Главная \ Различные интересы \ История России \ Россия Постсоветская \ ГЕББЕЛЬС ПЕРЕСТРОЙКИ: к юбилею предателя

ГЕББЕЛЬС ПЕРЕСТРОЙКИ: к юбилею предателя

0
22
ГЕББЕЛЬС ПЕРЕСТРОЙКИ: к юбилею предателя
ГЕББЕЛЬС ПЕРЕСТРОЙКИ
   100 лет назад родился Александр Яковлев (1923 – 2005) – ближайший сподвижник Горбачёва в деле разрушения Советского государства, главный идеолог и серый кардинал горбачёвской перестройки, многолетний "крот" Запада в высших эшелонах власти СССР, один из самых одиозных персонажей отечественной истории ХХ в.
   Известная древняя мудрость гласит – о мёртвых или хорошо, или ничего, кроме правды. Хорошего о Яковлеве сказать практически нечего, а вот правду о нем и таких, как он, говорить просто необходимо. Тем более что разрушительные последствия многолетнего пребывания Яковлева во власти до сих пор больно аукаются народам некогда единой страны.
 
Юность пропагандиста
   Для начала стоит вкратце напомнить об основных вехах политической биографии юбиляра. В 1944 г., в совсем ещё юном возрасте, Александр Яковлев вступил в ВКП(б), торжественно присягнув на верность коммунистическим идеалам. В 1946 после нескольких лет учёбы в Ярославском пединституте Яковлев становится инструктором Ярославского обкома партии. С этого момента начинается его длительная и весьма успешная карьера профессионального партийного идеолога и пропагандиста.
   За время работы в партийном аппарате Яковлев из рядового партийного функционера областного уровня превратится в настоящего идеологического генерала всесоюзного масштаба и, в итоге, дорастёт до должности завотделом пропаганды и агитации ЦК КПСС, члена Политбюро и секретаря ЦК по идеологии (уже при Горбачёве). В этом статусе он получит рычаги управления, по сути, всеми советскими СМИ.
   Добравшись до руководства идеологической сферой, Яковлев в короткий срок развернёт оказавшуюся в его руках могучую пропагандистскую машину против собственной партии и государства и в этом неприглядном деле добьётся поистине ошеломляющих результатов. Впрочем, об этом чуть позже.
 
Ссылка в Канаду
   Трудно сказать о том, когда именно произошло политическое перерождение Яковлева. Кто-то считает, что это случилось ещё во время его стажировки в Колумбийском университете США (1958-1959 г.). По странному совпадению в том же учебном заведении одновременно с Яковлевым стажировался ещё один будущий высокопоставленный предатель, только не из партаппарата, а из КГБ – скандально известный генерал Олег Калугин.
   По мнению других, двойная жизнь Яковлева началась несколько позже – в бытность его послом СССР в Канаде (1973-1983 г.), куда его отправили по личному распоряжению Брежнева. Незадолго до этого Яковлев, на тот момент – первый заместитель заведующего отделом пропаганды ЦК КПСС, желая обратить на себя внимание вышестоящего начальства, опубликовал в "Литературной газете" разгромную статью "Против антиисторизма", в которой, среди прочего, подверг жёсткой критике писателей-"деревенщиков". Реакция, однако, оказалась совсем не той, на которую рассчитывал снедаемый карьерными амбициями замзав. Статья вызвала сильный ропот в писательских кругах и возмутила самого Михаила Шолохова. Не любивший политических скандалов Брежнев дал команду убрать Яковлева из аппарата ЦК куда-нибудь подальше. О самом Яковлеве обычно миролюбивый Леонид Ильич отозвался с большим раздражением: "Этот м..дак хочет нас поссорить с интеллигенцией".
   Так, вместо нового повышения по службе, Яковлев нежданно-негаданно для себя угодил в опалу. Несколько лет спустя, в 1976 г., проштрафившийся аппаратчик не вошёл в новый состав ЦРК КПСС (куда был избран на предыдущем партийном съезде) и, таким образом, потерял последнюю из оставшихся у него высоких партийных регалий. Тогда казалось, что на политической карьере Яковлева можно поставить жирный крест. Однако судьба распорядилась иначе.
 
Возвращение "проходимца"
   Просидев в Канаде на посольских хлебах целых 10 лет и практически достигнув пенсионного возраста, Яковлев в 1983 г. вернулся в Москву. Произошло это уже после смерти Брежнева – при новом генсеке Андропове. По воспоминаниям близких к Андропову лиц из руководства КГБ, тот вроде бы не слишком жаловал Яковлева, называл его "проходимцем" и т.д. "Что он думает на самом деле, ни черта не поймешь", – сказал однажды Андропов о Яковлеве своему многолетнему подчинённому по работе в КГБ Крючкову.
   В принципе, для подобных оценок у Андропова были все основания, поскольку ещё со времён пребывания Яковлева в Канаде в компетентные органы на него стали поступать весьма тревожные сигналы. В частности, отмечалось, что у советского посла появляются новые дорогие вещи, которые тот называет подарками знакомых, а повседневные траты Яковлева значительно превышают не только зарплату, но даже средства, выделявшиеся посольству на представительские расходы. Говорилось и о контактах Яковлева с сотрудниками ЦРУ. Словом, информация более чем достаточная для того, чтобы, как минимум, начать в отношении Яковлева служебное расследование, и уж во всяком случае – чтобы больше никогда не предлагать такому деятелю какие бы то ни было руководящие посты.
   Тем не менее, именно с согласия Андропова "проходимец" Яковлев получил новое назначение – должность директора престижного академического института ИМЭМО. Едва возглавив ИМЭМО, Яковлев сразу вошёл в ближайшее окружение Горбачёва, чей политический вес при Андропове заметно усилился, и с которым сам Яковлев ранее познакомился в Канаде. Попутно новоиспечённый директор ИМЭМО оперативно обзавёлся регалиями члена-корреспондента Академии наук СССР, хотя каких-то особо выдающихся заслуг перед советской наукой за ним никогда не значилось. Позднее, уже в годы "перестройки", чрезвычайно охочий до всевозможных научных титулов и званий он станет и академиком.
   Впрочем, главные интересы Яковлева всегда находились не в сфере науки, а в мутных водах политических интриг. В конце февраля – начале марта 1985 г. при содействии Яковлева рвущийся в генсеки Горбачёв втайне от Политбюро сторгуется о поддержке своей кандидатуры с влиятельным Громыко. За свои услуги Яковлев отхватит долгожданный приз – тот самый пост заведующего отделом пропаганды ЦК КПСС, которого он активно, но безуспешно домогался ещё в начале 1970-х, при Брежневе.
 
Многоликий идеолог
   В 1987 г. Яковлев поднялся на высшую ступень в своей политической карьере, войдя в состав Политбюро. Тогда же, выступая перед широкой аудиторией уже в статусе главного партийного идеолога, Яковлев заявил: "Октябрь и революция – вечные святыни. А преданность революции и ленинизму, партийная совесть и честь, порядочность везде и во всем – часовые у этих святынь".
   Тем временем, пока Яковлев с высоких трибун в самых пылких выражениях клялся в своей верности идеалам Великого Октября, находящиеся в его ведении СМИ и сфера массовой культуры (кинематограф, театры, эстрада и т.д.) дружно, как по команде, начали системную работу по оплёвыванию этих самых идеалов и святынь – сперва исподволь, а затем всё более и более открыто, пока не превратили всю советскую эпоху в сплошное чёрное пятно. Именно с подачи Яковлева перестроечная пропаганда запестрела всевозможными "разоблачениями" и хлёсткими ярлыками типа "годы застоя", "сталинщина" и т.п. При этом тотальному шельмованию подверглось не только советское прошлое, но и Советское государство как таковое со всеми его политическими институтами.
   Также с прямого благословения Яковлева были созданы и начали активно действовать национал-сепаратистские движения в союзных республиках – в первую очередь, в Прибалтике. Результаты общеизвестны.
   В 1990 г., в разгар "перестройки", когда двойная политическая игра главного партийного идеолога была видна уже невооружённым глазом, на одном из партийных форумов делегаты безуспешно допытывались у Яковлева: "Скажите, сколько у вас лиц?". Ответа, естественно, не последовало.
   Впоследствии, уже после развала СССР, Яковлев скажет: "На первых порах перестройки нам пришлось частично лгать, лицемерить, лукавить – другого пути не было".
   Пожалуй, единственное, что явно лишнее в этом циничном признании старого политического оборотня – это слово "частично".
 
Горькие итоги
   Политические оппоненты Яковлева часто его сравнивают с Геббельсом. Сравнение, в общем-то, небезосновательное – особенно с учётом конечных результатов деятельности Яковлева. Но есть одно существенное различие. Немало поднаторевший в антисоветской лжи, клеветнических вымыслах, всевозможных манипуляциях и подтасовках Геббельс был хотя бы в одном более-менее честен – свою черную работу он делал в открытую, как представитель враждебной Советскому Союзу идеологии и вражеского иностранного государства. Совсем другое дело – Яковлев, десятилетиями более чем сытно кормившийся за счёт КПСС и Советской власти, а потом смешавший с грязью всё, чему раньше якобы служил.
   Стоит отметить, что при своей склонности пафосно рассуждать на морально-нравственные темы, сам Яковлев никогда не испытывал ни малейших угрызений совести за всё содеянное им и другими "прорабами перестройки". Уже на закате жизни, в одном из своих последних интервью, Яковлев, не моргнув глазом заявил: "Несмотря на нищих в переходах, на войны на окраинах, на беженцев, на безработицу, на новых русских со всеми их прелестями – сегодня страна лучше, чем 15 лет назад".
   Как говорится, комментарии излишни.
 
Источник: https://cont.ws/
 
Публикации, размещаемые на сайте, отражают личную точку зрения авторов.
dostoinstvo2017.ru
Ваш дом
НАШИ ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ВАШЕГО КОМФОРТНОГО ДОМА!
Название
Опрос
Главная страница
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru