Главная \ Различные интересы \ История России \ Россия до Романовых \ Восточная Галиция: рождение анти-Руси

Восточная Галиция: рождение анти-Руси

0
6
Восточная Галиция: рождение анти-Руси
Восточная Галиция рождение анти-Руси
   Бывшая УССР, в принципе, достаточно лоскутное образование. В этом плане Слобожанщина — просто наиболее выделяющийся элемент. Но есть ещё одна территория в пределах незалэжной, которую можно назвать инородным телом ничуть не в меньшей степени, — Восточная Галиция.
   Тут, конечно, можно перевернуть высказывание и заявить, что это Украина является инородным телом в составе Галичины. И, в общем, это будет правдой. Потому что основа современной украинской идеологии выросла не на тучных полтавских чернозёмах, а на скудных прикарпатских дерново-подзолистых (а ещё «поверхностнооглеенных»!) почвах.
   На Западной Украине любят длинные родословные. Здесь порой Галичину выводят от галлов (хоть серьёзными историками и установлено, что название Галич происходит не от этого древнего народа, а от тёмно-серой птички — галки), вспоминают трипольцев и копаются в неолитических черепках и палеолитических каменных рубилах. В реальности первые письменные источники (а история имеет дело именно с письменными источниками, всё остальное — доисторические времена) здесь остались от вполне себе русского Галицко-Волынского княжества.
   В фольклоре известна былина о Дюке Степановиче, который приехал в Киев-град то ли из Галича, то ли из Индии: видимо, для автора места эти были одинаково удалёнными. По ходу былины главный герой хвастается богатством Галича: если Киев и Чернигов продать, то не хватит на покупку бумаги для переписи имущества Дюка Степановича. Считается, что его прототипом послужил венгерский король (дук) Стефан за номером 4.
   Но это — фольклор. Первое же реальное упоминание галичан в летописи даётся не сильно раньше, чем Москвы. В 1138 году «Ярополку же скопившю множество вои: Ростовцы, Полочане, Смоляне, Оугры, Галичане», — рассказывает Ипатьевская летопись. Вопреки похвальбе Дюка Степановича, город сильно большим не был — с Киевом или Новгородом не сравнить. Но был достаточно богатым... Скорее всего, да. Через Галич шли торговые пути из Руси в Польшу и Венгрию, так что местная ветвь династии Рюриковичей — Ростиславичи — не бедствовала.
   При этом, несмотря на удалённость, Галич воспринимался именно как русский город, хоть и своеобразный — в летописи он упоминается в одном ряду с «москалями» — ростовцами и смолянами, белорусами — полочанами и... венграми. Западный русский фронтир! Как у любого фронтира, влияние соседей здесь было больше, чем у «серединных» княжеств. Алексей Толстой в конце XIX века написал балладу «Роман Галицкий», посвящённую отцу самого известного из галицких князей — Данилы Романовича.
К Роману Мстиславичу в Галич послом
Прислал папа римский легата.
И вот над Днестром, среди светлых хором,
В венце из царьградского злата,
Князь слушает, сидя, посольскую речь,
Глаза опустив и опершись на меч...
   На посулы римского папы, предложившего князю королевскую корону и «опоясать духовным мечом», Роман Мстиславич гордо отвечает:
Когда так духовным мечом он силён,
То он и хвалить его волен,
Но пусть он владеет по-прежнему им,
А я вот и этим, железным своим,
Доволен.
   Что не упомянул Алексей Константинович в своём (весьма точном исторически!) стихотворении, так это то, что сын Романа — Даниил — так красиво ответить на предложения западных партнёров возможности уже не имел. Галицкие князья, и это одна из особенностей данного княжества, хоть и не его одного, были весьма зависимы от местной аристократии — бояр. Так что за отцовский престол Даниил боролся 40 лет и боролся именно с боярами, попутно отбиваясь от поляков, венгров, родственников-рюриковичей и Орды.
   Даниил Галицкий — знаковая фигура в украинском пантеоне. Этот действительно великий воин участвовал в несчастливой для русских князей битве на Калке, ходил войной на Великую Польшу, боролся за киевский престол (и стал-таки на некоторое время князем киевским). К моменту штурма Киева войсками Батыя возглавлял оборону города тысяцкий (примерно министр обороны) Даниила — Дмитр. Сам Даниил к тому времени из города бежал, забрав семью, сначала в Венгрию, затем в Польшу. Галич и Владимир-Волынский были разграблены. После ухода монголов князь вернулся к себе на Волынь и обосновался в городе Холм — возвращению в Галич воспрепятствовали местные бояре. Они даже натравили на Даниила черниговского князя Ростислава Михайловича, но...
   Но вернулись монголы и «розгнаше» всех участников мероприятия: Ростислава в Венгрию, Даниила — к брату Василько на Волынь. После того как монголы ушли, князья решили продолжить разборку: к Ростиславу присоединились венгры с поляками, к Даниилу — Василько с половцами. Матч состоялся на территории современной Польши, у города Ярослава, 17 августа 1245 года. Команда Даниила порвала соперников как Тузик грелку: двор князя под командованием верного галицкого боярина Андрея сковал основные силы Ростислава боем, а Даниил с сыном Львом и половцами совершил обход и ударил на венгров. Князь лично захватил венгерское знамя и порвал его на две части, после чего противник предпочёл ретироваться.
   После возвращения Галича Даниилу пришлось ехать на поклон в Орду. Приняли его там неплохо, хоть и сетовал впоследствии летописец, что «О злее зла честь татарская!» И как раз во время этого визита Даниил познакомился с папским послом Плано Карпини. Посол завёл речь о воссоединении церквей, но, скорее всего, внятного ответа не получил (а что, мог получить? Даниил — один из русских князей, принимать такие решения ему не по окладу...). Но, возможно, именно отсутствие внятного ответа позволило папскому двору считать, что после монгольского погрома галицкие князья будут посговорчивее!
   Между тем Даниил всё плотнее влезал в европейские дела: слабость разорённых земель вынуждала его искать союза с венграми: в 1247 году он женил своего сына Льва на венгерской принцессе Констанции, а Романа — на наследнице австрийского престола Гертруде (что позволило заявить претензии на Австрию!). В общем, поступившие предложения от папы Иннокентия IV: корона и помощь в борьбе с Ордой — легли на благоприятную почву, и в 1253 году Даниил Романович в Дорогочине короновался королём Руси. Папа тут же объявил крестовый поход на Орду, но... Тут дело тёмное: то ли Даниил кинул папу на воссоединение церквей, в результате тот кинул его на помощь, то ли, наоборот, папа кинул Даниила на военную помощь, а Даниил его — на воссоединение церквей. Тем не менее в 1254 году князь мирится с Литвой, с которой до того сильно воевал, очередного сына — Шварна — женит на дочери Миндовга и начинает вражду с Александром Невским.
   Дальше начинается абсолютный цирк: Даниил пошёл на принадлежавший Александру Киев, не дождавшись литовских союзников. Обиженные литовцы напали на принадлежавший Даниилу Луцк, но получили по ушам от брата князя — Василько. Тогда новый римский папа Александр IV разрешил Миндовгу идти войной на Русь. Обиженный Даниил разорвал отношения с папой (но корону не отдал!)...
   В 1258 году к Даниилу пожаловал монгольский полководец Бурундай и велел идти совместным походом на Литву. Потом князь ходил совместными походами на Польшу и земли Тевтонского ордена, за что папой Урбаном IV был причислен к лику... Нет, это из другой области, а папа присвоил Даниилу звание врага христианской веры.
   Умер «король Руси» в 1264 году и был похоронен в Холме — своей любимой резиденции, сегодня называющейся Хелм и входящей в состав Люблинского воеводства Польши. Даниил Романович стоит в одном ряду с такими русскими князьями, как Мстислав Удалой или Александр Невский. Единственное отличие от подобных деятелей русской истории — принятие короны от папы римского и титулы Rex Russiae и Duces totius terrae Russiae, Galicie et Ladimirie — «Король Руси» и «Князь всей земли русской, галицкой и владимирской».
   Пускаясь в дебри популярной ныне «альтернативной истории», вполне можно представить себе, что, упади кости по-другому, Даниила или Романа могли пригласить княжить в Новгороде или Пскове, а впоследствии их потомки заменили б на московском столе потомков Александра Невского. Сомнительно, что что-либо в русской истории изменилось от этой замены: в XIII веке Галичина была такой же русской землёй, как Москва, Тверь или Рязань. Любой князь имел право княжить на основании своей принадлежности к роду Рюриковичей, а то, какой землёй он будет править, зависело от тяжести меча и дипломатических умений.
   Впрочем, уже в домонгольскую пору наметилось тяготение галицких князей к землям Киевщины и правобережья современной Украины. Волынские князья ещё в XII веке стремились сделать Киевское княжество своим родовым владением, благо география позволяла. Тот же Даниил спорил за Киев с Александром Невским и был в этом споре значительно успешнее своего суздальского родственника.
   А после смерти Даниила произошла любопытная коллизия! К его сыну Шварну и брату Василько обратился за помощью претендент на литовский престол Войшелк — сын Миндовга. Василько со Шварном помогли хорошему человеку, после чего тот ушёл в монастырь и передал Литву Шварну, благо тот ему был зятем! Правда, потом брат Шварна Лев убил во время застолья Войшелка, и на галицкого князя в Литве стали смотреть исподлобья... В общем, когда Шварн умер, его литовские владения ушли Тройдену, а галицкие — Льву Даниловичу. Тем не менее, владения галицко-волынских князей росли как на дрожжах.
   Сын Льва — Юрий — добился от Константинопольского патриарха отдельной Малорусской митрополии. Он также принял дедов титул — «король Руси», точнее, в отличие от него, титул уже звучал как «король Малой Руси». Тогда это словосочетание не вызывало никакой истерики даже у галичан! Сыновья Юрия Львовича допустили большую ошибку: они решили бороться с Ордой, опираясь на помощь тевтонских рыцарей и мазовецких князей. В общем, династия Рюриковичей на галицко-волынском престоле после их безвременной кончины пресеклась.
   Но свято место пусто не бывает, так что на место Рюриковичей пришли потомки мазовецких князей. Юрий II Болеслав признал зависимость от монгольских ханов и даже совершил в 1337 году совместный с ними поход в Польшу. Собственно говоря, именно с него и начался процесс «вестернизации» Галичины. Именно при нём в городах Галичины появилось то самое «магдебургское право», которым так гордятся сегодня аборигены. А ещё Юрий способствовал введению унии между православием и католицизмом. Правда, тогда процесс шёл предельно тяжело: на излёте Средневековья для людей вопросы веры были значительно серьёзнее, чем стали уже в XIX–XX столетиях. Скорее всего, именно за это Юрия Болеслава и отравили в 1340 году, не за магдебургское право же, в самом деле?
   В общем, на этом историю русского галицко-волынского княжества можно и заканчивать. Впоследствии за земли Галичины и Волыни вели борьбу Литва и Польша. В 1392 году война за галицко-волынское наследство окончилась разделом: Галичина с Белзким княжеством и Холмщиной отошли Польше, Волынь досталась Великому княжеству Литовскому. На двадцать лет Волынское княжество было восстановлено в XV веке, после чего в 1452 году исчезло с карты окончательно.
   Впрочем, Галичина из числа тех мест, влияние которых на историю с лишением независимости не падает, а возрастает. В качестве независимого государства она была слишком мала, чтобы на что-то влиять. А вот в составе других государств она стала яблоком раздора. Тем самым инородным телом, которое убивает. Но это уже совсем другая история!
 
Фёдор Ступин
 
Источник: https://alternatio.org/
 
Публикации, размещаемые на сайте, отражают личную точку зрения авторов.
dostoinstvo2017.ru
Ваш дом
НАШИ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ВАШЕГО КОМФОРТНОГО ДОМА!
Название
Опрос
Главная страница
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru