Сто лет одиночества. Ч 4

0
28
Сто лет одиночества. Ч 4
 
   Ещё не затихло эхо взрывов от недавних боевых действий в Европе, как СССР оказался в состоянии новой войны с пресловутым «коллективным Западом», причём она была подчас совсем не такой «холодной» как кому-то может показаться на первый взгляд.
   Эйфория после совместной победы над фашизмом во Второй мировой войне длилась достаточно недолго.
   Уже к концу войны, когда победа над нацистами стала очевидной, на время отложенные в сторону коренные противоречия между СССР и Западом снова стали выходить на первый план. По большому счёту высадка союзнических войск в Нормандии, которую оттягивали аж до июня 1944 года, преследовала две основные цели, причём разгром фашистской Германии в эти задачи не входил – она и так уже доживала последние дни.
   Первая цель состояла в том, чтобы не допустить победоносного шествия советских войск по всей Европе, как это произошло в своё время после позорного бегства из России наполеоновской армии. А тем самым Советский Союз получил бы все лавры победителя фашизма. А вторая – не опоздать к столу, за которым будет по итогам войны делиться территория Европы.
   Предпосылки того, что вошло в историю под названием «холодной войны»,  были заложены уже в 1945 году, когда на Ялтинской конференции европейский континент был разделён на две сферы влияния – Западную и Восточную Европу.
   Известно, что 24 июля 1945 года в ходе работы Потсдамской конференции Трумэн уведомил Сталина о том, что США создали «супербомбу». Уже позднее выяснилось, что Черчилль даже тайно предлагал президенту США нанести, без объявления войны, упреждающий ядерный удар по СССР. Но эта безумная мысль вызвала столь негативную реакцию в самих США и Англии, что в итоге была отвергнута. Однако, уже в октябре 1945 года Пентагон по приказу Трумэна начал разработку плана «Тоталити», предполагавший сброс 20–30 ядерных бомб на 20 советских городов.
   Неизбежность обострения отношений между бывшими союзниками была обусловлена всем ходом истории и врождённой европейской русофобией. Об этом я подробно написал в серии статей «Россия в осаде – от Ивана Грозного до наших дней», опубликованной на сайте Института РУССТРАТ.
   Надвигавшуюся «холодную войну» предвидел всем хорошо известный Джордж Оруэлл. Именно он ввёл этот термин в статье «Ты и атомная бомба», опубликованной 19 октября 1945 года в британском еженедельнике «Трибюн». По его мнению, именно в таком состоянии неизбежно окажутся отношения между группой стран-обладательниц разрушительного ядерного оружия.
   Так что в фултонской речи 5 марта 1946 года Черчилль лишь зафиксировал то, что и так было предопределено ходом истории. Он при этом заявил, что отношения СССР, с одной стороны, и США с Великобританией, с другой стороны, должны строиться на военном превосходстве стран, говорящих на английском языке. При этом Черчилль выдвинул идею создания военного союза англосаксонских стран «для борьбы с мировым коммунизмом».
   Так что его смело можно назвать «крестным отцом» НАТО, которая и была создана 4 апреля 1949 года. Исподволь к военной активности в нарушение послевоенных договорённостей подтянули и Западную Германию, которую в октябре 1954 года  приняли в Западноевропейский союз, а затем и в НАТО. Ответом СССР стало создание военного союза европейских социалистических государств - Организации стран Варшавского договора (ОВД).
   Отношения между СССР и Западом постоянно балансировали на грани перехода в открытый военный конфликт. В июне 1948 года США нарушили ранее принятую договорённость о совместном решении проблем по Германии и включили Западный Берлин в сферу действия «плана Маршалла». В ответ СССР начал транспортную блокаду Западного Берлина, а затем  вообще прекратил переговоры по Берлину и закрыл свои консульства в Нью-Йорке и Сан-Франциско. Этот, казалось бы, достаточно мелкий, но принципиальный вопрос вполне мог привести к прямым военным столкновениям между СССР и бывшими союзниками.
   Самым ярким примером военного противостояния двух систем стал всем хорошо известный «Карибский кризис» в октябре 1962 года, который чуть не перерос в ядерную войну. Не секрет, что наши военнослужащие, и в том числе лётчики, воевали против американской армии во время вторжения США во Вьетнам.
   Начало «холодной войны» не только дало старт гонке вооружений и военному противостоянию двух систем, но и запустило непрекращающиеся и по сей день попытки Запада создать полную экономическую изоляцию СССР, и прежде всего не допустить попадания в нашу страну современных технологий и высокотехнологичной продукции. Именно это предусматривала так называемая «доктрина Трумэна», которую занимавший тогда пост президента США озвучил в конгресс в марте 1947 года.
   Уже в марте 1948 года, когда СССР всё ещё расчищал завалы в разбомблённых городах и сёлах, министерство торговли США приняло указ об ограничении экспорта стратегических материалов, оборудования и вооружений в СССР и страны Восточной Европы. А в 1949 году эти ограничения были закреплены в Законе об экспортном контроле.
   Для обеспечения жесткого соблюдения этих запретов в том же 1949 году по инициативе Вашингтона был создан Координационный комитет по экспортному контролю – печально известный КОКОМ, в который вошли 17 стран из числа сателлитов США - Канада, Австралия, Япония, Великобритания, Бельгия, Дания, Франция, ФРГ, Греция, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Испания, Турция. Ещё шесть государств сотрудничали с комитетом - Австрия, Финляндия, Ирландия, Новая Зеландия, Швеция и Швейцария, формально не являясь его членами. То есть тот самый «коллективный Запад» в полном составе! Комитет разработал стратегию "контролируемого технологического отставания", согласно которой техника и технологии могли продаваться в социалистические страны не раньше, чем через четыре года после их серийного выпуска.
   Этот комитет просуществовал почти 50 лет и прекратил свою деятельность лишь в 1994 году, когда и СССР-то уже не стало.
   Но и эти ограничения США посчитали недостаточными. Их цель состояла в том, что полностью изолировать СССР от остального мира, заблокировав его торговлю. Для этого в 1951 году США лишили СССР режима наибольшего благоприятствования в торговле. В результате таможенные тарифы на советские товары выросли почти в пять раз по сравнению с экспортом других стран.
   При этом Вашингтон, присвоивший себе право играть роль мирового жандарма, подвёл законодательную базу под свои попытки контролировать строгое соблюдение всем остальным миром антироссийских санкций. С этой целью по настоянию Белого дома конгресс США принял Закон об оборонной взаимопомощи и контроле, согласно которому Вашингтон мог наказывать любое государство мира, если оно не присоединится к эмбарго против СССР и "находящихся под его влиянием" стран.
   Наглядным примером того, как пытались затормозить экономическое развитие СССР и его союзников, стало введённое НАТО в 1962 году эмбарго на поставку труб большого диаметра для нефтепровода "Дружба". Реализации этого проекта мешала нехватка и низкое качество отечественных труб большого диаметра, производство которых в СССР только началось. Поэтому Москва организовала их закупку в Германии, Франции и Италии.
   Но в США расценили активное продвижение СССР на нефтегазовом рынке как "военную угрозу" и добились от своих союзников по НАТО введения запрета на поставку труб. Позднее в той же Германии сообразили, что тем самым они наносят вред самим себе, поскольку предполагалось, что по одной из ниток и она могла бы получать российскую нефть. И запрет пришлось отменить.
   Так что ничто не ново под луной. Это я к вопросу о спровоцированном всё теми же США скандале вокруг строительства «Северного потока-2» и навязываемого «Старому свету» запрета на поставки в Европу российских нефти и газа. «Нелюбовь» США к российским углеводородам началась ещё в прошлом веке. Но, как показывает история, рано или поздно разум всё же торжествует над политикой. Хотелось бы надеяться, что так произойдет и на этот раз, тем более что целый ряд европейских стран отказываются слепо следовать вашингтонскому диктату, поскольку понимают, что не могут обойтись без российских нефти и газа.
   Американские власти использовали любой повод для того, чтобы ни мытьём, так катаньем затруднить поступательное движение советской экономики. Можно напомнить о так называемой «поправке Джексона – Вэника» (так звали двух членов конгресса США) к Закону о торговле 1974 года. Она ещё больше ограничила торговлю и финансовые отношения с СССР под предлогом нарушения прав советских граждан на эмиграцию.
   США, которые публично любят рассуждать о высокой «гуманитарной» составляющей своей внешней политике, на деле мгновенно забывают об этом, если это противоречит их глобальной цели «наказания» Москвы. Пример этому – отказ в 1980 году тогдашнего президента Джимми Картера, в прошлом фермера из штата Джорджия, от исполнения долгосрочного соглашения с СССР о поставках нам 17 млн. тонн пшеницы в качестве ответа на ввод советских войск в Афганистан.
   Одновременно была прекращена выдача лицензий на продажу нам высоких технологий, ограничен экспорт американских товаров, заморожены все совместные культурные и экономические мероприятия, а советским судам было запрещено заниматься рыбным промыслом в водах США. То, что это могло вызвать в СССР «голодомор», как это уже имело место за 50 лет до этого, в Вашингтоне никого совершенно не волновало.
   Жирную точку в санкционной травле СССР поставил посаженный на царство в Белый дом посредственный голливудский актёр Рональд Рейган, который провозгласил нашу страну «империей зла». Он, а точнее его кукловоды надеялись, видимо, таким образом окончательно добить СССР.
   Первый пакет новых санкций 29 декабря 1981 года включал запрет на поставку американскими компаниями в СССР электронного и нефтегазового оборудования для того, чтобы воспрепятствовать строительству советского экспортного газопровода Уренгой - Помары – Ужгород. Этот проект осуществлялся с участием целого ряда ведущих европейских компаний и банков. Но в США опять же расценили его как угрозу своей национальной безопасности.
   Ещё через год США ужесточили эмбарго, распространив его и на оборудование, производимое филиалами американских компаний за рубежом и иностранными компаниями по их лицензиям.
   Но это был тот редкий случай, когда коса нашла на камень и европейцы, проявив несвойственное им единодушие, объявили американские санкции незаконными. Как говорится, своя шкура, то есть газ, дороже. Жаль, что сегодня Шольц с Макроном не проявляют такой же ясности мышления.
   В ответ США ввели против них встречные санкции, но затем Рейгану пришлось пойти на попятную и отменить эмбарго. Но всё же он не мог не схамить напоследок и подписал в ноябре 1982 года секретную директиву NSDD-66, которая предусматривала расширение списка экспортных и финансовых ограничений в отношении СССР в рамках КОКОМ.
   А затем ещё в декабре 1981 года ввёл запрет на полёты самолётов «Аэрофлота» в воздушном пространстве США. Он, впрочем, продержался недолго, поскольку в результате встречных ограничительных мер с нашей стороны американские авиакомпании потеряли возможность использовать короткие маршруты через наше воздушное пространство. И под их давлением Белому дому пришлось снять этот запрет.
   Но спустя два года США снова вернулись к этим санкциям против советской авиакомпании после того, как советские системы ПВО сбили Boeing 747 южнокорейской авиакомпании, который вторгся в воздушное пространство СССР и не отвечал на предупредительные сигналы. Были закрыты представительства компании в Вашингтоне и Нью-Йорке, запрещены контакты американских авиакомпаний с "Аэрофлотом".
   Все-таки плохо современные западные политики, которые очередными рестрикциями против России уже поставили свои страны на грань нового экономического кризиса, знают историю. А она показывает, что от санкций всегда страдают, прежде всего, те, кто их вводит.
   В том, что Россию пытаются изолировать не только экономически, но и «отменить», как сейчас говорят, её достижения в других областях, нет ничего нового.
   Один из самых ярких примеров такого подхода американский бойкот летней Олимпиады в Москве 1980 года. Под давлением США к нему присоединись и их союзники по НАТО, а также некоторые другие государства. Так случилось, что спустя четыре года мы с моим коллегой, корреспондентом ТАСС в Сан-Франциско Юрием Устименко стали единственными советскими людьми на Олимпийских играх 1984 года в Лос-Анджелесе, которые СССР бойкотировал в качестве ответной меры. Иногда возникало такое чувство, что у нескольких сотен американских и иностранных журналистов наши персоны вызывали больший интерес, чем вялотекущие без советских спортсменов баталии на спортивных аренах.
   Ни экономические санкции, ни упорные попытки унизить СССР иными средствами всё же не смогли остановить поступательное движение экономики страны. Последнее десятилетие правления Брежнева наши внутренние и внешние недруги называют периодом застоя. Спор с ними бессмысленнен, как и рассуждения о том, то ли стакан наполовину пуст, то ли наполовину полон. И чем стабильность отличается от застоя? Но есть факты, которые говорят сами за себя.
   А за 15 лет к середине 80-х годов национальный доход СССР увеличился в 2,5 раза, объем промышленного производства – в 3 раза, сельскохозяйственного – на треть. Было построено около 4200 крупных промышленных предприятий, на 60 % выросла средняя зарплата рабочих и служащих, реальные доходы населения – на 90 %.
   Да, действительно общие темпы развития замедлились достаточно резко, если сравнивать с предыдущими годами, но ни одна страна не может постоянно жить в состоянии мобилизационной экономики. А после резкого рывка всегда неизбежно наступает период замедления.
   Тем не менее, экономика Советского Союза представляла собой вторую в мире по объёму ВВП. На её долю приходилось около 20 % всего мирового промышленного производства. В 70-х - 80-х годах СССР находился на первом месте в мире по производству почти всех видов продукции базовых отраслей промышленности - нефти, стали, чугуна, металлорежущих станков, тепловозов, электровозов, тракторов, комбайнов, сборных железобетонных конструкций и т.д.
   Благодаря советской космической программе, - было бы странно об этом не напомнить, - мы первыми в мире запустили искусственный спутник земли, отправили в космос сначала четвероногих друзей – Белку со Стрелкой, а затем и человека. СССР долгое время занимал первое место в мире по общему числу запусков в мире космических летательных аппаратов.
   Хотя, - и с этим никто не собирается спорить – по ассортименту и качеству товаров СССР достаточно резко отставал от развитых капиталистических стран, но в целом уровень жизни советских граждан постоянно рос. Можно насмехаться над «хрящевиками», но они позволили решить проблему «коммуналок».
   За 1971–1980 годы в стране было построено более 30 млн. квартир, и таким образом более 130 млн. человек бесплатно улучшили свои жилищные условия. Прекрасно помню, как наша семья из четырёх человек была счастлива, когда переехала из «коммуналки» в двухкомнатную «хрящевику» в районе Фили-Мазилово.
   Политика – политикой, но для западных компаний СССР, а теперь и Россия, всегда представлял собой гигантский желанный рынок сбыта их продукции. Помню слова, которые в Атланте, где находится её штаб-квартира, сказал мне в интервью в середине 80-х годов тогдашний президент «Кока-Колы»:
   «Иногда я не могу заснуть, когда представляю себе, что русские выпивают хотя бы одну бутылку колы в день».
   Несмотря на все препоны, СССР постоянно наращивал торговлю с западными странами. По данным советской статистики, если в 1979 году торговый оборот между СССР и «промышленно развитыми капиталистическими странами» составлял 25,8 млрд. рублей, то в 1984 году – уже 40,9 млрд. рублей.
   Ради этого рынка западные корпорации шли подчас на серьёзные риски и пытались поставлять запрещённое оборудование в обход санкций. Вот только один, хорошо известный мне пример. ТАСС, которому, как говорят дамы, я отдал лучшие годы своей жизни, сумел в конце 70-х годов в результате того, что вполне можно назвать «специальной операцией», закупить в Европе самый современный на тот момент «суперкомпьютер». Благодаря этому, был обеспечен переход на безбумажную технологию, что резко повысило оперативность передачи информации.
   Мне довелось участвовать в переговорах с итальянской компанией «Оливетти», которая тогда производила одни из лучших настольных компьютеров в Европе. Во время встречи в её центральном офисе в Италии с обыском нагрянули представители полиции и Интерпола. Нас быстренько вывели из издания через запасные выходы. Компанию обвинили в нарушении запрета на поставки в СССР компьютерной техники. Её обанкротили, а тех из руководства и сотрудников, кто якобы был причастен к «незаконной» сделке, приговорили к различным срокам тюремного заключения.
   В этом списке заочно оказался и представитель компании в Москве некто Мариотти. Под конвоем представителей итальянского посольства его доставили в «Шереметьево», откуда он должен был вылететь в Рим. И вот удивительно: на борту самолёта его не оказалось. А спустя пару часов, из аэропорта вышел гражданин СССР по фамилии Степанов, как две капли воды похожий на моего итальянского друга. Вот такая вот небольшая детективная история времён «холодной войны».
   Русские своих не бросают!
 
Михаил Беглов
 
Источник: https://russtrat.ru/
 
Публикации, размещаемые на сайте, отражают личную точку зрения авторов.
dostoinstvo2017.ru
Ваш дом
НАШИ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ВАШЕГО КОМФОРТНОГО ДОМА!
Название
Опрос
Главная страница
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru