинить не удалось, а против сюзерена не попрёшь.
   И как верх цинизма и апофеоз перевирания истории: «Но, возможно, после 1945 года она, прежде всего, сформулировала образ мира, учитывающий интересы других», - это чьи интересы Штаты учитывали во Вьетнаме, Чили, на Кубе он попробовали продвинуть «интересы других», но им объяснили, что здесь есть свои интересы, и так везде и всюду.
   Автора не отпускает философия Гегемона: «Если Соединённые Штаты откажутся от этого широкого, открытого, благородного образа мира из-за страха и пессимизма, они утратят значительную часть своих естественных преимуществ. Слишком долго они оправдывали отдельные действия, противоречащие этим общепризнанным принципам, как исключения, которые они должны делать, для улучшения своего собственного положения и тем самым укрепить порядок в целом». Проблема в том, что в эпоху Союза, Штаты играли на противоречиях с оппонентом и тем прикрывали колониальную систему взаимодействия с Миром, но вот уже тридцать лет господствует единая экономическая модель, нет никакого противостояния, а мира нет, более того стало очевидно какую помощь оказывает Гегемон. И не просто «слишком долго они оправдывали отдельные действия, противоречащие этим общепризнанным принципам», это и были его, Гегемона, принципы взаимодействия.
   Ещё одно откровенное признание: «Самый тревожный вызов основанному на правилах международному порядку исходит не от Китая, России или Ирана. Он исходит от Соединённых Штатов». Так это не угроза, а просто смена правил, т.к. Россия и Китай приспособились к старым, пришла пора перевернуть доску, тем более что: «Страны уже нарушают международные правила и приводят в качестве оправдания лицемерие Вашингтона».
   Трудно отказаться от гегемонизма, а поэтому нужно припугнуть страшилкой, какие страсти ожидают мир без «Града на холме»: «Если Америка, охваченная преувеличенными страхами перед собственным упадком, откажется от своей ведущей роли в мировых делах, это создаст по всему миру вакуум власти, причём это поощрит различные державы и игроков попытаться вмешаться в беспорядок. Мы видели, как выглядит пост-американский Ближний Восток. Представьте себе нечто подобное в Европе и Азии, но на этот раз разрушительные действия совершают великие державы». Интересно где автор увидел «пост-американский Ближний Восток», первая война после развала Союза - в 1990 году, а потом понеслось: интервенция Ирака; оккупация Афганистана; бомбардировки Сирии и Ливии; арабская весна; война с ДАИШ; оккупация части сирийской территории. В общем, все эти страшилки «пост-американского Ближнего Востока», это плоды американской политики.
   И совсем скромненько об истории после Второй войны: «С 1945 года Америка обсуждала природу своего взаимодействия с миром, но не вопрос о том, следует ли ей вообще это делать. Если бы страна действительно обратилась внутрь себя, это означало бы отступление сил порядка и прогресса». Это в то время, Штаты, попрактиковавшись на Дрездене, Хиросиме и Нагасаки, развернулись во всей красе:
  • десятки планов ядерных бомбардировок СССР;
  • далее по списку, бомбардировки Югославии и Китая в 1946;
  • подрывная работа в Италии в 1947;
  • активные операции во Франции 1947- 1948;
  • гражданская война в Греции 1947-1949;
  • в 1948 военные операции в Перу, Никарагуа, Коста-Рика.
Список можно продолжать, т.к. Гегемон силой выстраивал тот мир по своим правилам, в котором он мог процветать, а прогресс, исключительно для себя, подкармливая самых верных Табаки, под присмотром своих оккупационных войск. И автор откровенно это подтверждает: «Соединённые Штаты с 1945 года играют центральную роль в установлении нового типа международных отношений, которые на протяжении десятилетий становились всё прочнее и глубже».
   И конечно Гегемон великий альтруист, а все кто против его правил, это «бяки»: «Те, кто бросает вызов существующей системе, не имеют альтернативного образа, который сплотил бы мир; они просто ищут узколичной выгоды». Но Гегемон, не покладая рук, будет стоять на страже «всего хорошего против всего плохого»: «До тех пор, пока Америка не потеряет веру в свой собственный проект, нынешний международный порядок сможет процветать в течение десятилетий». Так что Гегемон будет драться за свои правила «в течение десятилетий».
 
Источник: https://cont.ws/
 
Публикации, размещаемые на сайте, отражают личную точку зрения авторов.
dostoinstvo2017.ru
 
Ваш дом
НАШИ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ВАШЕГО КОМФОРТНОГО ДОМА!
Название
Опрос
Главная страница
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru