ТРАМП, ПРОВЕРКА ЕВРОПЫ

0
11
ТРАМП, ПРОВЕРКА ЕВРОПЫ
ТРАМП ЦУНАМИ
By Arancha González Laya, Camille Grand, Katarzyna Pisarska, Nathalie Tocci, and Guntram Wolff
Как Континент может подготовиться к уходу Америки
   Война России на Украине продолжается уже третий год, и Европа показала себя гораздо лучше, чем ожидалось. В течение десятилетий после Второй мировой войны она рассчитывала на Соединённые Штаты как на главного гаранта своей безопасности. Континент полагался на Вашингтон в руководстве политикой НАТО, обеспечении ядерного сдерживания и формировании консенсуса среди европейских стран по спорным вопросам, таким как урегулирование европейского долгового кризиса 2009-2012 годов. После окончания холодной войны Европа продолжала воспринимать «зонтик безопасности» США как само собой разумеющимся, сокращая расходы на оборону, в начале 1990-х годов не сумела остановить геноцид в Боснии и отказывалась играть политическую роль в разрешении кризиса в Сирии, даже несмотря на то, что оставалась крупнейший поставщик гуманитарной помощи в регионе. После вторжения Россия в Украину в 2022 году, многие ожидали, что европейцы могут отказаться помогать Киеву. В последний раз, когда президент России Владимир Путин пересёк границу Украины, аннексировав в 2014 году Крым, Европа ответила слабыми санкциями и нерешительными попытками дипломатического компромисса, одновременно увеличивая свою зависимость от российского газа.
   Но за последние несколько лет, мир увидел проблеск более сильной Европы. Европейские страны выступили единым фронтом в сопротивлении агрессии России, приняв миллионы беженцев, координируя болезненное отключение от поставок российского газа, вводя жёсткие экономические санкции и экспортные ограничения в отношении России, обучая украинских солдат и приглашая Украину присоединиться к Европейскому союзу. Пакет помощи ЕС Украине в размере $53 млрд., это утверждение намечено на февраль, предусматривает совокупную экономическую и военную помощь Европы Киеву, включая её многолетние обязательства, в два раза превышающую сумму, предоставляемую Соединёнными Штатами. Впервые с 2007 года ЕС даже обрёл уверенность в себе для существенного расширения. В декабре 2023 года он предоставил статус кандидата Грузии и начал переговоры о вступлении с Молдовой и Украиной.
   Эти шаги были подкреплены прочными трансатлантическими отношениями. Но европейские лидеры не могут рассчитывать на дружественные Соединённые Штаты. Они должны подготовиться к возможности того, что через год Соединённые Штаты снова возглавит Дональд Трамп. В ходе своей первичной предвыборной кампании Республиканской партии Трамп предположил, что в случае его переизбрания в ноябре 2024 года:
  • он проведёт переговоры с президентом России Владимиром Путиным о прекращении «за 24 часа» войны на Украине,
  • потребует, чтобы Европа возместила Соединённым Штатам за боеприпасы, использованные на Украине,
  • выйдет из Парижских соглашений по климату, и
  • взбудоражит мировую экономику, введя десятипроцентный тариф на весь импорт.
   В декабре прошлого года Сенат США принял меру, затрудняющую Трампу односторонний выход Соединённых Штатов из НАТО. Но европейцы не могут рассчитывать на бесперебойное военное сотрудничество с администрацией Трампа: Трамп направляет особый гнев на североатлантический альянс, а когда он будет подбирать свой персонал, скорее всего он, откажется от опытных бюрократов в пользу сторонников. Путин, вероятно, истолкует даже малейший намёк на то, что Трамп, возможно, не будет, в полной мере соблюдает обязательства США по статье 5 НАТО, как приглашение проверить надёжность трансатлантического альянса, возможно, даже в странах Балтии.
   Задолго до того, как Россия вторглась в Украину, европейские лидеры знали, что им нужно повзрослеть - отчасти это означало, что они должны меньше полагаться на Соединённые Штаты. Европейский долговой кризис побудил ЕС более полно интегрировать свои банковские системы. В некотором смысле, первая эра Трампа подтолкнула ЕС к большей самостоятельности, поскольку Трамп продемонстрировал, что его единственный союз связан с его собственными интересами. ЕС учредил Европейский оборонный фонд и более конструктивные отношения с НАТО. Во время пандемии COVID-19 европейские страны поручили Комиссии ЕС закупить вакцины, и комиссия впервые взяла крупномасштабные займы для финансирования восстановления экономики Европы.
   Однако только после вторжения в 2022 году России в Украину европейские дебаты - и поведение - по вопросам безопасности, кардинально изменились. Хотя в настоящее время совокупная военная и финансовая помощь Европы Украине превышает помощь Соединённых Штатов, поддержка США остаётся жизненно важной для военных усилий Украины - и, в целом, для безопасности Европы. И многие долгосрочные последствия первого президентства Трампа всё ещё проявляются:
  • мир во всём мире рушится, а авторитарные лидеры становятся наглее.
  • Азербайджан беспрепятственно изгнал 120 тыс. армян из Нагорного Карабаха.
  • Обострилось соперничество между Соединёнными Штатами и Китаем.
  • Цепь военных переворотов в Западной Африке привела к свержению демократически избранных президентов, а также европейских миротворцев.
  • И благодаря отчасти политике, проводимой премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, которого поддержал Трамп, на Ближнем Востоке разразилась горячая война.
   Это тоже европейские проблемы. Беженцы, наводнившие пределы ЕС, оказывают огромное влияние на внутреннюю политику Европы. Возобновившийся конфликт на Ближнем Востоке вызвал в Европе новые волны антисемитизма и исламофобии, а также возросшую угрозу терроризма. Даже если Украина помешает амбициям России управлять своей территорией и народом, Россия, скорее всего, останется долгосрочной проблемой безопасности, вынуждая европейцев пересмотреть сценарии коллективной обороны и установить уровень военной готовности, которого у них не было со времён холодной войны.
   Европейские лидеры надеются на второе президентство Байдена, которое защитило бы трансатлантические связи и дало бы им время и поддержку, чтобы взять на себя большую ответственность за свой неспокойный континент и соседство. Но они могут не получить этого времени и поддержки. Второй срок Трампа вполне может усугубить нестабильность, с которой Европа и так с трудом справляется. Европейцы будут уважать выбор американцами своего следующего президента. Впрочем, это в европейских руках, действовать сейчас и предпринять конкретные шаги по укреплению своей безопасности и экономики. Это также должно увеличить мощь ЕС, устраняя институциональные недостатки, которые ограничивают способность организации руководить в мире, характеризующемся геополитическими конфликтами. Короче говоря, ему необходимо доказать своё будущее. Континент выдержал четыре года президентства Трампа. Но пережить вторые четыре года, вероятно, будет гораздо труднее.
 
ПОЛЬЗА ОТ НЕВЗГОД
   Первые четыре года пребывания Трампа у власти вынудили европейских политиков строить планы с учётом гораздо менее последовательного и ангажированного президента США, который придерживался явно транзакционного взгляда на трансатлантические отношения. Европейские лидеры традиционно имели больше общего с американскими президентами от демократов, чем от республиканцев, причём трансатлантические отношения стали напряжёнными задолго до вступления Трампа в должность: вспомните о глубоком расколе из-за войны президента Джорджа У. Буша в Ираке.
   Но вызовы, которые ставил перед собой Трамп, были новыми. Он был первым президентом США, который не относился к Европе как к семье. Казалось, он явно чувствовал себя более непринуждённо с авторитарными правителями, такими как Путин и президент Китая Си Цзиньпин, чем с демократически избранными европейскими лидерами, такими как канцлер Германии Ангела Меркель. Трамп без колебаний вышел из иранской сделки 2015 года, которую президент Барак Обама заключил вместе с ЕС и E3 - Францией, Германией и Соединённым Королевством, - и не пригрозил наказать европейцев санкциями, если они будут её соблюдать. Он также не проконсультировался с европейскими лидерами и даже не проинформировал их, прежде чем предпринимать важные внешнеполитические шаги, такие как подписание соглашений Авраама 2020 года или вывод американских войск из Сирии. Трамп не только отказался от планов Соединённых Штатов по заключению торговой сделки с ЕС. Он ввёл беспрецедентные протекционистские меры, направленные против европейских экспортёров.
   Кроме того, он стремился ослабить многостороннее сотрудничество в таких областях, как изменение климата, торговля, миграция и права человека, выйдя из Парижских соглашений по климату – один из приоритетов ЕС. Он подрывал международные организации, такие как Всемирная организация здравоохранения и ЮНЕСКО, а также попытки ООН достичь соглашения по вопросам миграции и беженцев. Действия Трампа оказали стимулирующее воздействие на Европу: Соединённые Штаты сыграли важную роль в формировании самого ЕС, но затем, похоже, страна отказалась от своей ведущей роли по поддержке международного порядка, основанного на правилах.
   Европейские лидеры осознали, что их континент должен стать в большей степени суверенным и автономным - проще говоря, более способным и ответственным в мировых делах. Они должны были активизироваться для того, чтобы поддержать многостороннюю систему. Например, ЕС увеличил свою поддержку Всемирной организации здравоохранения. Угроза Трампа ввести экономические санкции против Европы побудила лидеров континента укрепить евро путём дальнейшей интеграции своих банков и финансовых систем, а также подписать торговые соглашения с новыми партнёрами в Африке, Азии и Латинской Америке. Что касается безопасности, нападки Трампа на низкие расходы Европы на оборону и его угрозы покинуть НАТО подтолкнули ЕС предпринять шаги по созданию институциональных, правовых и финансовых стимулов для европейских стран тратить больше на оборону. Европейский фонд мира, механизм ЕС по оказанию военной помощи другим странам, который, с 2022 года, ЕС использует для оказания военной помощи Украине, был создан в ответ на давление, оказываемое Трампом на континент.
   Но другими явлениями, сформированными в годы правления Трампа, оказалось сложнее управлять - самое главное, его риторические нападки на закон и порядок, и центристскую демократию. Когда в 2020 году Трамп оказал давление на Украину для того, чтобы нанести ущерб кандидатуре своего соперника-демократа, он узаконил эту тактику для других действующих лиц. Популистские силы в Европе восприняли жёсткий сценарий Трампа, когда дело дошло до иммиграции, что подорвало усилия ЕС по проведению общей политики в области миграции. Трамп, в целом, активно поддерживал правых националистов, популистов и голоса, выступающие против ЕС в Европе. Поскольку ЕС приближается к парламентским выборам в июне 2024 года, существует реальный риск того, что эти осмелевшие силы получат значительные преимущества, формирования будущего поколения лидеров ЕС. Хотят они этого или нет, повторная номинация Трампа уже поощряет националистические фигуры, такие как премьер-министр Венгрии, Виктор Орбан.
 
УДВОЕНИЕ НЕПРИЯТНОСТЕЙ
   Во время второго срока Трамп вполне может стать большим антагонистом по отношению к Европе и европейским ценностям, резко увеличивая риски для безопасности континента и усугубляя существующие проблемы. В случае избрания Трамп сможет полностью освободиться от старого, продемократического республиканского истеблишмента. Скорее всего, он окружит себя лояльными администраторами, которые не бросят ему вызов. Кроме того, мир привык к его возмутительным заявлениям и решениям, благодаря чему индивидуальные проступки кажутся менее шокирующими и менее важными, чтобы им противостоять.
   Самая большая непосредственная угроза, которую представляет второй президентский срок Трампа, очевидна: Трамп уже дал понять, что прекратит поддержку Украины со стороны США. Хотя европейцы увеличивают свою финансовую и военную поддержку Киеву, как на двусторонней основе, так и с использованием инструментов ЕС, их усилия не способны полностью заменить военную помощь США. Фактически, краткосрочная военная поддержка ЕС Украине составляет лишь 55% от того, что предложили Соединённые Штаты. Сценарий, при котором Соединённые Штаты полностью прекратят свою помощь Украине, не относится к области фантастики, и это потребует от европейцев более быстрой и всесторонней поддержки Украины.
   Важнейший вопрос, который европейцы должны понять, заключается в том, что риски, связанные с большим изоляционизмом Соединённых Штатов, выходят за пределы восточной границы Европы. На протяжении десятилетий европейцы мирились со значительным дефицитом своих оборонных бюджетов и возможностей. Это объясняет ограниченные возможности европейских стран по наращиванию оборонно-промышленного производства для вооружения Украины, а также пополнения запасов боеприпасов и вооружений. Европейцы небезосновательно предполагали, что в случае чрезвычайной ситуации США возьмут на себя инициативу.
Бывший президент США Дональд Трамп на первичных выборах
Бывший президент США Дональд Трамп на первичных выборах своей партии в Нью-Гэмпшире, Нашуа, Нью-Гэмпшир, январь 2024 года. Майк Сегар/Reuters
   Существенный вклад, который Соединённые Штаты вносят в европейскую безопасность, в основном, больше не заключается в наземных операциях (и танках), как это было во времена холодной войны, а в таких областях, как разведка, рекогносцировка и наблюдение, стратегический воздушный транспорт, дозаправка в воздухе, а также космическое наблюдение и связь. Это также обеспечивает комфорт в виде ядерного сдерживания и возможности быстро развернуть значительное количество хорошо обученных сил в случае необходимости. На практике Соединённые Штаты являются, в настоящее время, единственным союзником по НАТО, у которого действительно есть пакет «полноценных сил».
   Однако риски, связанные с повторным президентством Трампа, выходят далеко за рамки обороны и безопасности. При Трампе американо-китайские отношения могут ещё больше ухудшиться. Это поставит европейские фирмы, работающие в обеих юрисдикциях, в трудное положение: угрожая вторичными санкциями, Трамп мог бы заставить европейские компании прекратить активную деятельность в Китае или оказать давление на европейцев, чтобы они заблокировали китайские инвестиции в Европе. Трамп пообещал, если он будет переизбран, ввести десятипроцентный тариф на весь импорт и последствия такого шага - если Конгресс одобрит его - будут остро ощущаться в Европе. Переизбранный президент США также может повлиять на цифровой суверенитет Европы. Что касается возможностей, включая геолокацию, спутниковую связь, облачные вычисления, конфиденциальность данных и искусственный интеллект, Европа зависит от Соединённых Штатов и уязвима для сбоев.
   На протяжении десятилетий углубление демократии в Европе было связано с влиянием США. Совсем недавно, в 2021 году, администрация Байдена выступила в защиту свободы прессы в Польше, убедив польского президента наложить вето на спорный законопроект о СМИ, который ограничит круг лиц, которые могут владеть местными вещательными компаниями. Если Трамп будет избран на второй срок, он вполне может попытаться ещё больше ослабить демократические институты в Соединённых Штатах, включая Министерство юстиции, и разжечь всеобщее презрение к верховенству закона. Это придало бы смелости популистам и партиям евроскептиков. Первое президентство Трампа уже научило европейцев тому, как политическая поддержка президентом США популистов может практически поставить под угрозу европейское единство.
 
ЛУЧШЕЕ НАПАДЕНИЕ
   Европейцы хотят сохранить заветные трансатлантические отношения. Но им нужно срочно готовиться к ослаблению этих отношений. Во-первых, европейцы должны более категорично изменить своё отношение к обороне Европы. В ближайшей перспективе европейские лидеры должны увеличить производство и закупки материальных средств поддержки для Украины: по оценкам, Киев нуждается в двух миллионах патронов, или более, в год, а также в замене артиллерийских стволов, запасных частях и системах противовоздушной обороны. Европа должна немедленно решить, следует ли расширять свои возможности по производству боеприпасов и другого критически важного оружия. Некоторые из ведущих мировых производителей вооружений являются европейскими, и расширение их возможностей практически и финансово достижимо, но это потребует гораздо более тщательного планирования.
   Даже если бы у Украины не было таких острых неотложных потребностей, Европе потребовалось бы увеличить производство оружия и боеприпасов, потому что европейским армиям необходимо восстановить свои оборонные запасы и устранить нехватку. Скорость, с которой европейские страны с 2022 года размещают войска на восточном фланге НАТО, впечатляет. Но чтобы обеспечить долгосрочную эффективность этих сил, европейцы должны улучшить свою подготовку и планирование материально-технического обеспечения. Континент также должен наращивать свой парк критически важных стратегических средств, таких как беспилотные летательные аппараты и спутники, и развивать свои кибернетические возможности и возможности воздушных перевозок.
   Эта стратегия выиграет от конкретного плана, аналогичного тому, который Европейская комиссия разработала для успешного ускорения разработки и производства вакцин против COVID-19. В настоящее время бюджетные прогнозы и циклы планирования европейских стран часто не дают производителям оружия гарантий, необходимых им для увеличения производства. Например, в 2022 году Германия учредила впечатляющий пятилетний чрезвычайный фонд в размере $110 млрд. для восстановления своих вооружённых сил. Однако в 2023 году министр обороны Германии признал, что этих денег будет недостаточно.
   В 2022 году европейские страны - как государства-члены ЕС, так и союзники по НАТО - потратили в общей сложности $350 млрд. на оборону. Постоянные усилия этих стран по выделению минимум двух процентов своего ВВП на оборону, или около $450 млрд. в год, значительно снизили бы зависимость Европы от Соединённых Штатов. ЕС должен играть более активную роль ускорителя и координатора, используя финансовые стимулы и меры регулирования для мобилизации государств-членов и предотвращения ненужного дублирования усилий. Даже если большая часть расходов на оборону останется национальной, ЕС может использовать свои бюджетные ресурсы для оборонных исследований и технологий, а также для укрепления производственных мощностей путём размещения совместных заказов оборонным компаниям через Европейское оборонное агентство или другие коллективные механизмы. Он сможет использовать Европейский инвестиционный банк и другие финансовые инструменты для поддержки этих оборонных усилий, а также ослабить некоторые бюджетные ограничения и дефицит бюджета в пользу инвестиций в оборону.
   Все эти цели требуют от Европы заблаговременного планирования, поскольку наращивание обороноспособности требует времени. Откладывать действия до тех пор, пока не будет принято решение по выборам в США, - не вариант. ЕС не сможет быстро приобрести те же навыки планирования крупномасштабных операций территориальной обороны и командования ими, которые НАТО развивало на протяжении 75 лет. Но европейцы могут европеизировать командную структуру НАТО, развернуть личный составу и инвестировать ресурсы, чтобы покрыть выхода США из организации. Более европейское НАТО могло бы адекватно компенсировать сокращение обязательств Америки, даже если североатлантический союз потеряет некоторую трансатлантическую поддержку. Это также стало бы ответом на повторяющуюся критику Трампа по поводу того, что Соединённые Штаты берут на себя слишком большую долю задач НАТО. И если Соединённые Штаты смягчат свои обязательства по обеспечению ядерного сдерживания перед Европой, Франция и Соединённое Королевство - две ядерные державы Европы - должны пересмотреть свой вклад в сдерживание. Всем европейцам также необходимо будет обсудить эффективную политику, которая могла бы предотвратить ядерную эскалацию.
 
РИСКОВАННОЕ ДЕЛО
   Оттого что Европа является столь открытой экономикой, причём трансатлантические торговые отношения настолько глубоки, более враждебные Соединённые Штаты могут нанести серьёзный ущерб Европе. На данный момент у ЕС нет подходящей институциональной структуры, чтобы реагировать на риски экономической безопасности, исходящие от Китая или со стороны более враждебных Соединённых Штатов. Экономической безопасностью занимаются, в основном, государства-члены, а не сам ЕС, и несогласованная политика безопасности в отношении импорта, экспорта, инвестиций, а также финансовых потоков, представляет растущую угрозу для европейской экономики.
   Рассмотрим цифровую безопасность: последствия второго президентства Трампа могут быть наиболее серьёзными в цифровом пространстве, если Европа не начнёт действовать немедленно. Европейские страны производят относительно мало собственных систем облачных вычислений, ключевого программного обеспечения и телекоммуникационной инфраструктуры. Они зависят как от американской, так и от китайской продукции. Но когда европейский оператор связи, работающий в нескольких странах, встраивает китайское оборудование в свою инфраструктуру, риски для безопасности могут легко перейти границы.
   В случае усиления политической конфронтации между Китаем и Соединёнными Штатами Трамп может пригрозить санкциями крупным операторам связи, которые используют китайское оборудование. ЕС должен иметь готовый, решительный ответ, иначе телекоммуникационный рынок ЕС может развалиться. Европейские страны также должны работать над снижением своей зависимости от китайских телекоммуникационных продуктов, чтобы подготовиться к более жёсткой линии со стороны Белого дома.
   В настоящее время Европа получает львиную долю своих мощностей для облачных вычислений, необходимых для военных операций, из Соединённых Штатов. Если Трамп будет переизбран, он, вероятно, сведёт на нет недавние трансатлантические усилия по сотрудничеству в области конфиденциальности данных. Чтобы обеспечить юридический иммунитет от иностранных законов, страны ЕС, возможно, захотят последовать примеру Франции, Италии и Испании и потребовать, чтобы услуги облачных вычислений предоставлялись исключительно фирмами, штаб-квартиры и персонал которых находятся в ЕС. Ещё до выборов в США ЕС может перейти к гарантированному сотрудничеству с Соединёнными Штатами по цифровым вопросам; важно показать лидерам страны, что такое трансатлантическое сотрудничество также приносит пользу Соединённым Штатам. Европейские лидеры уже могли бы начать более тесное сотрудничество с Вашингтоном, например, в области управления ИИ, устанавливая стандарты, ограничивающие вредное применение технологий ИИ.
   Китай всё больше инвестирует в европейскую стратегическую инфраструктуру, высвечивая проблему наличия объединённого рынка без интегрированной должным образом безопасности. В 2016 году Нидерланды разрешили крупные китайские инвестиции в порт Роттердама, а в 2023 году Китайская Океанская Судоходная Компания приобрела долю в порту Гамбурга. Но ЕС не смог официально повлиять ни на голландское, ни на немецкое решение, даже несмотря на то, что товары, прибывающие в Роттердам, в первую очередь, предназначены не для голландского рынка, а распространяются по всему ЕС.
   Как институт, ЕС слаб также в отношении экспортных ограничений и санкционной политики. Экспорт высокотехнологичных товаров двойного назначения часто ограничивается отдельными странами, иногда под давлением Соединённых Штатов. Например, недавнее решение правительства Нидерландов ограничить экспорт голландских литографических машин, необходимых для производства высокопроизводительных полупроводниковых чипов, повлияло на весь ЕС. Немецкая компания Zeiss должна была гарантировать, что компоненты, которые она поставляет для этих машин, не будут поставляться напрямую в Китай, что подрывает экспортные ограничения Нидерландов, а правительство Германии даже обсуждает вопрос о том, следует ли запретить немецким инженерам, которые знают, как разрабатывать эти машины, работать в Китае. Что касается санкций, ЕС смог принять 12 пакетов санкций против России. Но требования единогласия замедляют принятие решений, а правоприменение остаётся несовершенным.
   Поскольку Трамп отдаёт предпочтение двусторонним отношениям, а не работе с ЕС, необходимо улучшить надзор ЕС за экономической безопасностью, чтобы отдельные страны не разошлись в своей политике ещё больше. ЕС должен взять на себя обязательства по институциональным реформам - например, перейти от требования единогласного голосования для утверждения некоторых стратегий экономической безопасности к разрешению их принятия большинством голосов. Следует также создать комитет по экономической безопасности, укомплектованный экономистами и экспертами по безопасности из институтов ЕС, а также государств-членов, для проведения оценки безопасности решений, затрагивающих весь ЕС.
   Протекционистская политика, введённая Трампом, нанесёт ущерб миру, но особенно она может навредить ЕС. Европа должна стать экономически более конкурентоспособной, заключив торговые соглашения с третьими рынками - особенно учитывая нежелание США определять свою торговую политику - и углубляя свой единый рынок. ЕС недостаточно интегрировал свой единый рынок, особенно финансовый, цифровой и сервисный секторы. Более интегрированные банковские рынки и рынки капитала обеспечили бы предприятия столь необходимым финансированием и поддержали бы предпринимателей, которые слишком часто покидают ЕС, чтобы получить доступ к венчурному капиталу США. Содействие экономической интеграции ЕС имеет и политическую цель. Чтобы противостоять росту популизма в таких странах, как Франция, Германия, Италия, Нидерланды и Испания, ЕС должен показать, что большая экономическая интеграция может помочь обычным гражданам.
 
УРОКИ ЯЗЫКА ПРОГРАММИРОВАНИЯ
   Возможно, наибольший риск, который Трамп представляет для Европы, связан с её ценностями: многосторонностью, заботой об окружающей среде, верховенством закона и самой демократией. Своей риторикой Трамп принижает ценность этих принципов в глазах общественного мнения. Европе нужно уже сейчас начать готовиться к тому, чтобы противостоять этому давлению внутри страны, готовясь лучше защищать верховенство закона в пределах своих границ. Потенциально мощный инструмент ЕС для защиты верховенства закона существует со времён Амстердамского договора 1999 года: процедура, изложенная в статье 7 договора ЕС, которая позволяет государствам-членам применять санкции к стране, когда она совершает «серьёзное и постоянное нарушение» европейских ценностей. Однако на практике этот инструмент часто оказывался беззубым, поскольку другие государства ЕС должны были единогласно согласиться с тем, что государство-член подрывает верховенство закона.
   Чтобы обойти это требование единства, ЕС в 2021 году принял постановление, позволяющее Европейской комиссии приостанавливать определённые выплаты из своего бюджета, если только квалифицированное большинство государств ЕС установит, что государство-член нарушило ценности ЕС. В настоящее время проверяется эффективность этого регулирования: например, в настоящее время ЕС удерживает некоторые средства на восстановление после COVID-19 для Венгрии после того, как обнаружилось, что страна систематически нарушала верховенство закона. Но если ЕС серьёзно относится к защите своих принципов, ему не следует уклоняться от рассмотрения вопроса об использовании положений международных договоров, которые приостанавливают право голоса государства-члена в Европейском совете.
   ЕС также должен продвигать демократию в своих непосредственных окрестностях, используя самый эффективный инструмент, который у него есть: расширение ЕС. Предыдущие раунды расширения показали, что сама процедура вступления в ЕС даёт организации значительные рычаги для преобразования управления и политической культуры стран-кандидатов. Агрессивная война России против Украины придала процессу присоединения новый смысл и актуальность. Целью ЕС к 2030 году должно быть ещё одно крупное расширение «большого взрыва»: установление конкретной даты такого расширения побудило бы некоторые страны-кандидаты провести реформы и укрепить свои демократии с целью выполнения условий для вступления в ЕС.
   Европа должна стать более откровенной и решительной в защите демократии, верховенства закона и многосторонности во всем мире. Европа уже является краеугольным камнем глобальных усилий по охране климата и защите общественного здоровья от угроз; в преддверии потенциального переизбрания Трампа ей необходимо усердно работать, чтобы сплотить глобальных партнёров вокруг этих целей. ЕС также должен использовать более стратегически свои существующие партнёрские отношения с развитыми и развивающимися экономиками. Инициатива ЕС «Глобальный шлюз» могла бы послужить основой для углубления торговых, инвестиционных и финансовых партнёрств с развивающимися странами, которые поддерживают международное сотрудничество в мире, характеризующемся изоляционизмом США и растущим геополитическим соперничеством. Многие развивающиеся страны долгое время рассматривали Соединённые Штаты, как пример дивидендов, которые приносит демократия. Они также зависели от материальной поддержки Вашингтона. Европейские лидеры должны активизироваться, чтобы мир мог обратить внимание также на Европу.
   Даже если в ноябре Трамп не победит, Европе предстоит поработать. Возможно, она просто больше не сможет полагаться на Соединённые Штаты как на последовательного партнёра, независимо от того, кто стоит у власти. Соединённые Штаты уже предпринимают внешнеполитические шаги без консультаций с Европой, особенно в экономической сфере. Например, закон президента Джо Байдена 2022 года о снижении инфляции, также был актом протекционизма. Используя субсидии и требования к внутреннему производству, он побудил европейские фирмы переехать в Соединённые Штаты, что дорого обошлось экономике Европы. Как республиканские, так и демократические законодатели ясно дали понять, что в будущем они намерены уделять приоритетное внимание Индо-Тихоокеанскому региону, и обстоятельства могут направить военные усилия США на Ближний Восток и Азию. Межпартийная борьба, которая будоражит Конгресс США, скорее всего, будет становиться все более трудным препятствием на пути к процветающим трансатлантическим отношениям. И тревожное состояние американской демократии внутри страны, вероятно, поглотит больше политической энергии, чем европейские приоритеты, такие как борьба с изменением климата.
   Европа на удивление хорошо справилась с некоторыми аспектами первого президентства Трампа. Но она нуждается в большем расширении по мере того, как разгораются войны, и ускоряется изменение климата. Опросы регулярно показывают, что граждане Европы хотят, чтобы ЕС играл большую роль в решении глобальных проблем. В 2024 году лидеры ЕС должны прислушаться к своим желаниям, предприняв смелые, конкретные шаги по укреплению европейской обороны, обеспечению экономического суверенитета своих стран и защите демократических ценностей.
   Если Трамп будет переизбран, риски для единства Европы будут существенными. Некоторые европейские лидеры могут почувствовать искушение заключить двусторонние соглашения с Соединёнными Штатами, чтобы попытаться гарантировать безопасность своей страны в краткосрочной перспективе. Но европейцам нужно помнить, что на Трампа нельзя положиться - и что Соединённые Штаты не могут вечно гарантировать безопасность Европы. Вместо того чтобы делать ставку на национальную самостоятельность, им следует сделать ставку на более интегрированную Европу.
   Июньские выборы в Европейский парламент предоставляют такую возможность. Обычная избирательная кампания не смогла бы должным образом отразить проблемы, которые могут возникнуть в будущем. Вместо этого политическим партиям необходимо обсудить фундаментальные стратегические решения и сделать защиту демократии и институциональной реформы ЕС ключевой частью своих призывов. Послание, которое ЕС посылает в своей избирательной кампании, должно быть сильным контрапунктом изоляционистской, антидемократической риторике: Европа сможет защитить свои собственные границы, защитить права человека, помочь сохранить открытую торговлю, бороться с изменением климата и отстаивать демократию, даже если Соединённые Штаты этого не сделают. И Соединённые Штаты, возможно, действительно смогут обратиться к Европе за помощью и вдохновением, если они оступятся.
 
АРАНЧА ГОНСАЛЕС ЛАЙЯ - декан Парижской школы международных отношений в Sciences Po и бывший министр иностранных дел Испании.
КАМИЛЬ ГРАНД — почётный научный сотрудник Европейского Совета по Международным Отношениям и доцент Парижской школы международных отношений в Sciences Po. С 2016 по 2022 год он занимал должность помощника генерального секретаря НАТО.
КАТАЖИНА ПИСАРСКА - председатель Варшавского форума по безопасности, президент Европейской академии дипломатии и профессор Варшавской школы экономики.
НАТАЛИ ТОЧЧИ - директор Международного института международных отношений в Риме, профессор Школы транснационального управления при Европейском университетском институте и научный сотрудник по вопросам будущего Европы в Институте гуманитарных наук в Вене.
ГУНТРАМ ВОЛЬФ - директор Немецкого Совета по Международным Отношениям и профессор Школы государственной политики имени Вилли Брандта.
 
 
В. Вандерер
Публикации, размещаемые на сайте, отражают личную точку зрения авторов.
dostoinstvo2017.ru
Ваш дом
НАШИ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ВАШЕГО КОМФОРТНОГО ДОМА!
Название
Опрос
Главная страница
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru