Главная \ Мировые новости \ Религия и мировоззрение \ ОККУЛЬТИЗМ ПРОТИВ СССР: АНАЛИТИЧЕСКАЯ ХРОНИКА -5

ОККУЛЬТИЗМ ПРОТИВ СССР: АНАЛИТИЧЕСКАЯ ХРОНИКА -5

0
16
ОККУЛЬТИЗМ ПРОТИВ СССР: АНАЛИТИЧЕСКАЯ ХРОНИКА -5
Апологет обложка
5. Что именно антинаучного в «теориях заговоров»?
   Николай Бурлаков, научный сотрудник РГГУ, отвечая на вопрос популярной газеты «КП» [1], довольно скептически оценил конспирологические концепции:
«Если план некоего Мирового Правительства действительно существует, то в нем нет ничего нового. Все эти идеи стали известны ещё из таких классических книг, как:
  • «Технотронная эра» бывшего советника президента США по национальной безопасности Збигнева Бжезинского,
  • «Перед бездной», написанной основателем «Римского клуба» Аурелио Печчеи,
  • «Открытый заговор - планы мировой революции» Герберта Уэллса и
  • «1984» Джорджа Оруэлла. Но до сих пор эти идеи остаются только на бумаге».
   Здесь можно сказать, что приглашённый эксперт просто прикрывает хозяев, но, исходя из презумпции невиновности, примем, что это – его искреннее мнение. Тем более что в исследованиях мистерий тайной власти, кроме научного, есть и антинаучное направление.
   Научное рассмотрение «мирового заговора» - это понимание его объективных корней и источников, вытекающих из самой природы капитализма, а не от дурных наклонностей отдельно взятых заговорщиков (за именами которых, словно бы это волшебные заклинания, за списками лож – так упорно гоняются конспирологи).
   А зачем? Ну, скажем, установили вы что в ложу «Х» входят Дэвид Рокфеллер, Амшель Ротшильд и т. п. Пусть это даже не бред, а чистая правда! Но вот Рокфеллер умер, Ротшильд умер, и что? Ложа тоже умерла?
   Дело же не в том, кто именно входит в ложу, а в том, откуда ложи берутся, зачем и почему нужны, чем вызваны к жизни и почему они такие непотопляемые!
   Если бы Смит, Рикардо или Маркс, вместо расследования анатомии капиталистической фабрики занялись бы составлением списков самых богатых современников (типа списков «Форбс») – что они смогли бы нам рассказать собственно о капитализме? Ну, был Иван, его сменил Пётр, а чем они занимались, и зачем?!
   То же самое и с масонериями. Есть научное направление их изучения – через изучение сатанизма. А есть антинаучное, на которое и сваливается большинство конспирологов – попытки конструктивизма в описании тайной власти.
   И тут надобно сказать пару слов о самой методологии науки. Наука, как пишут методологи, отличается от секты тем, что она включает в себя всё новые и новые факты, расширяется новыми разделами. В то время как секта их, наоборот, отсекает (отсюда и слово «секта» - т. е. нечто отсечённое).
   Что же научного в изучении тайной власти через изучение сатанизма, и что антинаучного, сектантского в конструктивизме? Конструктивизм мы в данном случае используем в узком смысле – как попытку материалистов сконструировать организм, как машину, понять масонерию как исключительно материальное явление в мире исключительно материальных процессов.
   При этом отсекается весь мир духов и нематериальных сущностей – как и положено у сектантов, которые, чего им не нравится – просто отсекают и выбрасывают без обсуждения.
   Конструктивистская модель масонерий (а надо понимать, что это ведь не единая сеть, это множество заговоров, часть из которых в альянсе, а часть вообще существует автономно!) состоит из нескольких, с виду убедительных пунктов:
  1. Безо всякого Бога и дьявола, а исключительно по законам сохранения вещества и энергии всякое материальное благо при делении уменьшается (к духовным, включая и гибридные, такие как технологии, это не относится).
  2. Обладая стремлением к материальным благам, человек жадничает, не хочет ими делиться, чтобы они не уменьшались.
  3. Когда это делают несколько людей – начинается драка за материальные блага, люди пытаются отнять их друг у друга, забрать себе, другому не оставив.
  4. Вначале побеждают самые сильные, но потом выясняется, что сплочённая группа слабых может победить сильного одиночку. Возникают группы, которые «дружат против» другой.
  5. Это в итоге делит общество на классы (а точнее, их подобие, марксистское понимание «классов» весьма неточно).
  6. Победившая группировка из жадности не даёт другим людям материальных благ, монополизируя их владение и произвольное ими распоряжение исключительно в своих руках.
  7. Это вызывает гнев и ненависть – «успешных», пытаются свергнуть, пребывающие в большинстве «неудачники».
  8. Защищаясь, «успешные» прибегают к разным приёмам отвлечения внимания низов, в том числе и масонеризации реальной власти. Масонеризация власти – это отделение реальной власти, от номинальной. И реальных дел от деклараций и пустозвонства. Или, говоря словами слуги масонов Е. Т. Гайдара – «отделение власти от собственности».
  9. Вся политическая энергия масс канализируется в сторону ложных целей, в «общество спектакля», на сцене которого нанятые актёры разыгрывают из себя власть и по сценарию изображают драматические эпизоды выборов. Реальная же власть, которая реально влияет на жизнь – сидит в темноте, мало кому известная, прикрытая ширмой из демократических клоунов. «Власть» в таком обществе удручающе-регулярно сменяется, но это ничего не меняет, потому что меняется не «власть» а набор марионеток. Собственность же не меняет хозяев столетиями.
  10. Долго находясь в темноте, в конспирации и в тайне, решая свои проблемы методами мафии, превращаясь в структуры оргпреступности, правящие заговоры в качестве надстройки выдвигают сатанизм, демонизм. Так люди пытаются отразить в духовном зеркале своего сознания те практики, которыми они занимаются.
   Такая вот картина – и нельзя сказать, что она совсем не верна. Тут много толкового для понимания жизни. Например, ответ на вопрос, почему буржуазия, отрубив голову предыдущему правящему сословию, стала играть в демократическую фикцию. Она же своими руками дворянство приволокло на гильотину, и оттого лучше других понимала, как опасно быть открытым, гласным, легальным, привилегированным слоем, о котором все знают. И стала прятаться в масонерии, вперёд выталкивая шутов демократической клоунады – мол, вот вам куклы для битья, к ним все претензии, все негативные эмоции!
   Но слабая сторона конструктивистской теории масонерии в том, что эта теория всё пытается запихнуть в материальный мир, не видя в мире идей ничего, кроме отражения материальных процессов. Конструктивизм данной теории тайной власти – оказывается сугубым экономизмом, всё объясняющим через экономику.
   Мол, из людской жадности вытекает поиск средств её удовлетворения, когда они найдены – начинается конкурс на лучшее средство, а лучшим в итоге отбора оказывается тайный заговор собственников, прикрытый «отделённой от собственности» эстрадой фиктивной «демократии».
   Что выгоднее для диктатора? Объявить о себе, что он диктатор, прямо, честно, грубо и открыто? Или же сказать, что выборы прошли и его народ выбрал? Поскольку власть в его руках, у него нет проблем сделать и то, и другое. Его боятся. Если он хочет называться «каудильо» - его примут, как каудильо. Если же он хочет, чтобы телевизор рассказывал, как его народ выбирал – телевизор покорно будет это рассказывать. Поверят, разумеется, далеко не все, но часть идиотов, будет исключена из протеста.
   Так что выгоднее, конечно, рассказывать о «регулярной смене власти» и даже регулярно менять лакеев, стоящих у всех на виду у дверей этой самой власти.
   -Вам вчера кто ко мне дверь открывал? Иван? А сегодня, видите, в ливрее при дверях уже Пётр! Чем не демократия?!
***
   Писатель А. Леонидов рассказал конструктивистскую теорию масонерии кратко и образно:
«Жадность востребовала агрессивности, агрессивность нашла, что стаей нападать удобнее, чем в одиночку, стая нашла, что охотится в темноте удобнее, чем на свету».
   Так возникает главный антипод обществу, пытающемуся жить по заповеди всех мировых религий – антиобщество охотников на людей. Сперва эти антиобщества довольно открыты и бесхитростны в своей хищной плотоядности. Рабовладелец совсем открыт, феодал чуть-чуть прикрыт фиговым листком номинальной религиозности.
   Но – говорят материалисты – жертвы в процессе борьбы совершенствуют средства защиты, а хищники – средства нападения. По мере того, как общество становилось всё более и более нетерпимо к хищникам – хищники всё более и более мимикрировать.
   Когда мы говорим о правящей масонерии – то говорим о хищнике-невидимке в полном смысле этого слова. Его присутствие выдают лишь горы жертв, поломанных судеб и гравитационные линии процессов, явно отклоняющиеся от общественно-разумных. Жертвы мы видим, а хищника – нет. Он научился сливаться с окружающей средой, как рысь – со стволом дерева, как крокодил с брёвнами в мутной воде!
   Эта невидимость рождает, говорят материалисты, заблуждение, что хищник тайного антиобщества так же бесплотен, как и дьявол, бесы, демоны. Которым, кстати сказать, он зачастую субъективно и верит, пытается служить, обобщая свою практику. На самом деле, говорят материалисты, искусство маскировки, даже самое утончённое – далеко ещё не бесплотность духа или чистой идеи! От того, что хищники хорошо прячутся – вовсе не следует, что они бесплотны. Да и зачем бесплотному быть хищником, как может бесплотный питаться плотью? – добивают, как им кажется, материалисты.
***
   Во всём вышеизложенном – очень много верного, убедительного, полезного для просвещения. Нужно быть наивным до слабоумия, чтобы и сегодня думать, будто в США демократия, и банда Байдена пришла к власти путём выборов, и действует демократическими методами! А конструктивистская теория очень много объясняет в строении РЕАЛЬНОЙ буржуазной власти, в той власти – которая «не отделилась от собственности», т. е. от владения.
   В марксизме экономика – базис, а духовный мир – отражённая надстройка, продиктованная базисом. То есть не сатанизм породил капитализм, а наоборот, думают материалисты, капитализм, своими экономическими отношениями, породил сатанизм, как отражение в воображаемом духовном мире своей (пусть порой и искажённой) материальной реальности.
   В этом и проявляется сектантский подход конструктивистов, неспособных понимать органику дальше механики. Они замыкаются в узкой локации материальности, и отсекают, откалывают от себя даже самые простые и очевидные мысли о – хотя бы возможности! – иных миров.
   - Буду изучать только досюда, а дальше не буду! – это подход сектанта, а вовсе не человека с научным, критическим складом ума. Для критического ума нет догм: в частности, ни догмы бытия Бога, ни догмы его отсутствия. И на то, и на другое критический ум отвечает «может быть» (что даёт повод поговоть о бесплодии критического ума, но это в другой раз).
   Вообще главный отличительный признак науки – то, что она (пока наука, пока не станет сектой) – ничего не может утверждать или отрицать окончательно. В этом проявляется, в том числе, и слабость, ограниченность научного подхода: всё, что мы знаем сегодня – мы знаем только сегодня. Завтра новые исследования могут сохранить это знание, а могут и перевернуть его.
***
   В пику материализму скажем, что его дуализм «реальное-ложное» никак не подтверждается практикой, опытом. В мире очень мало абсолютно-существующих и абсолютно-отсутствующих предметов (тогда как в мире материалистов они составляют всю предметную совокупность).
   Большая часть предметов нашего мира – «пунктирны», гибридны, они представляют из себя сочетание свойств существования, бытия – и не-существования, отсутствия. То есть про них нельзя сказать, что они есть, и нельзя сказать, что их нет – и то, и другое будет полуправдой, которая, как известно, хуже лжи.
   Но если бы мир был только материален, то в нём не могло бы быть «полусущностей», потому что ничто в нём не возникает из ниоткуда и не исчезает в никуда. В мире материи действует жесточайшая причинно-следственна связь, отрицающая саму возможность альтернативности, вариативности. То, что случается – случилось с необходимостью, предопределённой всем предыдущим ходом истории, и не могло, не случится в положенный срок. А то, чего не случилось – не могло случиться, хоть тресни, ибо нет причины – нет и следствия.
   И это – для мира материи – правда. Никакой камень или кирпич не падает по собственному желанию (какового и не имеет). Камнями движут законы, исключающие всякую неопределённость, случайность, выводящие единственно возможное будущее из единственно-состоявшегося прошлого, и т. п.
   Однако при столкновении материального мира с миром Разума, платоновских идей-первообразов, с миром духовным – возникают и альтернатива, и выбор, и множество вариантов хода событий. Возникает, в целом говоря – гибридная Вселенная, в которой, судя по всему, мы и пребываем ныне.
   В этой Вселенной идеи – не только отражение материи (отражение всегда вторично, всегда следует задним числом, не может опережать то, что отражает), но и, зачастую – первопричина той или иной материализации.
   Как пишет А. Леонидов –
   «…вера в Бога, предполагает, в том числе и понимание, что, во всяком случае, мы имеем дело с мыслью, как первоосновой всякой сущности. Просто у мысли есть разные агрегатные состояния: иногда мысль уплотняется до состояния вещи, материального предмета, подобно тому, как вода становится льдом. Иногда же разрежается, утрачивает плотность, но и в этом состоянии имеет бесконечное множество вариантов: от предельно конкретного, крайне близкого к состоянию материи, до крайне разреженного, когда сам предмет её неясен, когда она на грани почти полной смутной неразличимости».
   Если принять за первооснову то, что Анаксагор называл «нусом» [2], то мир материи – это нус определённого уровня плотности, при снижении которого (уровня плотности) материя переходит в состояние идеи. И наоборот. Начните сгущать идею, сжимать, спрессовывать её – и она превратится в материальную сущность.
   Конечно, нельзя говорить, что материальное и реальное – одно и то же, это не так, но и то, и другое имеет исходное нустическое строение. Идеи пребывают в Разуме творца (как Бога, так и человека, созданного «по образу и подобию божьему»), материальные же предметы – выделены из Разума, в процессе миротворения, стали автономными. Их уровень связи с Разумом творца если и сохраняется, то на значительно более низком уровне, чем на стадии идей.
   Чтобы не тревожить имя Бога всуе, возьмём творца-человека: пока он замышляет машину, она целиком в его мышлении, в его воображении. Когда он перенёс замысел на чертёж – то она уже отчасти отделилась, оказалась в разуме тех, кто умеет читать чертежи (а их не все умеют читать). Когда же машина воплощена вполне, в материальном виде, то она действует уже сама по себе, пока не сломается. Замысел автора в процессе материализации отделился от самого автора, приобрёл автономность (которую, впрочем, не стоит переоценивать).
   Уплотнение идеи рождает материю. Распыление материи превращает её обратно в идею, простейший пример – воспоминание о том, чего (или кого) уже нет с нами в материальной реальности. Материя преобразилась в чистую мысль, которая может обратно (путём уплотнения) стать материей.
   Человек помнит, что до пожара у него была табуретка, на основании этой памяти он создаёт новую табуретку, которая похожа на старую. Которая побывала:
  1. Замыслом столяра
  2. Материальным предметом
  3. Воспоминанием
  4. Замыслом столяра на основе воспоминания
  5. Материальным предметом.
   Этого бы просто не могло быть, если бы Вселенная была устроена как-то иначе, не на нустической основе! Будь она, например, такой, какой представляют её себе материалисты [3]. Которые, чтобы выкрутиться из коллапса, в который сами себя загнали – выдумывали в 70-х годах «опережающее отражение», что, по сути – оксюморон, «горячий лёд», потому что само представление об отражении, предшествующем тому, что оно отражает – лишает смысла термин «отражение». Ведь вторичное не может быть первым, а став первым – перестаёт быть вторичным, и т. п.
***
   Конструктивисткая теория масонерии, взятая отдельно и в отрыве от оккультизма – не то, чтобы совсем не верна, но она описывает лишь узкую локацию становления масонерии, выделяет в общем процессе элементы рационального, элементы же иррационального игнорирует.
   Масонерия зомби-Байдена и его гоп-компании крупнейших частных собственников планеты была бы такой, какой её описывают конструктивисты во Вселенной материалистов.
   Но масонерия не такая, и очевидным образом не такая – потому что и Вселенная наша совсем не такая, какой представлялась нездоровой фантазии Бюхнера и Молешотта [4].
   Перефразируя известное выражение, скажу: «рационалист подобен флюсу». Его всё время перекашивает на один бок. В процессе рационализации он:
  1. Саму жадность человеческую выводит из рациональных оснований: голода, нищеты, унижений, желания застраховать себя от несчастий, выйти на уровень когда достаток полный, а риски минимальны.
  2. Выводя жадность из рациональных оснований, рационализм дальше выводит ВСЕ действия масонерий из рациональных оснований удовлетворения жадности.
  3. То есть разжигание войн связывает только с прибылями частных собственников, террор – только со стремлением сломить непокорных, да и вообще все злодейства сводит к комплексу мероприятий по охране захваченного частным собственником имущества и привилегий.
   Печально признавать, но если бы мир был ДЕЙСТВИТЕЛЬНО так устроен – то нам было бы в социальном смысле легче, и мир был бы гораздо более договороспособен, менее вероломен. Если бы и вправду всякое зло исходило бы только из стремления награбить и защитить награбленное, если бы сама жадность была бы всего лишь импринтингом страданий бедняка – планета не оказалась бы на грани сразу нескольких апокалипсисов: ядерного, экологического и пандемических.
   Потому что рациональный злодей, может быть, цинично относится к чужим жизням, расходует их, как одноразовые инструменты, но к своей-то собственной он, если рационален, будет относиться очень бережно!
   Стремление к уничтожению рода человеческого может испытывать только враг рода человеческого, но отнюдь не представитель рода человеческого!
***
   Писатель А. Леонидов имеет на этот счёт интересные идеи (к сожалению, размазывая их по художественным сюжетам, откуда их приходится выковыривать, как изюм из булки):
   Человеческая полноценность – говорит Леонидов (а точнее, его персонажи) – физическая, умственная, духовная, стремится жить в общине равных прав и равных возможностей. Полноценность человека, его внутренняя уверенность в своей полноценности – не боится равенства, потому что равенство лишь подчеркнёт достоинства полноценного человека. Так чемпион не уклоняется от соревнований, а наоборот, стремится к ним, чтобы подтвердить свой чемпионский титул, в котором уверен.
   Человеческая полноценность порождает полноценную науку, всем открытую и всем желающим преподающуюся.
   Человеческая неполноценность порождает из своих болезненных комплексов, из своего чувства ущербности – неполноценную науку, которую называют «магией».
   Первым делом ущербный человек, духовный калека, панически боящийся равенства, потому что равенство подчеркнёт его неполноценность прибегает к магии «абры» (серой): узнать что-то полезное, но никому не рассказывать, пользовать в гордом одиночестве. На этом добиться превосходства, самовозвышения, а когда будут спрашивать, как ты этого добился – молчать или врать всякую ахинею, лишь бы настоящего знания не вызнали.
   Абрические маги относительно безобидные – но через то и относительно слабые. Это не более чем сочетание изощрённого ума и корыстной скрытности (кстати, рождающих «коммерческие тайны», «промышленный шпионаж», «авторское право» и т. п.)
   Уже понимая, к чему дело клонится, мы можем составить табличку модальностей:
  • Добродушный дурачок: пассивное открытое незнание
  • Злой дурак: активное открытое незнание
  • Учёный, праведник мира: активное открытое знание
  • Абрический маг: пассивное закрытое знание
  • ? ? ?: активное закрытое знание.
   Рациональная схема требует, чтобы клеточку «активное закрытое знание» в нашей табличке кто-то занял. И это будет чёрный маг, извлекающий гавваху или гаввах – энергию страдания живых существ.
   Именно гаввахисты обладают активным закрытым знанием: используют свои преимущества в познании не просто для возвышения над другими людьми, но и для уничтожения других людей.
   При всём чудовищном цинизме и омерзительной жестокости нельзя ставить знак равенства между гаввахистом и сумасшедшим садистом.
   Гавваха имеет свою чёрную, но логику, рациональность. Она нужна магу не сама по себе, не чтобы ею обмазываться – а как средство (топливо) машины личного обогащения и личной карьеры.
   В гаввахе всё рационализировано: жестокие ритуалы и инициации призваны укрепить солидарность рядов банды, кровавые жертвоприношения – объяснимы стремлением повязать подельника кровью, сделать для него выход из ложи невозможным. Террор имеет запугивающий смысл – чтобы предотвратить восстание порабощённых масс. Ложь и клевета имеют карьерный смысл – чтобы с их помощью продвигать «своих» и устранять «чужих».
   Гаввахическая ложа хочет денег, власти, доминирования, превосходства – но она не хочет смерти. Если ты уничтожишь весь мир, или погрузишь его в кровавый хаос, в резню без правил – то зачем тогда тебе деньги, власть, должности?
***
   Дойдя до этой точки, писатель Леонидов смутился, и долго топтался на месте, описывая никому не интересные пейзажи и никому не нужную психологию персонажей. Мы всю эту лирику опускаем, нам ни к чему – и переходим в ту точку, где Леонидов снова пришёл в себя.
   - Гавваха – не последняя станция – говорит литератор-визионер. – Вослед гаввахи следует стадия ЗАБЕСОВЛЕНИЯ, и это уже выход из всякой рациональной схемы, из всякой связности в бессвязную иррациональность той или иной формы безумия, психического расстройства…
   А как же так получилось? Пошли маги по шерсть – а вернулись стрижены. Пошли за властью и деньгами – глядишь, уже и рассудок собственный потеряли, не то, что кошельки…
   Для этого у Леонидова есть теория «наживки и крючка». До определённого момента дьявол и бесы удовлетворяют запросы мага. Затем наступает срок платить по счетам за предоставленные услуги, и теперь уже маг должен делать то, что нужно дьяволу и бесам! «Мы дали тебе то, что тебе было нужно от нас – теперь дай нам то, что нам нужно от тебя».
   Бесноватый не обладает собственным «Я», он превращается в оболочку для бесов. Этим отличается от пусть омерзительного, но обладающего собственным «Я», ещё осознающим личные интересы гаваххиста, чёрного мага, который из кровищи, страха, застенков выжимает деньги и власть.
   Бесноватый из застенков выжимает только наслаждение садиста, никакого рационального объяснения не имеющее.
   Гаввахист ещё планирует вернуться к людям, когда загребёт себе достаточно денег и власти. Он ещё предполагает тихую старость, когда он, на вершине награбленного, отойдёт от кровавых дел, и будет мирно жить на пассивный доход с капиталов.
   Гаввахист в застенках – на работе. Он там за деньги, а не ради своего удовольствия. У садиста застенки – это его жизнь, другой он себе не ищет, и не хочет, и не представляет...
 
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
 
Николай Выхин
__________________________________
 
[1] https://www. kp. ru/daily/24073/310450
[2] Учение о нусе как мироустрояющем принципе было сформулировано Анаксагором. Нус (др. - греч. νοῦς — мысль, разум, ум), или Ум – «легчайшее, чистейшее первоначало для Анаксагора, первоэлемент, из которого слагаются все остальные элементы мира. Идея бесконечной делимости вещества приводит нас к пониманию, что бесконечно убывающее материальное содержание элементов должно в первоэлементе превратится в ноль материального содержания.
[3] "Ленинская теория отражения"" была составной частью советской партийно-государственной идеологии. Основные положения этой теории таковы:
  1. Сознание человека есть только и исключительно ОТРАЖЕНИЕ материального мира, сугубо вторичное.
  2. Отражение носит не пассивный, а активный характер. То есть ему присущи избирательность, рассмотрение реальности под определённым углом зрения, мысленное преобразование объекта и др.
  3. Сознание как отражение есть высшая форма развития свойства отражения, которой присуще всей материи. В неразвитой форме этим свойством обладают все объекты, - по линии совершенствования свойства: "камни", простейшие организмы, растения, животные, наконец, человек.
   "Ленинская теория отражения" излагалась во всех советских учебниках философии.
[4] Ф. Энгельс называл их вульгарными материалистами, так как они упрощали, с его точки зрения, материалистическое миропонимание, отрицали специфику сознания, отождествляя его с материей («мозг выделяет мысль, как печень выделяет желчь»; «нет мысли без фосфора»), отвергали необходимость разработки философии как науки. Человеческая личность объяснялась ими также физиологически («Человек есть то, что он ест» — Молешотт). Для общественной мысли этих авторов (особенно Бюхнера) характерен социальный дарвинизм. Вульгарный материализм популяризировал достижения естествознания и атеизм.
 
Источник: https://cont.ws/
 
Публикации, размещаемые на сайте, отражают личную точку зрения авторов.
dostoinstvo2017.ru
Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
При входе и регистрации вы принимаете пользовательское соглашение
Ваш дом
НАШИ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ВАШЕГО КОМФОРТНОГО ДОМА!
Название
Опрос
Главная страница
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru